Правнучка астраханского хана и легенда уссурийской «скорой»

4758
Портал VladMedicina.ru продолжает рассказывать о работниках приморского здравоохранения, которые своим трудом постоянно доказывают – медицина держится на тех, кто посвятил ей всего себя. Врач-кардиолог КГБУЗ «Станция скорой помощи Уссурийска» Зинаида Лекерова как раз из таких вроде бы незаметных пахарей, но если присмотреться – героев, на которых хочется равняться.

скораяВладивосток - Алма-Ата - Уссурийск

- Зинаида Николаевна, не считали, сколько уже работаете в уссурийской «скорой»?

- Скорой помощи Уссурийска отдала более 40 лет, работать здесь начала после окончания ВГМУ в 1973 году. Хотя изначально ехать в Уссурийск и не собиралась. После окончания вуза получила направление в Тыву, так как туда уехала моя подруга, закончившая мединститут на год раньше. Перед тем, как туда перебраться, решила заехать в Алма-Ату, посмотреть столицу. Я по национальности казашка, но никогда в Казахстане не была. В итоге вышла там замуж. В Тыву я не поехала, а работать начала уже в Алма-Ате, в четвертой городской мужской больнице. Казахстан - мусульманская страна, поэтому идет разделение больниц на женские и мужские.

Потом моя знакомая-казашка ушла на «скорую». Она говорит: «Приходи к нам работать. У нас тут очень интересно». В больнице было так: осмотр больных, назначение лечения, выписки каждый день до трех часов, да еще нужно дежурить две ночи бесплатно: в субботу и воскресенье. Я даже с грудным ребенком на дежурства ездила. Вот и решила попробовать свои силы на новом месте. И действительно, мне очень там понравилось.

- Почему же сменили родной Казахстан на Уссурийск?

- Вынудили обстоятельства. Начались проблемы с мужем, который когда-то был прекрасным человеком. Когда его жестоко избили (был перелом затылочных и многих других костей), он находился без сознания в течение девяти дней. После этого супруга словно подменили. После очередного инцидента мы с сестрой тайком собрали вещи и уехали с малолетними сыном и дочерью в Уссурийск, потому что муж бы нас не отпустил, так как у него все родственники работают в милиции, а отец – заслуженный артист Казахской АССР.

скораяРоман с уссурийской скорой сложился на всю жизнь

- С чем пришло столкнуться одинокой женщине с двумя детьми в далеком Уссурийске?

- Можно сказать, что я родилась под счастливой звездой. Когда приехала в город, меня очень хорошо приняли. А «скорую» я застала, когда она находилась в одноэтажном здании на улице Пролетарская, 16. Был у нас гараж, но там вмещались далеко не все машины службы, поэтому часть из них стояла на улице. В основном это были РАФы, Волги и УАЗы. Помещение небольшое, на первом этаже – диспетчерская. Не такое шикарное, как сейчас. Туалет был на улице, машины холодные, спецодежды нет. С лекарственными препаратами тоже особенно не разбежишься - дибазол, магнезия, анальгин…

Ящики с аппаратурой тяжеленные: деревянные и обитые железом, килограммов по 25. Громадный аппарат ЭКГ, который заправляли чернилами, – такого же веса. Мне это все очень даже нравилось. Плюс дефицит сотрудников-мужчин (смеется). Я целый год работала в паре с девушкой. Но мы старались, оказывали помощь, больные нас благодарили.

- На руководящих должностях не было желания себя проявить?

- Мне всегда нравилось на «скорой», хотя работала сутки через сутки. Жили у родителей. В 1983 году мне предложили стать главным врачом, но я согласилась только при условии, что мне дадут квартиру. Дали двухкомнатную. Но долго руководителем работать не смогла, продержалась меньше года. Поняла, что это не мое. Ритм сумасшедший, постоянно приходили посетители: у кого-то кто-то умер и нужно поставить печать на справке, все нужно было доставать только по знакомству, вплоть до краски. А у меня двое маленьких детей. От постоянной езды во Владивосток и обратно заболела пневмонией.

