Свой среди чужих, не чужой среди своих

4413
Корр. портала VladMedicina.ru встретился и поговорил с одним из владивостокских врачей, вернувшихся домой из-за рубежа, Алексеем Ди. Алексей Юрьевич, перешедший из одной системы здравоохранения в другую, утверждает, что даже в частной медицине нужно придерживаться этических принципов доктора. И главный из них — возможность дать пациенту выбор – где получить качественную помощь. Также врач рассказал, чем привлекательно и опасно медицинское фрилансерство, и за счет чего рождается китайское врачебное чудо.

Алексей Ди, один из лучших сосудистых хирургов Приморья, возобновил свою практику в одной из частных клиник Владивостока. Ранее врач долгое время работал заведующим отделением сосудистой хирургии в «тысячекоечной» больнице Владивостока, неоднократно проходил стажировки за рубежом, по эндоваскулярной терапии и сердечно-сосудистой хирургии – в США и Южной Корее. Он член Российской ассоциации сосудистых хирургов, неоднократный участник российских и международных конференций по сердечно-сосудистой хирургии. Стаж работы специалиста составляет более 15 лет. Алексей Юрьевич является действующим сотрудником международного медицинского центра «Карвар» (Китай), специализирующегося на операциях на сердце и сосудах.

медицинаКитайцы учатся у европейских коллег с огромной скоростью

- Алексей Юрьевич, в чем, по вашим наблюдениям, секрет медицинского бума в Китае?

- В этой стране создана целая программа по привлечению специалистов со всего мира. Их приглашают клиники и больницы Китая, чтобы они оперировали. При этом китайцы крайне быстро учатся у коллег, здесь вполне уместна аналогия с копированием международных брендов — проходит пара-тройка лет, и ноу-хау перестает быть чьим-то эксклюзивом и уже талантливо перенесено на азиатскую почву.

- На кого делает ставку клиника «Карвар»?

- В этом плане мы не избежали общемировых тенденций — оперировать в клинику приезжают хирургические бригады из Европы и Южной Кореи. Турки, например, сегодня ездят оперировать в Казахстан, многие европейцы работают в Корее. Мы сделали ставку на югославскую школу.

Кстати, у них есть чему поучиться. Там до сих пор сохранилась и действует одна из самых сильных школ по кардиохирургии. К нам приезжали такие мэтры, как Мелодин Джоржевич (Словения), Стаменко Шушак, Иван Стоянович — очень уважаемые специалисты в Европе. В ближайшее время ожидаем еще одну сербскую бригаду - в ней работает очень известный кардиохирург Светозар Путник. Кстати, их командировки по миру придают специалистам дополнительный статус.

Почетным консультантом клиники «Карвар» является человек, который стоял у истоков организации этого центра, – южнокорейский профессор кардиохирургии господин Сонг Мён Гын. И он также оперирует в Китае.

- Как изменилось отношение пациентов к клинике после того, как в ней появились иностранные специалисты?

- Мы работаем на бренд. И уже есть прямое доказательство тому, что китайцы доверяют европейцам. Как только в клинике появилась сербская бригада, в нее сразу пошли пациенты. Сейчас в Инчуане кардиохирургия пока на низком уровне. И наша задача – чтобы пациенты оттуда не ездили на операции в Шанхай или Пекин. И даже когда европейцы уедут, у китайских кардиохирургов поднимется уровень. Мы планируем создать интернациональный состав специалистов в клинике. Но сербы должны работать своей бригадой, а китайцы – своей. Их нельзя «смешивать» - здесь языковой барьер и сплоченность команды, где каждый врач уже без слов знает, что и когда ему надо делать.

Сейчас мы делаем около 150 операций в год. Двумя бригадами можем выполнить в два – три раза больше. И одна из целей приезда сербов –учить китайцев. Техники в разных странах различные, разные подходы и методики, которыми пользуются врачи. Они не лучше и не хуже, ведь главное – результат, пациенты выздоравливают и уходят домой на своих ногах. В прошлом году мы проводили кардиологический форум, на который приезжали китайские кардиохирурги и делали серьезные доклады. В целом кардиохирургия в стране очень хорошо развита, не хуже, чем в России. Есть и нюансы. Когда русский докладчик, пишет, что он сделал, допустим, 500 операций, то у его китайского коллеги эта цифра равняется пяти тысячам. Там пациентов много, и врачи довольно быстро набивают руку.

