На доктора надейся, но и сам не плошай

6788
Повседневная работа нейрохирургических отделений «ВКБ №2» сопряжена с теми же трудностями, что и у «соседей» по больнице. Нехватка оборудования, кадров и большая концентрация пациентов с тяжелыми случаями травм, в том числе, и полученных в результате собственной неосторожности. Но никакие трудности не  мешают нейрохирургам «тысячекоечной» подтверждать свой профессионализм и мастерство каждый день.

травматологияКак рассказывает заведующий вторым нейрохирургическим отделением КГБУЗ «ВКБ №2» Владимир Моисеенко, проблему с кадрами в настоящий момент  решают путем обучения будущих врачей в других регионах России. Это вынужденный шаг, поскольку местный Владивостокский государственный медицинский университет таких специалистов не готовит.

«Раньше врач, с сертификатом хирурга пройдя 4-6 месячную первичную переподготовку, мог сменить специализацию. С 2009 года подобную практику Министерство здравоохранения отменило, и стать сертифицированным нейрохирургом теперь возможно только после двухгодичной ординатуры. Сейчас несколько будущих молодых специалистов обучается в медуниверситетах Хабаровска, Новосибирска и Екатеринбурга. Конечно, даже после получения сертификатов ребятам предстоит еще многому научиться, но при нашей системе наставничества, это произойдет достаточно быстро»,- отмечает Владимир Иванович.

В сутки в отделение за помощью обращается порядка 50-70 человек. В большинстве случаев – это повреждения головного и спинного мозга, позвоночника, периферических нервов. Помимо этого, специалисты больницы лечат такую патологию, как межпозвоночные грыжи, опухоли, сосудистые заболевания в виде разрывов аневризмы и гнойные воспаления (абсцессы головного мозга и спинного мозга). Нейрохирургическая помощь в подобном объеме и такого уровня качества  не оказывается больше нигде в Приморском крае. Врачи оперируют круглосуточно. «На доктора падает огромная  нагрузка, иногда не хватает времени даже просто поговорить с пациентом, необходимо разбираться с проблемами вновь поступающих больных. Ведь кто-то может вызвать скорую помощь в три часа ночи, внезапно вспомнив о падении недельной давности, а у кого-то серьезнейшая травма, полученная при ДТП, и тут буквально минуты могут повлиять на исход травмы. Ситуация такова, что пациентов с любым нарушением сознания  везут со всего города к нам. Врачам скорой помощи некогда заниматься диагнозом, да и нет особой возможности»,- рассказывает Владимир Моисеенко.

Работают нейрохирурги в тесном  взаимодействии с анестезиологами-реаниматологами, которые оказывают помощь пациентам с нарушением жизненно важных функций организма и проводят наркоз при операциях. В больнице два отделения, каждое из которых рассчитано на 60 коек. В первом нейрохирургическом отделении 15 коек выделены под вертебро-медуллярную патологию – заболевания и травмы позвоночника с повреждением спинного мозга и корешков. Во втором нейрохирургическом отделении 20 коек для детей. «Когда у маленьких пациентов обнаруживаются, к примеру, пограничные лор-проблемы в виде отита или ринита, которые вызывают гнойные менингиты без образования абсцессов в головном мозге, то лечим их мы. А затем дальнейшие процедуры дети получают уже в краевой детской клинической больнице №1»,- добавляет Владимир Моисеенко.

Если говорить о проблемах, связанных с оснащением оборудованием, то нейрохирургической службе не хватает микро инструментария, компьютерных томографов, нет  современной навигационной системы, которая позволяет точно  «подходить» через эндоскопические доступы в головной мозг или позвоночный канал. «Несколько лет назад к нам приезжал прославленный американский нейрохирург, чтобы провести несколько операций в рамках мастер-класса. Когда специалист пришел в операционную и не нашел того оборудования, которым привык пользоваться, то сразу же отказался от своей идеи. Мы же привыкли работать практически в военно-полевых условиях. И не только работать, но и добиваться хороших  результатов»,- говорит заведующий отделением.

