Неукротимый дух научного поиска

Глядя в глаза этой исключительной во многих отношениях женщины, никогда не скажешь, что ей исполнилось 84 года. Они полны сдержанной энергии, спокойной силы и мягкого теплого света, свидетельствующего о до сих пор бушующем внутри пламени. Этот неугасимый огонь, свободный полет научной мысли, жар пытливого сердца и вечно ищущей души вкупе с незаурядным талантом и гибким острым умом дали миру немало актуальных открытий в области диагностики и лечения инфекционных болезней. Почти 60 лет трудовая деятельность Натальи Беседновой неразрывно связана с НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Г.П. Сомова, где она прошла путь от младшего научного сотрудника до директора института. 

И на каждом его этапе врач и ученый не ограничивалась стандартными схемами, смело смотрела в суть вещей, явлений и процессов, сумела расширить границы познания и шагнуть за горизонт. Это придало мощный импульс изучению патогенной природы бактерий, позволило выработать новые эффективные методы борьбы с инфекционными заболеваниями в разрезе иммунологических подходов на клеточном и молекулярном уровнях.

 12.jpg

Когда случай становится судьбой

Все профессиональные достижения, ученые звания, заслуженные регалии, награды и благодарности Натальи Николаевны, и ее искренняя любовь к родной специальности не отменяют того факта, что в медицину, а тем более в серьезную науку, подмосковная школьница идти не планировала. Уроженка Клязьмы, отличница и активистка, она считала себя убежденным гуманитарием, увлекалась литературой и музыкой, настроилась на изучение иностранных языков. В приоритете стоял немецкий – во время Великой Отечественной войны ее мама была переводчиком на фронте. В принципе, серебряная медаль открывала двери многих престижных столичных вузов, но девушка закономерно выбрала ин.яз. При этом экзамен на знание языка все равно сдавать требовалось, и здесь вмешался его величество случай, а может, и сама судьба. Абитуриентов вызвали в деканат и объявили, что в этом году девочек принимать не будут – госзаказ поступил только на юношей, которым суждено было стать военными переводчиками.

 - Нам предложили передать документы на педагогический факультет, но я себя учителем не видела и оказалась на перепутье, - рассказала корр. портала VladMedicina.ru Наталья Беседнова. – Сроки поступления практические во все вузы уже вышли, альтернатив осталось немного. Я остановила свой выбор на 1-м Московском медицинском институте им. И.М. Сеченова, хотя и эту сторону профессионального становления и развития не рассматривала, становиться врачом не собиралась. Прошла собеседование и фактически запрыгнула в последний вагон, т.к. документы уже не принимали.Но меня спасла учеба в гнесинском музыкальном училище – творческая жилка и перспектива представлять институт на конкурсах самодеятельности в то время приветствовались и шли большим плюсом в личном досье будущих докторов. 

Меня, как и многих сверстниц, манила суровая романтика и закрытый мир судебной медицины, мечтала стать судмедэкспертом, но после присутствия на ночной эксгумации я к этому делу сильно охладела. Впечатлений хватило, я просто оказалась не готова идти дальше. С энтузиазмом переключилась на инфекционные болезни, с огромным интересом посещала занятия профильного кружка под руководством замечательного специалиста и человека, профессора Константина Бунина. Кстати, позже я брала у него отзыв на свою докторскую диссертацию.

Без пяти минут выпускница первого меда стала усиленно готовиться к поступлению в аспирантуру, но здесь опять вмешалось провидение, у которого были собственные планы – на это место взяли очередного блатного, а расстроенной студентке предложили… кафедру патанатомии. Что по сути одно с судебной медэкспертизой. Она гордо отказалась, и в этот сложный период очень вовремя подвернулась рекрутер из дальневосточных краев нашей необъятной родины, которая искала перспективного молодого врача для работы в лаборатории особо опасных инфекций Приморской краевой санэпидстанции. Вербовщица сумела зажечь искру интереса в душе, рвущейся к самостоятельной независимой жизни девушки, готовой отправиться хоть на край света – дома ее ничто не держало, да и непростой коммунальный быт особой любви к родным пенатам не добавлял. Кроме того, отчим окончил известный на всю страну приморский политех и в красках расписал падчерице красоты и неповторимый морской колорит Владивостока.

