Влюбленная в нейрохирургию

5084

Опыт работы на скорой помощи пригодился хирургу и нейрохирургу Владивостокской поликлиники №3 Анне Налединой и в учебе, и в дальнейшей практике.  В медицину она пришла совершенно осознанно, сначала выучилась на фельдшера во Владивостокском медицинском училище, успела поработать на скорой помощи. Врач-нейрохирург мечтает о больших операциях и буквально зачарована невероятным и красочным микромиром, заключенным в человеческом теле.

«Скорая» в помощь

Анна Наледина, Владивостокская поликлиника №3

- Как раз работа на «скорой» подтолкнула меня к получению высшего медицинского образования, – рассказывает Анна Станиславовна. – Там я поняла, что моих знаний недостаточно. На выездах было всё – реанимационные мероприятия, клинические смерти. Сталкивалась со сложными случаями и очень интересными пациентами, с которыми хотелось разбираться, доискиваться до истинной причины той или иной патологии. Приходилось обращаться к специальной литературе, и я решила восполнить пробелы в знаниях, поступив во Владивостокский медицинский институт на лечебный факультет и получив фундаментальное профильное образование.

Имея за плечами диплом медучилища и опыт работы на «скорой», учеба новоиспеченной и жадной до знаний студентке ВГМИ давалась относительно легко, особенно в плане клинических дисциплин.

- И все-таки я очень хотела стать хирургом, а не терапевтом, - признается Анна Наледина. – Когда оперируешь, ты видишь конкретный результат своей работы: что было до операции, и что получилось после. Конечно, труд терапевта тоже очень важен, но он не столь явный, более размыт, вариативен и относителен.

После получения диплома Анна Станиславовна окончила интернатуру на базе Краевой клинической больницы №1, где создавался обновленный нейрохирургический центр, и молодому  перспективному врачу предложили пройти более узкую специализацию по нейрохирургии в Хабаровске.

Профессия на всю жизнь

- С нейрохирургией я уже успела немного познакомиться в краевой больнице, и она пришлась мне по душе, а когда начала изучать ее в Хабаровске более углубленно, то буквально влюбилась в эту специальность! – не скрывает Анна Наледина. – До поездки в столицу ДФО мне нравилась абдоминальная хирургия, но после окончания ординатуры – всё, я заболела нейрохирургией, она стала моим настоящим профессиональным призванием, заняла все мои мысли и время.  Это точно профессия на всю жизнь, никогда не потеряю к ней интерес.

Обстоятельства сложились так, что вернувшись в родной Владивосток, в краевой больнице врач-ординатор проработала недолго. Из соображений бытовых удобств Анна Станиславовна обратилась в поликлинику №3, даже не надеясь на должность нейрохирурга, поэтому несказанно удивилась и обрадовалась, когда узнала, что в этом медучреждении требуется именно такой специалист. 

- Я была просто счастлива, что мне выпало заниматься своей любимой нейрохирургией, - говорит Анна Наледина. – Пусть и не в том объеме, о каком мечтала – работа в поликлинике не предполагает серьезных оперативных вмешательств. Но все же это была моя родная, полюбившаяся специальность. Здесь я работаю со снимками, занимаюсь диагностикой и стараюсь использовать свое клиническое мышление на полную мощность. Продолжаю читать много специальной литературы, перенимаю опыт ведущих нейрохирургов страны и планеты.

Нюансы рабочих будней

Анна Наледина, Владивостокская поликлиника №3

Анна Наледина консультирует пациентов с любыми нейрохирургическими заболеваниями, патологиями головного и спинного мозга.

- С хроническими головными болями сначала, как правило, обращаются к терапевту или неврологу, - отмечает врач-нейрохирург. – Это также могут быть вестибулотоксические расстройства  - головокружения, обмороки. Таких пациентов сначала направляют на КТ или МРТ головного мозга, где более точно определяются причины недомоганий и тревожных симптомов. У людей пожилого и старческого возраста это обычно атрофические изменения головного мозга, при которых происходит компенсаторно-викарное расширение его желудочков, что ведет к гидроцефалии. Говоря проще, кора головного мозга уменьшается, как бы ссыхается, что проявляется в различных неврологических расстройствах.

В итоге люди страдают потерями памяти – забыли, куда пошли, где оставили сумку или очки, что съели на ужин. В основном это проявления сосудистой энцефалопатии в пожилом возрасте. Её отлично видно на снимках МРТ, и таких пациентов направляют ко мне. Я ставлю окончательный диагноз, консультирую больных, как избежать микроинсультов и лакунарных инсультов или справиться с их последствиями. Кстати, такие пациенты не нуждаются в оперативном лечении, им требуется постоянная лекарственная терапия.

Вообще, как подчеркивает специалист, причиной всему – банальный атеросклероз, и прием препаратов как раз направлен на снижение уровня липидов в крови и повышение эластичности стенок сосудов. Также эти пациенты нуждаются в постоянной гипотензивной терапии, применении сосудистых препаратов для улучшения мозгового кровообращения.

- Специально подобранный медикаментозный курс лечения, который нужно проходить ежегодно, могу назначать я, а может и терапевт на основании полученных от меня результатов обследования, - уточняет врач-нейрохирург. – И все же я стараюсь вести не неврологических, а нейрохирургических больных – с врожденными патологиями, в частности, кистами головного мозга или с последствиями травм головного мозга. Как правило, они уже прошли острый период в хирургическом отделении «тысячекоечной» больницы, их выписали на амбулаторное долечивание.