«Клиническая и рентгенологическая картины не всегда совпадают. Оперировать надо тех, у кого что-то давит на мозг, будь то гематома или опухоль. В Америке медучреждению лицензию нейрохирургического профиля не выдадут, если нет компьютерного томографа. Даже подозрение на черепно-мозговую травму – показание для выполнения компьютерной томографии. Это как анализ крови»,- отмечает Владимир Иванович. Важно отметить, что нейрохирурги ВКБ №2 способны успешно проводить операции, в том числе и малоинвазивные, уровня центральных институтов России, но для этого необходимо соответствующее оборудование. Специалисты «тысячекоечной» больницы, во многом работают по стандартам и проводят операции с применением металлоконструкций и тех  технологий, которые не требуют специального обследования. Необходимо отметить, что  вопрос с оснащением в государственных клиниках, за исключением двух-трех больниц во Владивостоке, стоит довольно остро.

травматологияЕще один краеугольный камень владивостокской травматологии - повреждения, полученные по невнимательности  или неосторожности. Вот несколько примеров, когда людей сбивали на рельсах проходящие поезда, а водители наезжали на детей прямо во дворе жилого дома, разворачиваясь на автомобиле. «Да и такие случаи повторяются ежегодно неоднократно»,- вступает в разговор заведующий первым нейрохирургическим отделением Руслан Тоторкулов.  Разумеется, случаи травматизма могут иметь разную природу, но стоит отметить некоторую безответственность людей, как на организационном, так и личностном уровнях.

«Профилактическую работу возложили на систему здравоохранения. Но по-хорошему, это должно быть заботой всех общественных институтов. Например, должна быть наглядная агитация хотя бы в виде телепрограммы, в которой можно было показывать зрителю последствия неразумного поведения на дороге. Почему дети поступают в отделение? Потому что, как правило, многие из них «бесхозные» и без присмотра взрослых. Большей части железнодорожных травм также можно было бы избежать, если рядом с железной дорогой висели плакаты в духе «Сэкономишь минуту, потеряешь жизнь». Не стоит забывать и о пьяных на путях. В детских садах и школах пропаганда правильного дорожного движения  ведется плохо. Подростки выходят на дорогу, погрузившись в музыку, звучащую в плейере. И зачастую теряют бдительность»,- приводит примеры Руслан Ибрагимович. Та же программа снижения травматизма и смертности при дорожно-транспортных происшествиях, которая входит в национальный проект «Здоровье», работает только в части обеспечения оборудованием.

По мнению собеседников, важны правильные показательные примеры. Ученые доказали, что если автомобиль на скорости хотя бы 40 км/ч врезается в бетонную стену, то кинетическая энергия, приводящая к травме, равноценна падению человека с восьмого этажа. Такой яркий случай заставил бы многих подумать о том, нужно ли пользоваться в машине ремнями безопасности, нарушать правила дорожного движения, отвлекаться на дороге.

«Мы нейрохирурги, как никто другой каждый день сталкиваемся с пациентами сильными и здоровыми до момента нелепой случайности, и вдруг в одно мгновенье попадающие в состояние между жизнью и смертью. Если бы возможно было донести до каждого, врач бы сказал: Мы придем Вам на помощь в любое время дня и ночи и сделаем все для спасения Вашей жизни, но мы не всесильны, поэтому берегите себя и окружающих Вас людей. Чуть больше внимания, осторожности, терпения  и понимания других способны спасти Вашу и чью-то другую жизнь».

Ранее по теме:

Вячеслав Глушко: У нас работают эксклюзивные золотые руки и головы

Операционная сестра: взгляд на профессию

Герои настоящего в уголке прошлого

Урологи «тысячекойки» успешно работают в условиях цейтнота государственной медицины



Нет голосов



Поделиться
6788
Личный кабинет