С благодарностью всему, что преподносит судьба

2932

Каждого человека неизбежно судят по делам его и поступкам – по-другому просто не бывает. Когда находишься на таком важном и ответственном посту, как руководитель службы скорой помощи, спрятаться за красивыми фразами и внешним привлекательным фасадом не получится. Эта работа не прощает халатности, лени или небрежности, не терпит бравады и рисовки - слишком высоки ставки, слишком большая цена за ошибки, когда мерилом профессионализма и компетентности выступают не сухие цифры и показатели, а реальные человеческие жизни. Да и люди всегда чувствуют фальшь и неискренность. О своем пути к нынешней должности, препятствиях, которые пришлось преодолеть, наставниках и соратниках на этой нелегкой, но выбранной сердцем и любимой медицинской стезе в интервью порталу VladMedicina.ru в день своего 55-летнего юбилея рассказал главный врач КГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи г. Уссурийска» Александр Федейкин.

Станция скорой медицинской помощи г.Уссурийска, Александр Федейкин, ССМП Уссурийска, СМП, персона

Путеводные маяки в профессии

- Александр Николаевич, откуда вы родом, из какой семьи и почему окончательный выбор пал на медицину?

- Я родился и вырос в п. Тихоокеанском Шкотовского района Приморья, сейчас это г. Фокино. Отец военнослужащий, а мама всю жизнь трудилась медицинской сестрой в военном госпитале, и я, как большинство детей, много времени проводил у нее на работе. Наверно отсюда и желание примерить во взрослой жизни белый халат врача. Я воспитывался в этой атмосфере и искренне хотел помогать людям, возвращать им здоровье. Конечно, в школе у меня были мысли пойти по стопам папы, сделать своей профессией защиту родины, но желание стать доктором оказалось сильнее. Тем более мне всегда легче давались естественные дисциплины, а когда нас в целях профориентации сводили на ознакомительную экскурсию в ВГМИ, последние сомнения отпали окончательно. Особенно сильные эмоции, жгучий исследовательский интерес вызвал морг и кафедра нормальной анатомии. Для нас, школьников, это было настоящим откровением, запретным плодом, миром, полным увлекательно-страшных тайн и загадок. Так в 1982 году я стал студентом лечебного факультета Владивостокского государственного медицинского института.

- Кто запомнился из педагогов вуза, на кого хотелось равняться в профессии, были учителя с большой буквы?

- Конечно, и на первых курсах я искренне восхищался и благоговел перед заведующим кафедрой нормальной анатомии, чудесным преподавателем Юрием Красниковым, с энтузиазмом посещал его профильный кружок; заведующим кафедрой гистологии, уникальным человеком, энтузиастом своего дела профессором Павлом Мотавкиным. После третьего курса жадно изучал клинические дисциплины - терапию, хирургию, акушерство и гинекологию. До сих пор в памяти лекции заведующего кафедрой патологической анатомии, академика Юрия Каминского, заведующей кафедрой госпитальной терапии Галины Сухановой. И сейчас я понимаю, сколько нужных и важных знаний в нас вкладывали тогда, поэтому с благодарностью и пиететом кланяюсь своим педагогам. Все пригодилось, стало востребованной частью накопленного багажа умений и навыков, основы которого были заложены в студенческие годы. Азы и специфику скорой помощи я впервые освоил на медицинской практике в ВГМИ, работал на подстанциях «Центральная» и «Тихая» Владивостокской ССМП. Нам всегда говорили: если хочешь узнать, что такое реальная медицина – иди на «скорую», это лучшая школа. У меня действительно было сильное желание стать настоящим врачом, не бумаги перебирать и подписи ставить, а лечить и спасать.

- А интернатуру где проходили?

