Павел Овчаров: Когда пациенты уходят от меня с улыбкой — это кайф!

4179
Портал VladMedicina.ru продолжает серию публикаций о работниках приморской медицины, работающих на благо пациентов в самых отдаленных населенных пунктах Приморья. Павел Овчаров, врач ультразвуковой диагностики Дальнереченской ЦГБ — доктор особый, понимающий, что лечение пациента во многом зависит не только от умелых рук и знаний специалистов, но и от уровня сервиса и отношения медиков. От него многие пациенты как раз и уходят с улыбками, а значит, с повышенными шансами на выздоровление.

УЗИРаботать привык много

Работает Павел Альбертович много, потому что твердо знает — правильно организованная работа позволяет помочь многим пациентам. Смеется, что с возрастом уже выработался трудоголизм и «дурная» привычка – начинать очень рано рабочий день.

«Мы с женой, наверное, единственные из коллег, кто в семь утра уже приходит на работу. Фактически, в 7:15 пациенты уже ждут своей очереди на обследование. Когда еще работал в Спасске, мне хотелось иметь временное окно, которое не занято потоком пациентов, чтобы выделить тех, кому нужен повторный или более тщательный осмотр. Необходимо оставить себе время для анализа всей работы. Бывает, звонят коллеги: «У меня такой-то пациент на обследование. – Не вопрос, 7.15 – я жду». И пациент приходит»,- рассказывает доктор. - Тем более, многие приходят в поликлинику специально пораньше, надеясь сэкономить время. А почему не дать эту возможность? У меня некоторые больные говорят: «Доктор, а мне еще нужно анализы сдать. – Без проблем, сдавайте, потом зайдете и заберете заключение»,– продолжает специалист.

Павел Альбертович знает и успешно применяет в дополнение к УЗИ остальные визуализирующие методики: рентген, компьютерную томографию, а также функциональную диагностику. Его рабочий день делится на две части. Первая половина — прием в поликлинике. Это амбулаторные пациенты (в том числе, и дети), которых направляют на обследование терапевты, хирурги и все узкие специалисты. Часто к доктору приезжают пациенты и из Красноармейского района, который граничит с Дальнереченским. К сожалению, иногда получается, что физически принять всех пациентов просто невозможно. По нормативам, врач УЗИ-диагностики должен принимать в поликлинике всего десять больных, однако специалист успевает осматривать за день до 30-40 человек.

«Да, я бы вряд ли принимал эти 40 человек, если бы это входило в обязательную нагрузку на одну ставку. Но в этом вопросе мы нашли с главврачом общий язык: наша задача – снять нагрузку, а главврача – найти средства на оплату дополнительной работы», – считает Павел Альбертович.

Плюс, сейчас его служба также помогает больнице выполнять дополнительно различные программы: уже три года в ЦГБ занимаются диспансеризацией взрослого населения, пять лет – осмотром детей, в том числе, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

«Причем это непрерывно: заканчивается что-то одно, начинается другое. Я всегда выделяю время на такой осмотр, потому что диспансерных пациентов нельзя «запускать» на обследование в общем потоке. Если человек добровольно решил проверить свое здоровье, а вместо этого вынужден сидеть под дверью у врача несколько часов, то у него не появится желание прийти снова.

УЗИПриказы приказами, но нужно учитывать и реалии

Несмотря на то, что идея правильной организации врачебного труда начала внедряться в приморское здравоохранение относительно недавно, дальнереченская служба УЗИ-диагностики уже давно работает с пациентом, существенно экономя время врача. Во время осмотра пациента доктор озвучивает размеры и особенности строения органов и структур медсестре, которая сразу заносит их в протокол.

«Да, по-хорошему, я должен посмотреть пациента, сесть подумать, проанализировать, и тогда я уложусь в те 40-60 минут, которые мне отведены приказами. Но нужно более реально к жизни относиться, потому что по-другому нельзя», – уверен врач. – Я не могу удержать в голове кучу цифр, но зная норму умею отличить ее от патологии. Пока я диктую и наговариваю цифры и значения, «компьютер» в голове все это щелкает и отмечает. В итоге к концу исследования уже есть заполненный протокол исследования. Я беру его у медсестры, смотрю данные и пишу заключение. В результате у нас сокращается не длительность самого исследования, а время на непроизводительные нужды»,– рассказывает доктор.