Наталья Николаевна «Непушкина»

- Так я в 1959 году оказалась в столице Приморья, но здесь меня тоже ждал неприятный сюрприз – место оказалось занято, и мне предложили должность врача-эпидемиолога Первореченского района в городской санитарно-эпидемиологической станции, - вспоминает Наталья Николаевна. – Я приступила к работе, и где-то через три месяца в одном из детсадов произошла серьезная вспышка сальмонеллеза, в результате которой умерло два ребенка. Поднялся большой шум, стали приезжать высокие чины и медицинские эксперты. От НИИ им. Г.П. Сомова очаг инфекции изучала директор института, крупный специалист по инфекционным болезням Тамара Иваненко. Мы много общались, обменивались мнениями, и очень другу понравились, и она позвала меня к себе. Но обязательную трехлетнюю отработку никто не отменял, и главврач краевой станции Галина Ронис была категорически против, так прямо и сказала – только через мой труп. Помогла Зинаида Колесникова, ставшая к тому времени главным эпидемиологом Приморского края. Пришлось разработать хитроумную комбинацию – когда Галина Фоминична отправилась в командировку, меня за ее спиной быстренько оформили в НИИ. Начала с должности младшего научного сотрудника и мне очень повезло с руководителем – академиком РАМН, заслуженным деятелем науки РФ, профессором, д.м.н. Георгием Сомовым, чьим именем впоследствии назвали институт, и который стал моим маяком и путеводной звездой в профессии.

После двух лет мой энтузиазм начал утихать, я не видела дальнейших перспектив и профессионального развития, мне стало тесно в предложенных рамках, а как раз в то время в ДВО РАН открывали легендарный ТИБОХ – Тихоокеанский институт биоорганической химии, и меня туда приглашали в качестве микробиолога. Продвинутая и прогрессивно мыслящая молодежь шла туда косяком, учреждение снискало себе заслуженную славу передового научно-исследовательского центра в области морских биотехнологий. И я уже была готова уйти, когда кто-то мне порекомендовал не пороть горячку, т.к. скоро в институт придет и возглавит научное направление Георгий Сомов, очень толковый эпидемиолог и микробиолог, полковник медицинской службы ВМФ. Обратилась я к нему далеко не сразу, стеснялась – отношение к науке было тогда намного более уважительным и трепетным, чем сегодня, и я априори смотрела на знаменитого ученого снизу вверх. Когда это наконец-то случилось, и я призналась, что не совсем довольна тем, чем занимаюсь в данное время, он очень удивился: «А я думал, вы под крылышком у директора и всем довольны, Наталья Николаевна Непушкина…».

Очень был ироничный человек, но по-доброму, без сарказма. Обещал что-нибудь придумать в плане самостоятельной работы, дать простор моей запертой научной мысли. Сам Георгий Павлович специализировался в области природно-очаговых инфекций, а я занималась сальмонеллезом и брюшным тифом, вспышки которого случались в городе и крае довольно часто. После нашего разговора он куда-то уехал, а в Ленинграде объявили набор в заочную аспирантуру под руководством профессора Георгия Чистовича. Я получила вызов, и перед самым отъездом в северную столицу меня поймал вернувшийся Георгий Сомов и узнав, что я еду к Георгию Николаевичу, с которым он был дружен, договорился, что они будут вместе меня готовить к защите кандидатской диссертации.