- В Уссурийской городской больнице – к тому времени я уже женился и даже стал счастливым отцом, мы с супругой учились на одном курсе, но в разных группах. Она родом из Уссурийского района, и мы решили начать совместную жизнь с ребенком поближе к ее родителям, к тому же нам дали здесь служебное жилье. Не в самом городе, а в с. Борисовка, но зато и не квартиру, а крепкий двухэтажный коттедж, по тем временам просторный и роскошный. Для молодого выпускника вуза – самые настоящие царские хоромы. Кстати, живем там до сих пор, дружно и счастливо, хотя возможностей перебраться в город было более чем достаточно. А в УГБ проходил интернатуру по терапии под руководством заведующего кардиологическим отделением Виктора Головачёва, заслуженного врача РФ, преданного своему делу человека. Я очень многому у него научился и могу по праву назвать его своим учителем, мое профессиональное становление в практической медицине происходило именно в уссурийской больнице. В вузе ты всего лишь студент, получающий знания, а здесь я был уже врачом-интерном, который обязан работать самостоятельно и нести ответственность за свои действия. И Виктор Васильевич был отличным наставником, он умел зажигать молодежь и вести за собой людей. Именно под его началом я полностью созрел для медицины, осознал свое призвание. Мне вообще на жизненном пути везло с учителями – ведь мало просто выбрать профессию, нужны люди, которые смогут ею заинтересовать, не дадут угаснуть этой искре, станут путеводными маяками и проводниками.

Первый человек на селе

- Как сложилась ваша профессиональная судьба дальше?

- Нас с женой распределили терапевтами в участковую больницу с. Борисовка, и там я на себе прочувствовал прочитанные и слышанные ранее истории, что такое врач на селе. Это действительно самый первый и главный человек, к которому обращаются за помощью в любое время суток и который пользуется огромным уважением, авторитет его очень высок и сомнению не подвергается в принципе. Сейчас рассказываю об этом молодым специалистам – не верят! Конечно, я говорю о том времени, с тех пор отношение к людям в белых халатах изменилось кардинально, но все-таки в деревенском быту еще сохранились ростки былого почтения. На лечебное учреждение замыкалось 12 сел, численность населения была внушительной, по сути, оно решало задачи центральной районной больницы, хотя само здание стационара было старым, обветшалым, с печным отоплением и привозной водой. Тогда было много колхозов и совхозов с большими рабочими коллективами, которые мы осматривали, лечили, наблюдали, в том числе в формате выездных бригад.

Станция скорой медицинской помощи г.Уссурийска, Александр Федейкин, ССМП Уссурийска, СМП, персона

- Когда приобрели первый опыт руководящей работы, у вас вообще были карьерные амбиции?

- Через девять лет, в 1997 году меня назначили главным врачом этой больницы, хотя я никогда не стремился к начальственным постам, хотел именно помогать и лечить на передовой, приносить пользу людям своими руками и знаниями. Даже в вузе такие предметы, как социальная гигиена и общественное здоровье, не вызывали энтузиазма, намного больше нравились практические клинические дисциплины. Я считал, что это не мое и становиться главным врачом не собирался. Но судьба распорядилась иначе, и сейчас я понимаю, что она ведет человека своими неисповедимыми путями, и лучше довериться этому провидению.

- Трудно было выживать в лихие и голодные 90-е? Кто и как помогал удерживать лечебное учреждение на плаву?

- Конечно, трудно – денег на питание стационарных больных выделяли катастрофически мало, на 18 рублей в сутки накормить человека было невозможно. Приходилось крутиться как белке в колесе, обращаться за помощью к совхозам, руководителям предприятий. К счастью, за время работы участковым терапевтом меня уже многие знали, мы часто выезжали в села и проводили на местах медосмотры сельхозрабочим, фермерам, дояркам, механизаторам. Помню, сильно помогал директор пуциловского совхоза Александр Гавриленко, который впоследствии стал заместителем главы городской администрации по сельскому хозяйству. Он регулярно и безвозмездно снабжал больницу картофелем и другими овощами, за счет этого наши пациенты не оставались голодными. Время такое было – многое решалось на уровне личных знакомств. Также не хватало медикаментов, перевязочных средств, сотрудникам месяцами задерживали зарплату, но мы выстояли, выдюжили и прошли хорошую школу выживания в экстремальных условиях.

Специфика работы на скорой помощи

- Какими достижениями на посту главного врача сельской больницы можете гордиться?

