Не мы такие – время такое?

4695

12 января в Октябрьском райсуде Белгородской области прошло судебное заседание по делу уже бывшего хирурга городской больницы № 2 Ильи Зелендинова. Его действия переквалифицировали как более жесткие, по новой статье ему грозит до 15 лет тюрьмы. Пока арест продлили до 29 февраля. Кстати, так как нашумевшие события, произошедшие 29 декабря 2015 года в стенах медучреждения, всколыхнули общественность, заседание проходило в режиме онлайн.На слушании обвиняемый был спокоен, утверждал, что попросил у овдовевшей Инны Сергеевой (гражданская супруга погибшего) прощения и оплатил похороны. Также доктор просил не считать его извергом: «Я не думал, что последствия окажутся такими».

Прокурор потребовал ареста обвиняемого на месяц и 18 суток, а защитник бывшего врача просил оставить его подопечного под домашним арестом. Сам Зелендинов сказал, что готов отдать свою жизнь в руки родственников Евгения Вахтина, не имел умысла убить и просил квалифицировать произошедшее по прежней статье - «причинение смерти по неосторожности», оставив его под подпиской о невыезде. Однако суд признал доводы обвинителя обоснованными, экс-хирурга арестовали до 29 февраля.

В настоящее время врача обвиняют по 111-й статье УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Максимальное наказание - 15 лет лишения свободы.

Наверно, нет смысла защищать или оправдывать белгородского хирурга – случай действительно вопиющий и шокирующий. Но и молчать не представляется возможным. В любом случае, факт остается фактом – за прошедшие после инцидента две недели в СМИ и соцсетях развернулись две масштабные информационные кампании. Одна безапелляционно требует «казнить, нельзя помиловать». Вторая взывает к адекватному, без предвзятости и вешания ярлыков, разбирательству. Причем в количественном соотношении сил стороны не равны. Под петицией требующих «крови» убийцы подписались свыше 10 тысяч наших сограждан. Сторонников беспристрастного расследования набралось менее двух тысяч…

Первая группа, по сути, уже вынесла свой вердикт. По их убеждению, взятый под стражу врач – «подонок», «садист», «зверь» и «убийца», который заслуживает максимально сурового наказания. Вторая группа, не оправдывая в большинстве сам факт избиения, требует не ставить ярлыков. «Достало хамское, пренебрежительное, несправедливое отношение к совершенно незащищенным врачам. Хочу честного суда!», - написал один из «народных адвокатов» Ильи Зелендинова.

Вопрос не в том, чтобы найти оправдание или аргументы в защиту хирурга. Как справедливо заметил кто-то из участников дискуссии, «он не просто человек, а врач, с него и спрос вдвойне». Проблема такова, что мы сами оказываемся в плену двойных стандартов. Требуем от врачей по полной программе - понимания, поддержки, не говоря уже о высоком профессионализме, и при этом априори готовы обвинять их во всех смертных грехах.

Комментируя нашему порталу белгородские события, руководитель ООО «Центр медицинского права» Алексей Панов отметил, что поведение пациентов, их родственников и врачей - это отражение социальных отношений в обществе, в котором мы живем.

- Было странно, если бы они не перенеслись в стены больниц, - считает медицинский юрист. - Другими словами, подобные явления, к огромному сожалению, закономерны. 65% врачей в России имеют проблемы с психикой. Объективные причины к такому «неадеквату» налицо, но они никоим образом не могут оправдать поведение белгородского хирурга, тем более, уголовно наказуемое.  При этом случаев, когда пациенты нападают на врачей, несоизмеримо больше. В конце прошлого года в Крыму мужчина расстрелял бригаду скорой помощи, в Петербурге пациент стрелял во врача из-за последствий пластической операции. Примеры можно продолжать…

Действительно, далеко ходить не надо. В том же Приморском крае можно вспомнить только одно злополучное лето 2014 года. Тогда 24 июня один из посетителей «тысячекоечной» больницы избил находившегося в тот момент на дежурстве травматолога Александра Гриценко. Нападавшего мужчину задержали полицейские, прибывшие по вызову тревожной кнопки, а врач попал на больничную койку. Не прошло и недели, как на заместителя начальника поликлиники госпиталя для ветеранов войн по КЭР Елизавету Гаврилову напал пациент. К счастью, до избиения дело не дошло. Дебошир «ограничился» длительными оскорблениями и крушением мебели, чем довел женщину до гипертонического криза. Полиция в обоих случаях ограничилась только административным наказанием грубиянов.