медицинаГосмедицина дала старт дальнейшей карьере

- В какой-то момент вы кардинально поменяли свою профессиональную жизнь, уйдя из государственной медицины. Вспоминаете с благодарностью то время?

- Не стану лукавить, работа в «тысячекоечной» больнице на определенном этапе развития стала для меня хорошей школой, за что я крайне благодарен коллегам и руководителям. Когда я только начинал работать хирургом, то долго определялся со специализацией. В итоге остановился на сосудистой хирургии. Скажу так: в нашей профессии развита конкуренция, каждый доктор старается развиваться и совершенствоваться, чтобы стать уникальным специалистом. Я в свое время заметил, что во Владивостоке работает немало хирургов, а вот сосудистых хирургов гораздо меньше. Сразу подумал: раз узкоспециализированная отрасль, то и конкуренции будет меньше, смогу хорошо зарабатывать. А когда начал работать, то увидел, что в основном, по данной специализации лечатся пациенты престарелого возраста, которые воспринимают медицину еще по советским принципам. Тогда я понял, что нужно работать на имя.

- И здесь мы сталкиваемся с довольно распространенным среди пациентов мифом – врач не должен зарабатывать, а обязан всех лечить от звонка до звонка за клятву Гиппократа и небольшое вознаграждение.

- В советской медицине, которую так любят приводить в пример, система работала несколько иначе. Да, врач начинал с невысокой зарплаты, но был социально защищен, получал путевки в санатории, а со временем – и жилье. И поэтому можно было работать за те деньги, которые ему платили на начальном этапе карьеры. Сельский врач и вовсе никогда не копался в огороде, ему все приносили благодарные пациенты. Сейчас все иначе, врач сам должен уметь себя прокормить, никаких льгот не осталось, за все надо платить из своего кармана. Поэтому многие со временем уходят в частную медицину.

Когда я только начинал работать, одна из мыслей была – набраться опыта в госклинике, а потом уйти в частную медицину. И я задержался, набираясь опыта. Но потом достиг определенной планки, выше которой во Владивостоке уже не прыгнешь. В 2006 году я задумывался над тем, чтобы уйти. Но в тот момент руководителем в «тысячекоечную» пришел Вячеслав Викторович Глушко и поставил меня заведующим отделением. Для меня это был новый вызов, и я остался на несколько лет, продолжая расти в профессиональном плане. Стал делать операции, о которых раньше не предполагал, начал совершенствовать работу отделения. Как будто открылся третий глаз.

- То есть Вячеслав Глушко помог вам выйти на качественно новый уровень?

- Я считаю, что Вячеслав Викторович - один из лучших руководителей в крае. Он доверял молодым специалистам и старался научить их чему-то новому. Приглашал очень хороших учителей, консультантов, экономистов и маркетологов, которые учили докторов работать и руководить в условиях современной экономики и системы здравоохранения. Вячеслав Викторович хотел выстроить службу среднего звена — заведующих отделениями. И добивался, чтобы мы умели управлять своим коллективом, развивали платные услуги, без которых государственное здравоохранение не сможет полноценно функционировать. Заставлял понимать медицину как рынок.

В итоге я стал задумываться, кто такие врачи. И когда стал вникать во все тонкости, начал много читать, то понял, что мне надо нечто большее, недостаточно быть просто заведующим и врачом. Потому что заведующий, по сути, тот же врач, только на него еще и все шишки сыпятся, и наказать могут за чужие проступки. Поэтому я ушел из больницы. В последнее время и главврач стал директором, которого можно поставить и снять, не такая уважаемая должность как раньше. Кстати, мне неоднократно поступали предложения стать главным врачом, но я не согласился. Для меня это значит стать еще одним мальчиком для битья, а я не готов к этому. Но до сих пор благодарен Вячеславу Викторовичу за все уроки и помощь. Для меня он, по-прежнему, учитель. Я видел, как он работает и разговаривает, и считаю, что многому у него научился.

- В итоге вас занесло в другую страну.