Решила искать себе замену и нашла подходящую кандидатуру практически сразу. Александра Белоусова я давно знала, ему и предложила должность. Говорю: «Ты хочешь быть главным врачом? Квартиру получишь. – Да, хочу. – Тогда пиши заявление». В итоге Александр Николаевич стал главным врачом, а я осталась работать врачом-кардиологом. Много лет была старшим врачом смены. Мне нравилось работать на машине.

- Люди болели так же много, как и сейчас?

- Хотя люди и жили бедно, но не было такого резкого скачка заболеваемости, как сейчас. Бич настоящего – инсульт. Сейчас не проходит ни одного дня, чтобы не было подобного вызова, а порой в сутки их сразу по три-четыре. Не было и такого огромного скачка сахарного диабета. Сейчас им болеют даже дети.

Работать стало интереснее, но больные намного сложнее, запущеннее. В основном, мы выполняем работу поликлиник, потому что пациенты не хотят идти туда из-за очередей. Им легче позвонить на «скорую», потому что она приедет и снимет ЭКГ, измерит сахар, все расскажет, даст советы, при необходимости отвезет в больницу.

скораяХороший врач учится всю жизнь

- И условия работы не сравнить с прежними?

- Сейчас у нас очень хорошее здание, гараж, обеспечение, современные аппараты. Умная молодежь. А сама станция скорой помощи является одной из лучших по всей России. Наши руководители постоянно ездят в другие города перенимать лучшее. У нас дружный коллектив. Замечательный главный врач – Александр Николаевич Федейкин. На станции всегда есть новейшие лекарства и оборудование. Многие коллеги приезжают к нам и удивляются оперативности появления новинок в Уссурийске. Руководство заинтересовано в том, чтобы у нас все было, чтобы мы оказывали качественную помощь.

Наша станция является подготовительной базой студентов медколледжа. Здесь им читают лекции, они овладевают практическими навыками. В октябре-ноябре этого года мы сами проходили курс совершенствования врачей. У меня освоение всего нового идет по накатанной, только учись. Не знаешь чего, спроси у других. Тебе все расскажут и покажут. Главное, чтобы был интерес к работе, а он сохраняется.

- И все же, сложно учиться постоянно чему-то новому в возрасте, когда многие уже уходят на отдых?

- Хороший врач учится всю жизнь. Посмотрите на наших мэтров – например, на Лео Антоновича Бокерию. Я, кстати, довольно быстро освоила тромболизис - у меня много успешно проведенных процедур за плечами. Если налицо явные признаки инфаркта миокарда, а противопоказаний нет, то почему не делать тромболизис? Главное – не бояться взять на себя ответственность.

Правнучка астраханского хана

- Работа оставляет время на другие занятия?

- Времени мало, но от жизни стараюсь не отставать. Недавно начала изучать свое генеалогическое древо и узнала родословную. Оказывается, мой прадед – хан Астраханский. Раньше таких называли половцами. Они делали набеги на Русь. И в один из таких набегов он захватил светлую высокую голубоглазую девушку. Он сделал ее одной из своих жен, которая родила моего дедушку. Другие жены-казашки невзлюбили чужестранку. Они женили дедушку на казашке, от которой родился сын, и назвали его Жандау. Потом его имя перешло в мою фамилию. Только здесь в Уссурийске дописали к ней «д» и «н», получается Джандаун. У дедушки родилось четверо детей: трое сыновей и дочка. Мой отец родился в 1910, мама – в 1916 году.

Мой папа не похож на казаха, а я приняла черты то ли прадеда, то ли прабабушки. Сестра же выглядела как чистокровная русская: голубые глаза, светлая кожа. У мамы было десять детей, выжили четверо. Когда на казахов начались гонения, семья уехала на Камчатку, где я и родилась. Оттуда уже поехала во Владивосток поступать в медицинский университет.

Моих родителей казахи называли русскими, и я не могла понять: почему? Оказывается, потому что прабабушка была русской. Нас ненавидели. Мама не разрешила мне выйти замуж за русского, поскольку казахи возненавидели бы нас еще больше. Хотя парень меня любил и был готов жениться на мне и взять на воспитание моих детей.