13.jpg

Морским гидробионтам – особое внимание

Пожалуй, такого прецедента в приморской научной практике еще не было – чтобы ленинградский профессор прислал соискательнице из Владивостока на выбор 25 тем! Кандидатскую по брюшному тифу она блестяще защитила в 1969 году, и этому событию предшествовала серьезная полевая работа – молодая ученая вдоволь поездила по приморской глубинке, изучая вспышки заболевания в разных районах края, мастерски и с большим знанием дела распутывая клубок причинно-следственных связей их возникновения и распространения. Но актуальность вспышек брюшного тифа с массовым внедрением в быт жителей водопроводов и строительством очистных сооружений постепенно сходила на нет, а параллельно в институте активно развивалась работа по изучению нового клинико-эпидемического проявления псевдотуберкулезной инфекции у человека (дальневосточной скарлатиноподобной лихорадки), за которую в 1989 году коллектив лаборатории удостоился Государственной премии СССР. Эта работа легла в основу докторской диссертации Натальи Беседновой, которую она защитила в 1980-м. После завершения работы по псевдотуберкулезу уже к тому времени заместитель директора НИИ по науке, а с 1988 года руководитель института развернула новое направление - поиск и изучение механизмов действия стимуляторов иммунитета, выделенных из представителей флоры и фауны Тихого океана.

- К административной работе душа у меня никогда не лежала, но я была вынуждена принять эту должность, хотя сопротивлялась до последнего, - делится Наталья Николаевна. – Георгий Павлович пробыл на посту директора всего пять, лет, а когда ему исполнилось семьдесят, вышел указ, вводящий возрастной ценз для руководителей. Хотя он мог дать фору целому коллективу молодых специалистов, находился в прекрасной форме, был энергичен, бодр и деятелен. Активно работал до 90 лет и никогда ни на что не жаловался. Мне позвонили из президиума РАМН и прямо сказали: принимайте директорство. Мне нужно было сообщить об этом в свой день рождения, я пришла на работу полностью деморализованная и вся зареванная. Георгий Павлович встретил меня с шикарным букетом, а я – в слезы. Когда узнал, в чем причина, философски вздохнул и согласился написать заявление по собственному желанию, но сказал, что останется в институте на должности научного консультанта только при условии, что директором стану я… Первые два года я ревела каждый божий день, мне было невыносимо руководить НИИ при таких обстоятельствах. Но я благодарна судьбе, сведшей меня с этим удивительным человеком, с которым мы проработали бок о бок еще много счастливых, ярких и плодотворных лет.

Плодом такого эффективного тандема стало широкое комплексное взаимодействие с Тихоокеанским институтом биоорганической химии им. Г.Б. Елякова ДВО РАН, Тихоокеанским научно-исследовательским рыбохозяйственным центром, Владивостокским государственным медицинским университетом и практическими учреждениями здравоохранения. В результате проведенных исследований были получены новые удивительные данные об антибактериальных, антивирусных, противоопухолевых и других свойствах БАВ морского происхождения, установлены клеточные и молекулярные механизмы иммуномодулирующего действия. Приморские ученые с успехом обосновали возможность конструирования инновационных лекарственных средств на их основе, разработали экологически безопасные продукты функционального питания и БАДы к пище, удостоенные золотых и платиновых знаков качества, дипломов победителей национальных и зарубежных конкурсов.

По дороге разочарований и побед

Важно, что научно-исследовательская деятельность Натальи Беседновой не осталась только в цифрах и фактах на бумаге, не ограничилась теоретическими изысканиями, а нашла свое применение в практической медицине. Началась Перестройка, затем пришли лихие 90-е и в таких социально-экономических условиях достижения коллектива НИИ им. Г.П. Сомова можно считать если не чудом, то исключительно следствием незаурядного таланта и непоколебимой веры в правильность избранного пути ее руководителя. Хотя он был тернист, полон разочарований и не доведенных до логического завершения проектов, способных произвести настоящую революцию в лечении некоторых заболеваний.

- Меня еще до защиты докторской диссертации Георгий Сомов познакомил со своим тезкой Георгием Еляковым, - отмечает Наталья Беседнова. – Это знакомство переросло в добрую дружбу и тесное профессиональное сотрудничество. Мы стали взаимодействовать на стыке научных дисциплин, что всегда дает интересные и порой непредсказуемые результаты, начали с диагностики псевдотуберкулеза, и этот росток до сих пор жив, в ТИБОХ работает лаборатория, которая и по настоящее время занимается данной проблемой. 