- Я до сих пор живу в Борисовке, и мне не стыдно перед сельчанами, т.к. мы заново отстроили здание больницы, причем не по каким-то краевым или федеральным программам. Это сейчас составляются проекты, сметы, целенаправленно выделяются бюджетные средства, каждый шаг и этап просчитан. Я уже говорил, что ЛПУ представляло собой «избушку на курьих ножках», в некоторых местах через дыры в крыше даже небо проглядывало. Прогнившее деревянное здание, латанное-перелатанное, без центрального отопления и водоснабжения, построенное в 30-х годах прошлого века, к комфортному лечению не располагало точно. Когда глава муниципального образования Сергей Рудица увидел все это безобразие, то сказал: будем строить новую больницу. И мы всем миром взялись за дело. Это не было запланировано в бюджете, но Сергей Поликарпович сумел выделить деньги и рабочую силу. Было принято решение взять в оборот недостроенное здание детского сада, которое стояло бесхозным много лет и уже начало разрушаться. Здесь тоже все помогали, чем могли – кто-то из руководителей предприятий предоставил привезенные из Китая окна, благоустройством территории занималась сводная бригада глав сельских поселений, многое было сделано хозспособом. И сегодня я хожу среди этих вымахавших деревьев, под которыми уже даже грибы растут и искренне радуюсь. Сегодня больница решает больше социальные задачи, это скорее пансионат, где находятся пожилые люди, нуждающиеся в уходе, но такие койки востребованы, они всегда нужны.   

Станция скорой медицинской помощи г.Уссурийска, Александр Федейкин, ССМП Уссурийска, СМП, персона

- Каким образом вы стали главным врачом уссурийской станции скорой помощи и что было самым сложным на новом месте?

- Я руководил участковой больницей 10 лет, и много хороших слов хочется сказать еще об одном человеке, который принял судьбоносное участие в моей дальнейшей профессиональной жизни. Это сегодняшний главный врач Уссурийской центральной городской больницы Андрей Скирута, тогда занимавший должность начальника горздрава УГО. Он поверил в меня и в 2007 году предложил место руководителя службы СМП. Мы до сих пор работаем вместе, тесно общаемся и плодотворно сотрудничаем, я тоже многому у него научился. Вообще уссурийское здравоохранение всегда держало высокую планку и дало приморской медицине целую плеяду талантливых врачей. К сожалению, сильные кадры старой школы потихоньку уходят, но потенциал сохраняется. Конечно, на станции скорой помощи была своя специфика по сравнению с предыдущим местом работы, здесь всегда акцент идет на экстренность и оперативность – промедление зачастую в прямом смысле смерти подобно. Когда я пришел, в медучреждении была довольно слабая материально-техническая база, не хватало автотранспорта. Это стало главной головной болью – на вызовы ездили переоборудованные и приспособленные, но обычные японские машины. Я прекрасно понимал, что карета скорой помощи – основное место работы фельдшера СМП, и как мог старался обновить и расширить автопарк.

Специфика работы еще и в том, что здесь мы всегда действуем на чужой территории, поэтому средства передвижения играют первостепенное значение. Соответственно, наряду с медицинским персоналом важнейшее место в коллективе и структуре штатов занимают водители. Спасибо коллективу, который не ставил палки в колеса, а помог мне понять и освоить все эти нюансы, быстро адаптироваться на новом месте. Кстати, с 2004 по 2008 г. я был депутатом Уссурийской городской думы, участвовал в комиссии по социальным вопросам, в меру сил и возможностей решал проблемы местного здравоохранения и на законодательном уровне.

- С водителями удается найти общий язык и взаимопонимание?

- В большинстве случаев да, но это всегда было достаточно непросто. Водители – действительно ключевое звено, и необходимо, чтобы их совместная работа с медиками была четкой и слаженной. Я постоянно повторяю: вы не просто шофер, а полноправный участник медицинской бригады, одно с ней целое. Мы никогда не разделяли ее членов по степени значимости – врач или фельдшер главные в лечебных мероприятиях, а водитель - царь и бог на дороге, несет ответственность и за пациента, и за персонал. При этом он должен уметь при необходимости оказать первую помощь пострадавшему, наложить повязку, шину, если надо - остановить пальцем кровотечение, донести носилки, подать нужную аппаратуру, и пр. Поэтому мы при приеме на работу обязательно спрашиваем у соискателя, не боится ли он вида крови, не брезгует ли рвотными массами, не шокирует ли его внезапная смерть в машине. Это своеобразный тест на профпригодность, здесь важно не только грамотно крутить баранку и быстро доезжать до места. И задача сотрудников СМП – подготовить себе грамотных и ответственных помощников. Водители, которые с одними и теми же медиками работают давно, понимают их с полуслова. В настоящее время их у нас в штате 56 человек, это отдельный большой коллектив, целая гвардия. Я считаю, что водители «скорой» должны быть на голову выше своих коллег по цеху, т.к. напрямую связаны с медициной и причастны к спасению жизней, это элита шоферского братства.