- Говорят, что людям вашего возраста сложно общаться с компьютером.

- Ко мне это не относится, я слушаю с помощью компьютера песни, смотрю фильмы, про медицину ищу информацию. У меня компьютер, с которым уже давно на «ты». Я вижу по интернету, как изменилась Алма-Ата и Астана, какими стали люди. Увидела их скорую помощь, которая тоже на высшем уровне. Все-таки хочется, наконец, туда съездить и все увидеть собственными глазами. Не люблю ходить в гости, для меня это в тягость, лучше провести время с книгой или посмотреть телевизор. Даже телеканал «Дождь» смотрю, где говорят всю правду.

Еще я люблю заниматься спортом, сама себя лечу, провожу витаминную терапию, стараюсь хорошо питаться, плюс, за мной следит сын. Иногда хочется поесть побольше сладкого и жирного, а он меня останавливает. У меня на балконе стоит профессиональная беговая дорожка, привезенная с Москвы. Я на ней каждый день минут 20 бегаю. Кстати, на вызовах всячески пропагандирую здоровый образ жизни.

Рецепт творческой молодости

- Как вам удалось избежать эмоционального выгорания за столько лет работы?

- Несмотря на трудности профессии, стараюсь держать все в себе. Я - человек спокойный и не выплескиваю негатив наружу, как это делают многие. И очень переживаю, когда не получается спасти человека. Как-то приезжаю на вызов: полная женщина, 49 лет, жалоба на интенсивные боли в груди. Снимаю ЭКГ – обширнейший инфаркт. Оказываем помощь, в это время у пациентки наступает клиническая смерть – остановка сердца. Мы вытаскиваем ее с того света: женщина приходит в сознание, разговаривает с нами. Начинаем транспортировку, и уже по пути в больницу фиксируется повторная остановка сердца. Машину останавливаем, проводим реанимацию пациентке, но без эффекта. Я потом звонила судмедэксперту, который сказал: «Не переживайте! У нее такой обширнейший инфаркт и дряблое сердце, что никто бы не спас». Но я все равно переживала. Я по натуре человек инициативный и доводящий все до конца, может, поэтому так все переношу.

- Пациенты вас помнят?

- Меня знают пациенты, которые часто вызывают бригаду скорой помощи. Конечно, я помню не всех. Прошлым летом, например, иду с работы, стоят две женщины. Слышу, что меня окликают «Доктор!». Подошла, а одна из них и говорит: «Спасибо большое! Вы мне так помощь оказали, так хорошо стало. Я сейчас переехала жить в Москву, а тут приехала и вас встретила. Думала: вы или не вы?». И давай меня обнимать, целовать и благодарить.

- Рецептом профессионального долголетия поделитесь?

- (Смеется) Работать, пока тебя ноги носят. Пока работаешь, ощущаешь себя нужной и востребованной для коллег и пациентов. Жизнь – это движение. Многие больные моложе меня, но они даже с постели встать не могут. Когда соседи обращаются за помощью, часто получают консультацию через сына, так как я почти всегда нахожусь на работе.

PS: Сделать фото сотрудников службы скорой помощи дело нелегкое. Они либо постоянно в разъездах, либо отказываются от групповых снимков, считая, что негоже хвастаться перед всем медицинским миром. Но на просьбу сфотографироваться с Зинаидой Николаевной откликаются все, кто не уехал на вызов. Ее уважают все - от руководителя до водителя. И пока хватает физических сил, Зинаида Николаевна всегда готова прийти на помощь пациенту. Ей уже неоднократно предлагали оставить выездную работу и перейти на более спокойную должность. Отказывается. Ведь ее жизнь – постоянное движение.

Сайт станции скорой помощи Уссурийска

Ранее по теме:

Какой должна быть образцовая скорая?

Портативные аппараты ЭКГ с интернет-связью взяты на вооружение «скорой» Уссурийска

Более 30 тысяч звонков за полгода поступило на станцию скорой помощи Уссурийска

Метки: скорая


  Рейтинг: 5, Голосов: 27



Поделиться
4758
Личный кабинет