А с замом по науке Юрием Оводовым мы занимались изучением и получением БАВ из мидий, выделив крайне любопытное вещество – митилан. Мы его почти довели до выпуска экспериментальной партии в московском институте антибиотиков. Единственная загвоздка состояла в том, что в ТИБОХ никак не удавалось получить полностью идентичные по составу партии этого средства с серьезным терапевтическим потенциалом. Но после рейдерского захвата института антибиотиков на этих планах и инициативах был поставлен крест. Мы переключились на полисахариды из водорослей, получив эффективный препарат против лучевой болезни – протестировав средство, коллеги из столичного института биофизики признали его самым эффективнымиз используемых на тот момент. Но и этот проект пришлось закрыть – фермент для этого препарата в ТИБОХ получали из моллюска, который обитает только на Камчатке. Однако финансирование резко сократилось, соответственно, приказали долго жить и экспедиции. Путь от научных разработок до конкретного лекарства всегда долгий и дорогой – на это требуется минимум $20 млн и 15 лет кропотливых целенаправленных испытаний.

Но были и очевидные прорывы, безоговорочные победы, поднявшие авторитет приморской науки на недосягаемую высоту и обеспечившие ей передовые позиции в признании клинической эффективности препаратов, созданных на основе БАВ из морской флоры и фауны Дальнего Востока. Одной из них стало получение совместно с ТИБОХ биологически активной добавки к пище, известной жителям Приморья под названием «Фуколам». Это первая в России БАД, полученная на основе фукоидана, выделенного из бурой водоросли Fucusevanescens. Широкий спектр физиологического действия Фуколама позволил рекомендовать его к применению для повышения эффективности патогенетической терапии в комплексе с базисным лечением у пациентов с облитерирующим атеросклерозом сосудов нижних конечностей, больных с дислипидемией.

Чудо-БАД, защита от ран и гриппа

- Это действительно очень интересная и эффективная БАД, которой мы с учеными ТИБОХ ДВО РАН гордимся. Биологически активные добавки к пище использует весь мир, но в России население испытывает к ним вполне обоснованное недоверие. Слишком много у нас шарлатанов и нечистоплотных дельцов, которые под видом биологически активных добавок продают мел и зубной порошок. Конечно, обидно, что БАД, способная по-настоящему помочь, компрометируется постоянным страхом приобрести подделку. Подливают масла в огонь и ангажированные крупными фармкомпаниями врачи, которые прекрасно осведомлены о целебном действии этого иммуномодулятора, но сознательно скрывают данный факт и предлагают пациентам дорогие импортные средства. Это наша страна, наш менталитет, и ничего здесь не поделаешь. Но люди знают наш Фуколам, по достоинству оценили его уникальные свойства и активно спрашивают в аптеках. Выпускается он нерегулярно, и неизменно пользуется повышенным и заслуженным спросом.

А 10 лет назад мы выиграли крупный грант Международного научно-технического центра, благодаря которому сделали на основе Фуколама замечательный молочный продукт – бифидумбактерин, успешно его испытали в больнице ДВО РАН и запустили в производство. Он нормализует микрофлору кишечника, оказывает иммуномодулирующее действие и снижает уровень холестерина в крови. Получили патент, который никто не хотел покупать – молочным комбинатам не было дела до эффективности и целебных свойств нашего бифидумбактерина, для них имело значение только его себестоимость, а она была выше допустимой для извлечения требуемой прибыли. 

В настоящее время мы вместе с учеными ТИБОХ ДВО РАНпродолжаем заниматься полисахаридами из бурых водорослей, изучаем их в качестве адъювантов для вакцин, т.к. многие из них, несмотря на положительное действие, не дают желаемого иммунного ответа организма. Испытывали вакцины против гепатита В и гриппа. Полученные нами адъюванты запатентованы, они существенно усиливают эффективность вакцин, результаты исследований опубликованы в научных журналах, в т.ч. зарубежных. Также наша лаборатория иммунологии совместно с лабораторией владивостокского филиала Государственного научно-исследовательского испытательного института военной медицины Министерства обороны РФ занимается разработкой препаратов нетканых раневых покрытий на основе биологически активных веществ из гидробионтов Тихого океана. 

