Врач-хранитель Уссурийска

7998
Портал VladMedicina продолжает цикл публикаций, посвященных незаметным героям – врачам государственного здравоохранения, работающим порой в непростых условиях, но даже в них поддерживающим высокую марку профессионализма. Сегодня у нас в гостях главный хирург Уссурийска, заведующий первым хирургическим отделением КГБУЗ «Уссурийская ЦГБ» – Виктор Егоров.

врачРабота иногда напоминает большую мясорубку

- Наше отделение экстренной хирургической помощи – единственное в Уссурийском городском округе, которое работает круглосуточно и без выходных, принимая любых пациентов. К нам везут с бытовыми и автодорожными травмами, обострениями разнообразных болезней. В отделении располагается сразу абдоминальная, торакальная и детская хирургия, урология и онкология. Экстренные больные - это 80% от всех поступивших. Плюс каждый день оперируем плановых пациентов. Иногда мне кажется, что я работаю в большой мясорубке (смеется).

Советская хирургия была одной из лучших в мире

- Медицинское образование я получил еще в советское время. Обучение напоминало курс школьной программы – четыре месяца я проходил стажировку с преподавателем, а потом держал экзамен. Если ты, к примеру, не сдавал оперативную хирургию или топографическую анатомию, то получал двойку и шел в читальный зал. Если не сдавал анатомию, то шел в морг – тренировался оперировать на трупах, руководствуясь принципом – только мертвый научит живого. Приходилось оперировать и собак. Научная работа была достаточно фундаментальной, мы получали прекрасные знания. В то время в Советский Союз приезжали из-за рубежа учиться многие хирурги. После обучения я начал ездить на повышение квалификации в центральные клиники страны – Новокузнецк, Москву, Ленинград.

С 2004 года отечественная медицина начала перенимать образ зарубежной. Чтобы оперировать сегодня в отделении, его заведующему надо знать все профили – онкологию, проктологию, детскую хирургию, урологию. Для этого необходимо постоянно учиться и получать соответствующие сертификаты. В ближайшее время мне, например, предстоит месячная поездка в Российский онкологический научный центр имени Блохина.

врачМогу сделать практически любую хирургическую операцию

- За месяц в нашем хирургическом отделении делается около 100 операций. За год - 1400-1500. Например, по экстренной хирургии мы выполняем объемы на уровне больницы первой категории – можем сделать резекцию желудка, любую гемиколэктомию, в силах «ушить» сердце. То есть не только прооперировать пациента, но и радикально его излечить. В Уссурийске нет мединститута, а, значит, профессоров и кафедр, поэтому все решения по лечению тяжелых больных зачастую нужно принимать самому. Недавно мы оперировали шестилетнего ребенка, которого ударили качели по пояснице – возникла забрюшинная гематома. Ребенка доставили в состоянии шока, с огромной кровопотерей, пришлось убирать почку. В таких случаях остается надеяться на свой опыт и знания, а не на заслуженных врачей, находящихся во Владивостоке. А опыт у меня большой – 39 лет. Многие мои коллеги уже покинули этот мир, потому что на такой должности, как моя, люди испытывают огромные психологические нагрузки.

врачВ советское время хирурги оперировали с первого дня работы

- Помните такую присказку – «Пока вы будете набивать руку, вам набьют морду» (смеется). В советское время хирург начинал оперировать с первого дня работы, через год стажировки специалист мог спокойно сделать аппендэктомию в деревне или на подводной лодке. Современный молодой врач хорошо подкован теоретически, постоянно подпитывается информацией из интернета, а руки у него не работают. Привезут «автодорожку», а он не знает, что с ней делать.

Раньше интернатуру проходили в нашем отделении. У меня было, например, три интерна. Я учил их оперировать грыжи, аппендициты, ушивать язвы. Через год интернатуры они могли ехать работать в район. И я был за них спокоен. Сейчас в мединституте такой практике не учат. Когда мои подопечные ездили во Владивосток сдавать экзамены, то имели за плечами по 30-40 операций. А у вчерашних выпускников медвуза не было ни одной.