Есть проблемы? Позвони!

Вторая часть рабочего дня проходит в стационаре. Здесь врач также четко организовал свою работу. Коллеги Павла Альбертовича уже знают – если нужна помощь, то достаточно позвонить ему на мобильный.

«Не люблю, когда в коридоре у меня толпятся люди. Я в свое время был в шоке, когда прихожу в больницу – врач работает, а у него под дверью кабинета УЗИ 15 человек со всех отделений стоит. Зачем их всех собирать? Все рядышком: позвонили – приехали. Когда они со мной работают, такого нет, я их отучил от этого»,– рассказывает Павел Альбертович.

По его словам, важно правильно расставить приоритеты. К пациенту, находящемуся в реанимации, врач спешит в первую очередь. Затем возвращается к себе в кабинет и звонит хирургию или детство — есть назначения на УЗИ? Если да, то пациенты спокойно приходят на обследование. Позже такой же звонок раздается в терапевтическом отделении. Или приходят медсестры и говорят: «Нам нужно посмотреть этого пациента пораньше». Проблем нет — врач никому не отказывает в просьбе. Главное — грамотное оперативное управление.

«Я постоянно работаю с двумя медсестрами: одна – в стационаре, другая – в поликлинике. Если я где-то отсутствую, они решают организационные вопросы. Я всегда должен знать, что происходит в моей службе. Приезжаю, например, в стационар, мне медсестра говорит, что приносили такие-то истории, нужно сделать это и это. Тут без среднего звена не обойдешься, потому что оно – опора, мои глаза и уши», – считает доктор.

УЗИС мечтой об экспертном классе

Больше всего врач мечтает о новом оборудовании экспертного класса, тем более что о возможности дополнительного оснащения больниц говорил и губернатор. Несмотря на то, что оборудована ЦГБ довольно неплохо, новая аппаратура существенно обострила бы «зрение» диагностической службы.

Сейчас в поликлинике врач работает на аппарате, который был получен по нацпроекту «Здоровье» в 2007 году. С учетом нагрузки и того, что он представлен в единственном экземпляре, – уже проживает третью жизнь и должен в скором времени уйти на заслуженный отдых. Многое из оборудования появилось в больнице в рамках программы модернизации здравоохранения по таким направлениям как «борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями» и «перинатология и родовспоможение». Аппаратура по большей части портативная.

«Понятно, что на «запорожце» тоже можно ехать, но только не быстро и не с таким комфортом, как в «мерседесе». То же самое здесь. Например, на «Лоджике» я прекрасно смотрел сосуды, в том числе, и периферические, делал дуплексные исследования сосудов головного мозга и эхогардиографию. Он более-менее предназначен для этих целей, хотя второй доктор смотрела брюшные полости на этом же «Лоджике». Как всегда, идет комплект дополнительных датчиков, которые позволяют проводить все обследования. На сегодняшний день аппарат сломался. На «Медисоне» тоже делаю практически все, в том числе, и экспертное первое скрининговое исследование при беременности. Пока ко мне едут пациенты из Новопокровки, я посмотрел беременных женщин из Лучегорска, время оставалось (прикинул, что они к половине 11-го приедут), успеваю еще детское отделение посмотреть: звоню туда, мне приносят или проводят маленьких пациентов на осмотр. Еще время остается, звоню в роддом. Для меня не составляет труда «перепрыгнуть» с аппарата на аппарат», – раскрывает тонкости работы Павел Альбертович.

Для второго скрининга нужен грамотный клиницист

Еще одна черта характера врача — основательность. Без нее, уверен Павел Овчаров, нельзя решать многие поставленные перед службой задачи. По его словам, если больница полноценно займется выхаживанием маловесных детей, то обследование новорожденных нужно будет проводить прямо в родзале. А для этого необходимо подготовить педиатров.