Еще одно актуальное направление, реализуемое опять же в тесной связке с ТИБОХ, – получение и исследование препаратов против лучевой болезни. Мы не можем прогнозировать, какая судьба будет у всех этих разработок и научных заготовок, которые необходимо довести до ума, но очень надеемся, что их ждет большое и перспективное будущее.

Официальный след в науке

Все звания и регалии Натальи Николаевны можно перечислять долго и обстоятельно. В 1991 г. ей было присвоено звание профессора по специальности «аллергология и иммунология», через три года она была избрана членом-корреспондентом РАМН, в 2000-м - академиком РАМН по специальности «микробиология». Наталья Беседнова является председателем объединенного Ученого совета ДВО РАН по медицинским и физиологическим наукам, членом диссертационных советов.

Она также постоянный член редакционных коллегий таких изданий, как журнал «Антибиотики и химиотерапия», «Тихоокеанский медицинский журнал», «Здоровье. Медицинская экология. Наука».За достигнутые успехи награждена орденом «Знак почета» (1986 г.), медалью ВДНХ (1997 г.), орденом «Дружбы» (2006 г.). В 2001 г. ей присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации».

Наталья Беседнова по праву считается основателем крепкой дальневосточной школы высококвалифицированных специалистов в области микробиологии и иммунологии, многие из которых в настоящее время работают на кафедрах в вузах, заведуют лабораториями института и отделениями клиник. Под ее руководством защищены 31 кандидатская и пять докторских диссертаций, она автор более 300 печатных работ, 30 патентов, соавтор 13 монографий, пособий для практических врачей, технологической документации.

Жизненные ориентиры и семейные ценности

Но не титулы украшают и определяют суть человека, не звания измеряют его ценность для мира. Наталья Беседнова прожила жизнь честно, соотнося свои поступки, действия и решения не с конъюнктурой текущего момента, а только с голосом совести, зовом сердца и велением неравнодушной души. В свои 84 года она полна сил и энергии, сохранила ясность ума, гибкость мышления и мудрую трезвость суждений, в которых явно прослеживаются выстраданные глубоко внутри гуманистические идеи и широкие прогрессивные взгляды.

Наталья Николаевна прошла этот путь познания вместе с любимым супругом, ученым-ихтиологом, преподавателем Дальрыбвтуза, ушедшем из жизни 10 лет назад в годовщину золотой свадьбы. Сын пошел по стопам матери, стал биохимиком, защитил кандидатскую и работал в НИИ по специальности, потом занялся бизнесом и вернулся в институт решать уже не научные, а хозяйственные вопросы. Внучка окончила ТГМУ, уехала в Вологду за мужем-военным, сейчас она успешный детский гинеколог и грамотный врач ультразвуковой диагностики. Есть и совсем кроха-правнучка, отрада и свет в окошке. А прабабушка успевает и активно работать в должности главного научного сотрудника лаборатории иммунологии, и уделять время общению с семьей, и отдавать дань своим увлечениям. Она не домоседка, любит прогулки и путешествия, особенно если рядом обожаемый цвергпинчер Мартин, прирожденный командир как дома, так и на улице.

Дня не мыслит без любимых книг и музыки, слушает классику и джаз, без труда освоила и по достоинству оценила возможности электронной «читалки», с помощью которой странствует по судьбам близких ей по духу людей, оставивших в наследство благодарным потомкам свои многочисленные мемуары. Знаменитый русский писатель и поэт Владимир Солоухин сказал, что самый зловещий из всех земных звуков - тиканье часов. Он напоминает о безвозвратно и для кого-то бессмысленно прошедших годах и неумолимом течении безжалостного времени. Но Наталью Беседнову этот звук не страшит – он всего лишь возвещает, что жизнь прожита не зря, а впереди еще много прекрасных мгновений.

Метки: Наталья Беседнова, Научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Г.П. Сомова


  Рейтинг: 5, Голосов: 11
Количество просмотров: 470
Личный кабинет