Здесь опять встает законодательная проблема, точнее, отсутствие нормативно-правового документа о статусе врача, позволяющего защитить медицинских работников от буйных пациентов. Кстати, вице-губернатора Приморского края Павел Серебряков свою позицию по этому поводу озвучивал неоднократно.

- И она не изменилась, - подчеркивает зам. главы региона. – Я намерен защищать интересы медиков в каждом конкретном случае неподобающего поведения пациента.Но пока врач защищен лишь в рамках уголовного и гражданского законодательств, несмотря на опасность его работы. Особенно это относится к сотрудникам службы скорой медицинской помощи. К счастью, случаев, подобных тому, что в 2014 году имел место в «тысячекоечной» больнице Владивостока, больше не происходило. А что касается законодательных инициатив, то мы вместе с департаментом здравоохранения и депутатами Законодательного собрания продолжаем работать в этом направлении.

Между тем медицинские соцсети в связи с белгородской историей заполнили комментарии о непомерных нагрузках на рядовых врачей и их унизительно низких зарплатах, «профессиональном выгорании», о пресловутых «12 минутах на пациента». Все это так. Но ни в коей мере не оправдывает ни жестокую расправу на рабочем месте, ни менее ярко выраженные чувства отторжения по отношению к пациентам. Говорить об этом и стараться оздоровить ситуацию в нашем здравоохранении совершенно необходимо.

Нельзя не согласиться с автором одного из комментариев, который пишет, что «культивирование пренебрежительного отношения к медицинским работникам и безнаказанного хамства по отношению к ним необходимо прекратить, в противном случае спираль насилия будет раскручиваться и дальше».

Приведем мнение директора московского НИИ психиатрии, профессора Валерия Краснова:

- Я не склонен обобщать происшедший случай и принимать ту или иную сторону. Конечно, в этом конкретном деле надо разбираться тщательно и объективно. Если же смотреть шире, думаю, выскажу не только свое мнение, что, действительно, репутация, престиж врачебного сообщества в нашей стране за последние годы снижается. И это не на пользу никому - страдают от этого не только медицинские работники, страдают и пациенты.

Во всем мире, в разных медицинских школах базовые установки одни и те же: лечение эффективнее в том случае, если у доктора с пациентом устанавливаются партнерские отношения. При этом пациент должен понимать, что не только доктор несет ответственность за результаты лечения, но и он, пациент, тоже.

Конечно, эффект «выгорания» в нашей профессии есть. Встречаются врачи с психологией «Ионыча» - черствого, равнодушного к больным. Как ни парадоксально звучит, возможно, отчасти виноват технический прогресс. Врачу в диагностике помогают новые технологии, для него беседа с больным отходит на второй план, ему и без долгих разговоров все ясно. Плюс "конвейер" из потока пациентов, отсутствие времени, огромное количество бумажной работы. Врач нередко начинает выполнять просто диспетчерские функции. А пациенту, как и много лет назад, важны и внимание, и сочувствие, он ждет и не получает этого от доктора. Растет недовольство и напряжение.

Думаю, пропаганда «сладких картинок», когда нам с телеэкранов показывают бесконечные сериалы про идеального врача, вряд ли поможет исправить ситуацию. Скорее она дает обратный эффект, только усиливает раздражение в обществе. Думаю, нам нужна открытая и честная дискуссия, в том числе и с участием организаторов здравоохранения: нужно четко понять, что у нас происходит, чего не хватает и воспринимать критику, и принимать действия к улучшению ситуации. Мы сейчас определенно переживаем кризис в обществе, к которому многие не были готовы.

Сегодня в принципе уровень напряженности высок, а грубое, агрессивное поведение, манера общения становятся обычными проявлениями этой напряженности. Но надо понимать, что любой спад сменится подъемом. Напомню, в 90-е годы нам было куда тяжелее, но тот кризис закончился, переживем и этот.

Кстати, после трагедии в белгородской больнице в Минздраве РФ задумались о дополнительных камерах в больницах, сообщила глава ведомства Вероника Скворцова. Комментируя произошедшее, министр назвала этот случай «вопиющим» и попросила «не экстраполировать его на все медицинское сообщество».

- Эта безобразная ситуация свидетельствует о нарушении не только этических и профессиональных норм, но и о непригодности этого человека, о его случайности в профессии, - возмутилась чиновница.- Я тоже 30 лет в профессии, и за этот период времени это на моем веку третий случай. Притом что ежегодно десятки миллионов людей стационируются и получают лечение.

Вероника Скворцова добавила, что с 2012 года в России в три раза уменьшилось число жалоб на этическое поведение медработников: от 600 до 200 случаев.

 



  Рейтинг: 4.78, Голосов: 69



Поделиться
4695
Личный кабинет