Большинство хирургов, которые учились у меня, остались работать в системе здравоохранения. Хирурги, как правило, приходят в профессию по призванию. От них нечасто услышишь жалобы на низкую зарплату. Когда я приехал после института в район, даже не знал, сколько буду получать, но безумно хотел учиться. В первый же день мне привезли пациента с ранением в сердце. У него из-под левой лопатки торчал столовый нож. И я спас этого человека!

врачКогда дефицит кадров смерти подобен

- Со мной вместе работает та молодежь, которая прошла здесь интернатуру. У ребят минимальный стаж работы - пять лет. Но дефицит кадров ощутим и у нас в отделении. А если взять Приморье, то в Красноармейском и Ольгинском районах практически не осталось хирургов. Раньше они держались, потому что могли совмещать сразу несколько ставок, работая как семейный врач – лор, окулист и хирург. После введения сертификата хирург уже не мог лечить пациентов в таком статусе. И они уехали, а больницы «оголились».

Жить на работе, значит быть в курсе всего самого интересного

- Встаю в шесть часов утра и практически сразу оказываюсь на работе. Весь день на ногах – в кабинете своем практически не бываю. В ординаторской я могу видеть и слышать все то, что происходит в отделении, держать руку на пульсе. Рабочий день ненормированный, можно и сутки провести, не выходя из отделения.

У нас каждый день много интересного (улыбается). Например, поступает больной с автодорожной катастрофы - полный поперечный разрыв поджелудочной железы. Мы через эндоскоп проводим ему канюлю в хвостатую половину данного органа, делаем шов на панкреотическом протоке, собираем поджелудку, дренируем, и больной поправляется. Мы делаем уникальные операции по лечению ранений легкого, сосудов нижней полой вены, печени, кишечника. Возьмем ту же онкологию или колопроктологию. Или, например, лапараскопическую холецистэктомию. В другом медучреждении Уссурийска прооперировали пациента, но пропустили в желчном пузыре маленький камень. Он инфицировался, образовался абсцесс, который вскрылся. Мы сделали компьютерную томографию, а затем успешную операцию. Или недавний больной с ранением в сердце. Его быстро привезли на скорой помощи, мы сделали свою работу, а потом успешно выходили его – сейчас человек уже ходит. Примеров достаточно.

врачУсталость металла и дефицит кадров

- Укомплектованность нашего отделения – 54%. Многие мои хирурги ушли в частные клиники. Чтобы сохранить хирургический стаж в стационаре, они берут у нас ночные дежурства. Вместе с этими специалистами комплектация кадрами в отделении приближается к 100%. Отказываться от их помощи я не могу, потому что это опытные врачи, долгое время учившиеся у меня.

Учитывая высокую интенсивность труда, люди часто устают. У хирургов, которые особенно много работают, через некоторое время может развиться невроз. Специалист в таком состоянии даже может пропустить патологию. В такие моменты ему надо дать отдохнуть. Все устают, даже металл.

Постоянно учиться и учить своим примером

- Наше отделение знают и во Владивостоке. Не секрет, что краевой онкодиспансер работает с существенной перегрузкой, поэтому пациенты готовы ехать на операцию в Уссурийск. Были случаи, когда мы радикально излечивали рак молочной железы или рак толстой кишки. Пациенты после нашей помощи и вовсе забывали, что когда-то у них были проблемы по онкологии. При этом я стараюсь постоянно учиться не только сам, но и подтягиваю своих учеников, чтобы наше отделение умело выполнять любые операции.

PS: На столе у Виктора Петровича лежит потертый, сложенный вдвое лист с присягой советского врача, в нем письмо от пациента, благодарящего хирурга за помощь. Пишут постоянно, улыбается Виктор Петрович. Кстати, руководство уссурийской городской больницы подало документы на предоставление ему звания Заслуженного врача Российской Федерации. Осталось только признание государства, потому что народную любовь Виктор Егоров уже давно заслужил.

Метки: врач


  Рейтинг: 5, Голосов: 26



Поделиться
7998
Личный кабинет