Феникс: скорая наркологическая помощь

5826

Согласно мифам и легендам многих народов, птица Феникс сгорает дотла в своем гнезде, чтобы вновь возродиться из пепла. В христианских традициях Феникс - символ победы, торжества жизни,  воскресения, веры и стабильности. Именно к этому приходит человек, вырвавшись из страшных оков наркотической или алкогольной зависимости. Наркологический центр «Феникс» (подразделение Приморского краевого наркологического диспансера), оправдывая свое название, в буквальном смысле возвращает зависимого к жизни, давая ему надежду на возрождение из пепла собственных ошибок, иллюзий и заблуждений.

Наркологическая «неотложка» и пересыльный пункт

По словам заведующего Центром, психиатра-нарколога, психотерапевта и гештальт-терапевта Евгения Колесника, часто, обращаясь к наркологу, люди пребывают в иллюзии, что можно раз и навсегда с помощью каких-то магических методов и чудодейственных средств избавиться от наркотической или алкогольной зависимости.

Евгений Колесник, Краевой наркологический диспансер- Но медицина – это система научных знаний, мы не лечим по фотографии, по телефону, на расстоянии, и пр.,- подчеркивает Евгений Владимирович. – Мы работаем с реальными людьми и используем научно-обоснованные методики. И лишь при непосредственном личном контакте с пациентом и его родственниками, досконально изучив ситуацию и характер зависимости, мы вместе вырабатываем оптимальную тактику лечения.

С одной стороны, наркологический центр «Феникс» является местом оказания неотложной наркологической помощи. Здесь ведется первичный прием с обязательной консультацией врача-нарколога, проводится детоксикация, которая занимает в среднем сутки, затем восстановительное медикаментозное лечение.

- Его сроки, конечно, разные – если человек пил несколько месяцев подряд, то за два-три дня он не выйдет из этого состояния, - говорит специалист. – Чтобы подготовить его к реабилитационному этапу, требующему серьезных физических и психоэмоциональных нагрузок, необходимо порядка пяти суток. За это время мы восстанавливаем в организме кислотно-щелочной баланс, проводим пациенту витаминотерапию, коррекцию метаболических нарушений.

С другой стороны, «Феникс» можно назвать своеобразной пересыльной базой или распределительным пунктом, где зависимый человек сначала получает неотложную помощь, а затем ему предлагают несколько вариантов реабилитации на выбор.

- После очистки организма и снятия интоксикации наша задача – убедить пациента пройти реабилитационную программу, - поясняет Евгений Колесник. – И это, наверно, самое сложное – после того, как мы сняли ломку, вывели из запоя, человек, как правило, стремится вернуться к привычному образу жизни, возвращается домой, и все начинается сначала. И пока он у нас, мы стараемся убедить родственников продолжить лечение. Так, пациент может остаться здесь, на ул.Успенского, 72,в стационаре отделения социально-медицинской реабилитации на базе Краевого наркологического диспансера, либо отделения на ул. Гоголя, 35. Но это не все. Мы находимся в партнёрских и дружеских отношениях со всеми профильными центрами Владивостока и Приморья. Поэтому, если пациент хочет сохранить конфиденциальность и инкогнито – добро пожаловать в коммерческие структуры. Есть и такой вариант, как православная церковь, причем на условиях анонимности и бесплатности, но с рядом довольно жестких условий. Выбор есть и довольной большой – в зависимости от кошелька, пожеланий, социального статуса, тяжести зависимости и т.д..