Бывает, люди приходят сами с различными жалобами после перенесенных сотрясений головного мозга. Кстати, обычно какие-либо изменения в данном случае на КТ и МРТ не фиксируются, не визуализируются.  То есть диагноз я выставляю не по снимкам, а по неврологическому и соматическому статусу. Есть пациенты  с отягощенным соматическим статусом, определенный их процент – из асоциальных слоев. Они своим здоровьем не занимались, травмы должным образом не лечили, пуская все на самотек. У них часто развиваются оболочечные гематомы – маленькие, тоненькие, плащевидной формы, и они могут лечиться в амбулаторных условиях. У меня как раз в настоящее время три таких пациента, и у них на фоне лечения происходит регресс неврологической симптоматики, гематомы потихоньку рассасываются. Поэтому на повторных МРТ-снимках они уже не обнаруживаются.

Чем сложнее, тем интересней

По словам Анны Налединой, еще одна серьезная неврологическая проблема, которая поражает огромное количество людей – остеохондрозы. Ими занимаются терапевты и неврологи, а специалист третьей поликлиники берет себе наиболее интересные и сложные случаи, не поддающиеся стандартной терапии.

- Алгоритм лечения еще сильно зависит от периодов, и терапия в остром периоде отличается от терапии в подостром или хроническом, - поясняет Анна Станиславовна. -  К нам обращаются люди от сорока и старше, с хронической болью. Они уже неоднократно переживали острые приступы, и у них сформировалась хроническая форма остеохондроза. Боли их мучают постоянно, и я предпочитаю консультировать именно таких пациентов. Определяю по снимкам, чего там больше – мышечно-тонических или корешковых болевых компонентов. Исходя из этих данных, назначаю лечение.

При этом я опираюсь и на клинические данные, и на неврологический статус. Это более расширенный, комплексный подход. Конечно, иногда и моих данных недостаточно, тогда желательно проконсультироваться у профессоров. Но чем сложнее случай, тем интересней, это очень хорошо меня стимулирует, «подстегивает». К примеру, недавно обратилась женщина, у нее три заболевания, которые по отдельности могли вызвать имеющуюся у нее симптоматику. Но они наслоились друг на друга, поэтому их нужно правильно дифференцировать. Выделить одно, ставшее истинной причиной.  

Экстренная мини-хирургия

В третьей поликлинике Анна Наледина работает всего семь месяцев, но уже успела в полной мере оценить благожелательность и радушие коллектива:

- Приняли меня просто замечательно, здесь работают по-настоящему добрые и отзывчивые люди, очень грамотные специалисты. Если честно, единственное, к чему у меня есть нарекания – само здание, точнее, нехватка полезных площадей. Его строили в советское время, когда к поликлиникам население прикрепляли строго по районам, и они были рассчитаны на определенное количество жителей. Сегодня пациентов гораздо больше, чем поликлиника физически может в себя вместить, по утрам возле регистратуры образуются настоящие «пробки» из людей. И для родного отделения хочется больше кабинетов, мечтаем о более просторном операционном блоке.

Конечно, статус поликлиники и ее условия не позволяют здесь делать серьезные хирургические операции, но это не значит, что здесь не проводят никаких оперативных вмешательств.

- Мы проводим мелкие операции по вскрытию фурункулов, панарициев, удалению вросших ногтей, гидраденитов, загноившихся «жировиков»,- приводит примеры Анна Станиславовна. – С более тяжелыми случаями отправляем в челюстно-лицевую хирургию. Также люди часто просят нас удалить, к примеру, бородавки. Но такие операции относятся к разряду косметических, они делаются лазером, электроножом в специальных клиниках. У нас подобного оборудования нет, и мы советуем обратиться к профессиональным косметологам. У нас все-таки больше экстренная мини-хирургия. 

Хирург – это диагноз

При этом Анна Наледина подчеркивает, что плох тот хирург, который не мечтает о больших серьезных операциях.

- Тот, кто выбирает хирургическую стезю, любит оперировать, - убеждена врач-нейрохирург. – Я не знаю ни одного врача, который бы получил эту специальность и остался равнодушным к операциям. А вот писать, заполнять формы, никто не любит, особенно мужчины. Готовы на что угодно, лишь бы не брать в руки ручку (смеется). Все-таки это не наш инструмент, наше орудие труда – хирургический нож и скальпель, только с ними мы чувствуем себя уверенными и востребованными, нужными людям. Хирург – это диагноз. Мы готовы сутками оперировать, была бы такая возможность. И, конечно, я жалею, что не работаю в настоящем оперблоке, не провожу серьезных операций. Когда стоишь в операционной и видишь через микроскоп этот бесконечно разнообразный, удивительный и красочный микромир – непередаваемые ощущения…

Но мне грех жаловаться на свою работу, в поликлинике №3 я нашла применение своим знаниям и навыкам. Особенно нравятся врачебные консилиумы, на которых разбираются наиболее трудные и запутанные случаи. Они полезны не только для пациентов, но и для самих специалистов. У нас эти консилиумы превращаются в настоящий «мозговой штурм» - завешиваем все стены снимками и начинается жаркая дискуссия по поводу диагноза, метода лечения или возможных осложнений. Здесь я получаю поистине бесценный опыт! 


Ранее по теме:

30.07.2015  г.  Из Приморья – с любовью, о приморцах – с заботой!

25.07.2015 г. Всю жизнь «на коне»


16.07.2015 г. Заслуженные награды нашли своих героев в белых халатах

11.07.2015 г. Сестринское дело

04.07.2015 г. У третьей поликлиники Владивостока - надежный эпидемиологический тыл

02.07.2015 г. Готовность №1 третьей поликлиники

30.06.2015 г. Новые лица третьей поликлиники

26.05.2015 г. Островитянам в помощь

28.03.2015 г. Выбор в пользу медицины



  Рейтинг: 4.51, Голосов: 43



Поделиться
5084
Личный кабинет