На принципах справедливости

- А как обстоит дело с обучением и практической подготовкой самих фельдшеров, дефицит кадров есть?

- Наша станция скорой помощи всегда славилась своей сильной учебной базой, и наши фельдшеры оказывают помощь на догоспитальном этапе по-настоящему грамотно и квалифицированно, на высоком профессиональном уровне. Они свободно владеют интубацией и тромболизисом, что раньше считалось прерогативой врача. Обучение кадров поставлено на широкую и крепкую ногу, мы эту традицию бережем. У нас есть хорошо оборудованный учебный класс с необходимыми практическими пособиями – и для опытных сотрудников в целях совершенствования навыков, и для начинающих, кто после колледжа только входит в профессию. Принцип подбора и подготовки кадров таков: если вдруг самому понадобится скорая медицинская помощь, то хочется, чтобы приехала пусть фельдшерская бригада, но грамотная и слаженная. Дефицит кадров сохраняется, но я из года в год наблюдаю картину – если специалист попал на «скорую» и однажды попробовал этот ни с чем не сравнимый драйв и адреналин, он обычно уже не ищет другое место. Сотрудники СМП говорят: у нас работают или один день, или всю жизнь.

Станция скорой медицинской помощи г.Уссурийска, Александр Федейкин, ССМП Уссурийска, СМП, персона

- Александр Николаевич, у вас за плечами серьезный управленческий опыт – какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать руководитель, и что больше понимают люди, кнут или пряник? И есть ли у вас жизненное кредо?

- Я всегда в этом плане боролся с самим собой, со своим характером, который у меня мягкий, пытался быть с коллективом более строгим и требовательным. Эта борьба до сих пор идет с переменным успехом, но против собственной природы особо не пойдешь, поэтому я выработал для себя определенную модель взаимоотношений с подчиненными, в основе которой лежит все-таки пряник. Я убежден, что любая проблема решаема мирным способом, человека можно и нужно убеждать добрым словом, учить, воспитывать. Не стоит рубить сгоряча, без необходимости иди на крайние меры, тем более на посту руководителя в любом случае становишься мастером компромиссов, это важный и ключевой навык. Но иногда, когда люди не понимают слов и не внемлют голосу разума, приходится принимать жесткие кадровые решения, применять административные санкции, от этого никуда не деться. Поэтому главное качество, которым должен обладать облеченный властью – справедливость. И если человек поймет, что его наказывают по справедливости, он примет эту ответственность, согласится с ней. Конечно, и воздавать, и стимулировать работника нужно обязательно.

Что касается жизненного кредо, то наверно – все, что ни делается, то к лучшему. Я думаю, это правильно, когда с благодарностью принимаешь, все, что преподносит судьба, что дает каждый день – и плохое, и хорошее. Мы сами не знаем, что сработает во благо. Ни один урок не проходит даром, все идет в бесценную копилку личного опыта, мы для этого и живем на Земле – чтобы постоянно учиться, понять и исполнить свое предназначение.

- Как вы отдыхаете от работы, и какую профессиональную судьбу выбрали ваши дети?

- Раньше как-то все успевал – и работать, и отдыхать, а сейчас трудовая деятельность занимает фактически все свободное время, выжимает все соки. Мы с супругой, которая, кстати, до сих пор работает участковым терапевтом, в 90-е годы перепробовали многое, кроме работы занимались сельским хозяйством, поэтому и годы перестройки прошли ровно. В последнее время полюбил занятия большим теннисом, с удовольствием хожу в бассейн. По мере возможности стараемся путешествовать. Я заметил, когда отдыхаешь где-нибудь недалеко, голову от работы отключать не получается, а если пересекаешь государственную границу – отпускает. У нас двое взрослых сыновей, старший – выпускник МГУ им. Невельского, работает в сфере грузоперевозок и строительства, подарил нам внука и внучку. Младший - недавно окончил институт международных отношений ВГУЭС, в совершенстве владеет несколькими языками и сейчас трудится на совместном российско-корейском предприятии в Северной столице. Может, и хотелось, чтобы дети выбрали медицину, но это их судьба, в которую мы не вправе вмешиваться.

Главное – верить в правильность избранного пути и по-настоящему любить дело, которым занимаешься. Это лучшее лекарство от профессионального выгорания.




  Рейтинг: 4.55, Голосов: 22



Поделиться
2932
Личный кабинет