- Да, здесь в определенный момент я достиг потолка. Долго выбирал, куда ехать, в другой город или вообще в другую страну? Я просто очень хотел поменять свою жизнь. И когда сделал следующий шаг, то понял, что мир большой, и не только медицинский. В нем может быть много интересов. Освободил свое сознание от каких-то оков, стал понимать многое, что творится в мире. Встретил других учителей, которые повлияли на мой образ мышления.

Почему я хотел уйти до сорока лет? Потому что понимал, что потом мне будет тяжелее чему-то научиться. Совершить шаг, чтобы поменять все – такой шанс дается не часто в жизни. Еще чуть-чуть, и я бы не решился.

медицинаРоссийское здравоохранение проигрывает, в основном, из-за сервиса

- Но все же базовое образование у вас - медицинское

- Да, из медицины совсем я не ушел. Врачом я себя еще чувствую, как администратор - пробую. Но я не бизнесмен, хотя хотелось бы зарабатывать своей профессией деньги. Чем хороша хирургия – надо принимать решения и не бояться нести за них ответственность. Это очень помогает в жизни.

Первое и основное – это медицинский туризм, от которого никак нельзя отвернуться. Этот рынок только развивается, и он будет расти еще минимум 10-20 лет. Бороться с этим явлением нет смысла - люди все равно будут стремиться получать помощь за рубежом, при условии, если там выше уровень помощи и сервиса.

Порой если человек твердо намерен лечиться у иностранных врачей, бессмысленно его отговаривать. В этом случае я постараюсь помочь ему найти лучшую клинику, лучшего врача, минуя многочисленных посредников, если это возможно. В этом плане России тоже есть, что предложить пациенту, для баланса экономических весов, надо, чтобы и к нам иностранцы приезжали. А их надо грамотно привлекать.

- Чего, на ваш взгляд, нам не хватает, чтобы сделать этот шаг? Маркетинговых решений или специалистов?

- Не буду оригинален, но элементарного медицинского сервиса и людей, которые выстраивают грамотную маркетинговую политику. Что и говорить, если даже наши пятизвездочные гостиницы недотягивают до таких же в юго-восточной Азии. Сегодня в регионе есть больницы, которые могут претендовать на роль клиник, на которые можно завести медицинский туризм, медцентр ДВФУ, например. Это один из лучших центров, где я был. Он построен как современная больница с современной инфраструктурой. Хорошо организованы места врача и пациента, прекрасные операционные — все по международным стандартам. Но все равно сервиса клинике определенно не хватает, здесь есть над чем работать.

- Но в крае есть многие направления, которые можно успешно продавать даже иностранцам.

- Те больницы, в которых их развивают - уже старые. Если на них посмотрит иностранный пациент, который уже многое видел, то больше туда не придет. Там все может быть отлично по нашим меркам, но эти больницы не годятся для планового приема иностранцев. По моему мнению, здания большинства ЛПУ надо давно перестраивать. Если посмотреть современные СанПины, то большинство из больниц им не соответствуют. Самый показательный пример отсутствия сервиса в России — состояние туалета. Может быть самая современная регистратура, операционная и приемный покой, но зайдя в туалет, можно все сразу понять о клинике.

медицинаВрачи-фрилансеры — тенденция сегодняшнего дня

- Вы не следите за своими сокурсниками, как они сегодня живут и работают в современной медицине?

- Многие ушли в частную медицину. Например, травматолог Шлыков, хирург Зиганшин – это бренды, за которыми тянутся пациенты, и эти врачи уже выбирают, где оперировать. Вадим Достовалов подошел к медицине с другой стороны — стал главным врачом. Потом Олег Пак – человек, на которого, я считаю, можно равняться – защитил кандидатскую, стажировался в разных странах, знает несколько языков. Работал за границей и все-таки вернулся. Возможно, в чем-то я понимаю тех, кто не уехал из Владивостока. Здесь тебя знают, и не надо ничего начинать с нуля. В столице, например, ко мне никто не пойдет, поскольку в Москве делают такие технологические операции, о которые многие из нас могли читать только в журналах.

- Не задумывались, что сегодня медицина представляет для врачей вашего поколения? Чем она стала для них?