- Бывает, что человек по разным причинам не может остаться на длительный срок в стационаре реабилитационного центра, - продолжает Евгений Владимирович. – В основном таким препятствием становится трудовая деятельность – лечиться он хочет, но ему нужно кормить семью и детей, и он не в состоянии позволить себе такую роскошь, как стационар. В таком случае ему прямая дорога в наше амбулаторно-поликлиническое отделение, которое располагается на ул. 40 лет ВЛКСМ, д. 19. Там он получит необходимую помощь в амбулаторном режиме без отрыва от работы. Смысл в том, что пациенту подбирается индивидуальная лечебная программа в зависимости от его жизненной ситуации. Он приходит и получает медикаментозную помощь, блокирующую терапию, посещает индивидуальные психотерапевтические занятия, групповые собрания обществ анонимных алкоголиков и наркоманов, регулярно отмечается. Все это в комплексе дает очень мощный целебный эффект.

Стоит отметить, что центр «Феникс» является хозрасчетным, то есть платным подразделением Краевого наркологического диспансера, но как раз статус одного из звеньев КНД позволяет подобрать пациенту наиболее приемлемый для него вариант.

- Мы очень хорошо знаем структуру наркологической службы Приморья, - отмечает врач психиатр-нарколог. – И, соответственно, можем подсказать, куда ему дальше лучше обратиться, направить в правильное русло. Причем мы непредвзято и объективно подходим к таким консультациям, для нас не имеет значения, коммерческий центр или общественный – мы даем пациенту всю картину и возможность выбирать самому. Такая конкуренция «подстегивает» и нас, стимулирует, заставляет применять самые прогрессивные методики, чтобы быть лучше. Главное, чтобы человек, придя сначала к нам, получил в дальнейшем помощь в полном объеме и надлежащего качества, чтобы был эффективный результат.

«Золотой стандарт» лечения

Сегодня в мировой наркологической практике «золотым стандартом» в лечении алкогольной и наркотической зависимости является сочетание блокирующих методик и психотерапевтической работы. Именно этот стандарт и используется в деятельности наркологического центра «Феникс».

- Мы применяем программу, разработанную Национальным наркологическим центром, -уточняет Евгений Колесник. - Блокирующие методики в наркологии представлены препаратом нового поколения «Протодексон». Он блокирует рецепторы центральной нервной системы и фармакологически нейтрализует действие факторов, вызывающих болезнь, т.е. спиртного и наркотиков. И если даже произойдет срыв, и человек употребит какое-либо психоактивное вещество, то эйфоризирующего эффекта, опьянения и кайфа он не дождется, рецидива не произойдет. Таким образом, употребление потеряет всякий смысл и прекратится.

Средства блокирующей терапии сегодня достаточно разнообразны: они различаются стоимостью, сроками действия, могут вводиться перорально, внутримышечно, имплантироваться под кожу.

- Последние два варианта хороши тем, что благодаря длительному терапевтическому эффекту, отпадает необходимость ежедневного приема препарата, - поясняет заведующий наркологическим центром. -  Сегодня уже разработаны средства, обладающие перекрестным блокирующим действием – как по отношению к алкоголю, так и к наркотикам. Блокирующая лекарственная терапия в сочетании с психотерапевтическими методами действительно эффективна.

Психотерапевтическая работа помогает пациенту на начальном этапе перенести вынужденную трезвость, скорректировать нарушения сна, перепады настроения, и в перспективе направлена на то, чтобы научить его жить полноценной, интересной и счастливой жизнью без привычных стимуляторов. Психотерапевтическая работа может продолжаться годами, наша основная задача – не просто, чтобы человек смог жить в трезвости, но и чтобы эта трезвость была для него комфортной и радостной, чтобы он мог получать удовольствие от жизни. А не так – закодировали, и человек считает дни, рисует в календаре крестики до окончания кодировки и думает, когда это проклятое лечение закончится. Поэтому у нас есть и специальные программы по профилактике срывов.

При этом, по словам Евгения Колесника, отдельное и особое внимание уделяется работе с ближайшим окружением зависимого человека.

- Работа с родственниками и близкими пациента имеет громадное значение, так как  именно ближайшее окружение, семья, друзья, могут быть серьезным и значимым подспорьем в процессе выздоровления, - настаивает Евгений Владимирович.- А могут и напротив, стать негативным фактором, провоцирующим пациента на срыв. Часто бывает, что пациент категорически не желает лечиться, и к нам приходят родственники, которые не знают, что с ним делать. Тогда начинается психотерапевтическая работа с созависимостью близких людей. И если она ведется правильно, если родственники посещают специальные группы, то обстановка, «поле» в семье меняется, и обязательно наступит момент, когда зависимый человек придет к осознанию необходимости лечения. Употребление психоактивных веществ перестает быть для него комфортным, и он начинает делать первые шаги к трезвости.

Выйти из «окружения»

Как отмечает врач психиатр-нарколог и психотерапевт, бывают семьи, в которых родители пьют, а дети принимают наркотики. И именно дети пытаются вырваться из этого ада, проходят через длительные реабилитационные программы, возвращаются в семьи, а родители продолжают «сидеть на стакане».

- И уже дети пытаются их вытащить из зависимости, они изменились, и теперь не могут находиться в таком окружении, - замечает Евгений Колесник. -В этом случае они либо меняют ситуацию в семье, приводят матерей и отцов к жизни в трезвости, либо выходят из этого окружения и покидают такую семью. Либо, к сожалению, остаются и срываются сами.  Или, к примеру, муж и жена вместе пьют, принимают наркотики. В процессе реабилитации их обязательно разделяют, если они продолжают находиться вместе, толку не будет. Их помещают в разные реабилитационные центры, только тогда мы сможем достичь положительного результата.

Также очень важно не только научить жить в трезвости самого зависимого человека, но и сломать определенные стереотипы, сложившиеся к этому времени в семье.

- На самом деле, на наркомана или алкоголика сбрасывается весь негатив, все напряжение семейной системы, - поясняет Евгений Владимирович. – К этой поведенческой модели уже привыкли, чтобы ни случилось – виноват зависимый человек. А тут он живет в трезвости, становится хорошим мужем, отцом, сыном, делает успехи в карьере, творчестве, и пр.. Всё, нет «козла отпущения», нет поводов и причин сбрасывать весь негатив на него. И тут возникают проблемы. Либо семья подсознательно подталкивает его к срыву, либо ищет следующую «жертву». И начинается – старший брат бросил пить, младший вдруг начал, отец «завязал», а сын, который столько боролся с пьянством родителя, возил его по больничкам, сам вдруг запил. Эти нюансы очень часто упускаются, здесь опять же требуется серьезная психотерапевтическая работа со всеми родственниками.

По наблюдениям специалиста с 24-х летним стажем в наркологии, у каждого зависимого человека свой уровень «дна». Для одного – прогулять работу, для другого – потерять всё.

- И после консультаций, проведения работы с родственниками, наркоман или алкоголик все-таки пересматривает свою позицию по отношению к лечению, - подчеркивает Евгений Колесник. -  Обычно родственники сами финансируют употребление ими психоактивных веществ. Мы говорим: «Попробуйте отказать». Они отвечают: «Да вы что, он же умрет». Мы убеждаем, что он и так умирает, убивает себя, только медленно и растянуто. И когда все родственники занимают жесткую позицию, перестают снабжать его деньгами, перекрывают финансовый канал, он вынужден обратиться за помощью к специалистам. То есть человек понимает, что в том виде и состоянии, в котором он находится сейчас, семья его отвергает. Однажды мама одного наркозависимого сказала ему потрясающую вещь: «Я тебя очень люблю, и поэтому мне очень больно видеть то, что ты с собой делаешь. И пока ты употребляешь, я видеть тебя не хочу и не могу».

Реабилитация хороша тем, что она действительно меняет мировоззрение зависимого человека, его отношение к самому себе и жизни. Он начинает понимать, что с ним происходит, как он к этому пришел, и куда двигаться дальше. Стоит только попасть. А уж если человек пришел сам, преодолел пресловутую анозогнозию (отсутствие критической оценки больным своего заболевания, - прим. ред.), осознал факт болезни, то и прогнозы для него будут самые благоприятные.   