- Ирония – у каждого поколения абитуриентов всегда спрашивают – почему идете в медицину, там же маленькие зарплаты? А мы все верим, что когда закончим вуз, будет лучше. И каждый раз обманываемся. В основном, те, кто расстается с государственной медициной, ей разочарованы. Один мой знакомый хирург, старший товарищ, с глубоким сожалением уходит из крупной больницы. Он очень любит свою работу, умеет общаться с пациентами, и на пенсию рано, но сильно устал. К сожалению, в отрасли мало что меняется. Часть врачей уходит, вся нагрузка падает на оставшихся. А она не уменьшается, а наоборот увеличивается. Врачам все время что-то обещают, но я начинаю понимать, что кроме обещаний нам ничего дать не могут. А на меня они уже не действуют. Человек всегда склонен искать – где лучше, рыба – где глубже.

- Доктор все равно без работы не останется, тем более, если приложит усилия для этого?

- Все верно, надо грамотно распределять усилия, с умом использовать наработанные стаж и практику. Сегодня во Владивостоке есть очень много частных операционных и клиник. Госмедицина, в том числе, тоже приглашает врачей на отдельные операции. Фрилансеров среди докторов становится все больше. Они бренд, на них идут пациенты. И я себя тоже могу рассматривать как фрилансера, сам решаю, где и кого я буду оперировать.

- Государству вряд ли удобна такая практика.

– Конечно, тем более что речь идет об опытных специалистах. Но это задача государства – заинтересовывать специалистов - условиями труда, зарплатой. Ведь мы уже думаем не только о себе, но и о своей семье. Врач не должен нуждаться в деньгах. За границей именно так: там специалисты знают, что такое стабильность.

Врачебная этика уместна всегда

- Если вы рассматриваете себя как фрилансера, то в чем смысл сотрудничества с российскими кардиохирургами?

- Изначально я приехал из Китая поговорить с кардиологами и рассказать, какие методики применяются в Инчуане. Один из пунктов - развивать в Приморье медицинский туризм. Но и тянуть всех пациентов в Китай тоже не хочется, нужно, чтобы пациенты шли и к нашим врачам. Некоторые ведь не доверяют никому, кроме русских докторов. Они, в свою очередь, должны работать и хорошо зарабатывать. И я никогда никого не будут в этом переубеждать. Сейчас моя задача - посоветовать пациенту, к какому врачу лучше обратиться.

Нельзя врать человеку – убеждать, что ему помогут только за рубежом. Поэтому всегда предоставлю пациенту выбор. Я не могу думать по-другому, врачебная этика во мне сидит крепко. Работая в частной медицине, стараюсь придерживаться этих принципов.

- Сохраняется ли сегодня, на ваш взгляд, преемственность и общность между врачами?

- Это воспитывается еще в университете. Но мне кажется, что в последнее время что-то во врачебном обществе пошатнулось. Ведь у такого явления, как врачи-фрилансеры, есть и обратная сторона – теряется общность. Я стараюсь советоваться с коллегами, но не могу не признать, что мы стали относиться к медицине как к рынку, дербанить куски пирога, а это может привести к катастрофическим последствиям. Когда работа разрознена, ее результаты будут хуже. Нужен постоянный обмен мнениями, знаниями, а так – каждый сам по себе.

- Если бы вас пригласили прочитать лекцию в университете будущим хирургам, чтобы вы им сказали? Вряд ли их готовят к жизни за стенами вуза.

- Я бы, наверное, больше говорил об этике общения с пациентом. Потому что далеко не все наши врачи умеют говорить с больным и его родственниками. Это и есть часть сервиса. Мог бы посоветовать им то, чего сам не сделал в свое время, — окончив обучение в медицинском университете и получив специальность, продолжить его на других базах, в том числе и за рубежом, чтобы понимать разницу между разными школами и найти свой правильный путь. Получив знания в одном месте, все равно чувствуешь какой-то предел возможностей, поэтому надо стараться совершенствоваться.

- То есть врач должен быть не винтиком механизма, а индивидуальностью?

- Парадокс - врач в любом случае – винтик механизма, даже если он индивидуальность. Главное, чтобы человек сам себя уважал. Тогда и другие будут к нему соответственно относиться.

Ранее по теме:

Один из лучших молодых сосудистых хирургов Приморья вернулся во Владивосток

Метки: медицина


  Рейтинг: 4.46, Голосов: 78



Поделиться
4413
Личный кабинет