Главный критерий – эффективность

Евгений Колесник не делит методы, применяемые в наркологической практике, на «жесткие» и «мягкие», а подчеркивает, что основным критерием должна быть их эффективность. И рекомендует обратить внимание на опыт некоторых европейских стран.

- В Германии, если человек совершил преступление, связанное с наркотиками, ему предоставляют возможность условно-досрочного освобождения, - приводит пример Евгений Владимирович. – Но при одном обязательном условии – курса лечения в реабилитационном центре. Если он срывается и убегает из центра – добро пожаловать обратно на тюремные нары, отбывать полный срок. Я общался с контингентом таких центров, там, кстати, очень много так называемых русских немцев. И часто мне говорили одно и то же: сначала попали туда, чтобы избежать тюрьмы, а потом, когда можно было уже уходить, они оставались на дальнейшую реабилитацию. Я хочу сказать, что человек там меняется. Да, жесткие рамки и меры необходимы и неизбежны на первом этапе, а вот дальше нужно давать больше «пряника», чем «кнута». Поощрять, помогать, стимулировать жить в трезвости. Я считаю, что дилемма «либо садишься либо лечишься» - вполне разумна и будет эффективно работать в российских реалиях.

Это если речь идет о людях, совершивших правонарушение. Что касается принудительного лечения в отношении обычных граждан, попавших под каток зависимости, проблема в том, что могут начаться должностные злоупотребления. Например, отправлять на принудительное лечение станут неугодных кому-то людей. И все-таки я считаю, что принудительное лечение необходимо – для тех, кто терроризирует семью, допускает насилие, но привлечь к реальной уголовной ответственности их бывает весьма проблематично. У нас явные перегибы зачастую идут рука об руку с ложным гуманизмом.

Хотя, как признает Евгений Колесник, в последнее время выдвигается достаточно много рациональных законодательных инициатив, касающихся лечения наркомании и алкоголизма.

- Но при этом есть еще такая вещь, как двойные стандарты, - указывает врач психиатр-нарколог. - Если человек состоит на наркологическом учете, его даже дворы мести не возьмут. А чтобы сняться с учета, нужно пять лет. На что все это время будет жить человек, принявший такое важное для себя и общества решение – оставаться трезвым? Поэтому наши граждане вполне справедливо опасаются вставать на наркоучет. Это системные проблемы, но ведь можно законодательно проработать эти вопросы – в частности, возможность официального трудоустройства, но с обязательным условием регулярно отмечаться. Сорвался – лишился места. 

И еще один важный момент. Часто зависимые люди и их близкие не обращаются за помощью, полагая, что лечение слишком дорогое. Но отсутствие средств на лечение не является препятствием для получения помощи. Помимо дорогих методов, есть и совершенно бесплатные, но не менее эффективные программы.Главное – не прятаться от проблемы, а обратиться за помощью. Первый шаг к освобождению от зависимости – это консультация, для всех без исключения пациентов и их родственников она предоставляется бесплатно.



 Ранее по теме:

Наркологов – под одно крыло                            

Нарколог: Если больной сам приходит за помощью – ставить на учет его совсем не обязательно

Минздрав намерен вернуть систему вытрезвителей          

Правонарушителей-алкоголиков будут лечить принудительно           

12 шагов к жизни                                                          

Курить могут разрешить в аэропортах и на террасах кафе    

В краевом наркодиспансере умело справляются с наплывом водителей          

Работодателям предлагают тестировать работников на алкоголь и наркотики   

Сообразили на троих 
                                                                                                                                                                          

Главный нарколог ДФО: Наркозависимые Приморья помогают другим через призму собственного опыта
 

Иерархия ценностей Валерия Ковалева                                                                                                    

 
Трезво жить не запретишь
                                                                                                                      

 



  Рейтинг: 5, Голосов: 31



Поделиться
5826
Личный кабинет