«Сейчас некоторые говорят, что мы в таком случае потеряем специалистов. Но почему? Просто педиатр будет владеть еще одной специальностью. Нужно определиться с кандидатурой из тех, кто останется и не уедет после получения дополнительной специальности. Выбирать стоит из докторов, которые по нашим меркам еще достаточно молоды и будут работать еще 10-15-20 лет. В то же время, у них уже есть достаточный клинический опыт», – считает врач. – Тем более нужна взаимозаменяемость специалистов, люди болеют, уходят в отпуска, уезжают на учебу, а это – непрерывный процесс. Нельзя же женщинам сказать: «Вы в этот период не рожайте, так как не будет акушера-гинеколога, или – вы не болейте, у вас не будет этого доктора». Конечно, будем учиться и передавать друг другу знания. Я в тайне надеюсь, что если появится педиатр, то ему, возможно, легче будет освоить второй пренатальный скрининг на нашей территории, чтобы он мог раз в неделю выделять на него время. Я прекрасно понимаю, что один не смогу все это вытянуть»,– добавляет Павел Альбертович.

По его словам, именно из клиницистов как раз и получаются самые лучшие диагносты. Корифеи отрасли – главный российский внештатный специалист профессор Владимир Вячеславович Митьков и крупнейший специалист в ультразвуковой диагностике детского возраста профессор Михаил Иванович Пыков – высказывают общую мысль, что доктор, который приходит в эту область, должен поначалу поработать клиницистом. Однако выпускники российских медицинских вузов сразу хотят «заузиться» и работать только в одном направлении. Павел Овчаров удивляется, как можно работать, если ты все в целом не видел и не можешь грамотно интерпретировать.

«Пациенты порой рассуждают: «Мы поедем туда, там аппарат новее». Но поймите, за аппаратом сидит человек, и с самым новейшим оборудованием он может не увидеть того, что увидит врач с богатым клиническим опытом. Хорошо бы, чтобы те кто хотят стать специалистами ультразвуковой диагностики в акушерстве и гинекологи, в педиатрии, в терапии и т.д. хотя бы года два-три проработали клиницистами», – уверен специалист. – Наша же служба считается параклинической и мне всегда нравилось определение, что мы являемся глазами клинициста, позволяя ему заглянуть внутрь организма. Он лечит, а мы ему даем возможность увидеть то, что ему нужно лечить», – добавляет он.

Павел Альбертович за диалог между врачами. Например, когда приходят коллеги и говорят, что не могут понять, какая проблема у пациента, он всегда готов совместно посмотреть больного. Без взаимодействия здесь не обойтись — задача диагноста рассказать, что он увидел, а клинициста — собрать анамнез и интерпретировать всю полученную информацию.

УЗИНепрерывно учиться и брать новые высоты

Еще один миф медицины — в отдаленных уголках врачам сложнее делать качественные рывки в работе. Медицинское образование построено на принципе непрерывности. Но Павел Овчаров уверен: находит отговорки только тот, кто не хочет учиться.

«По нашей тематике в России публикуют материалы четыре-пять журналов. Что-то издательства присылают бесплатно, что весьма радует, на что-то оформляешь подписку в интернете, благо сейчас можно получить массу периодики, в том числе и зарубежной, в сети. Медицинский язык везде один, если что-то где-то непонятно, всегда можно переводчиком воспользоваться. Хочешь быть в тренде, то будешь в нем»,- считает Павел Альбертович.

В тезисах предпоследнего съезда ультразвуковых диагностов в Благовещенске в 2010 году был опубликован совместный доклад Павла Овчарова и хирурга Александра Золотова. Он касается исследования проекционной анатомии лучевого нерва на уровне нижней трети плеча. Александр Сергеевич, подчеркивает доктор, замечательный генератор идей, и у него ко многим вещам нетрадиционный подход.

«Переписывались с ним, и он подкинул идею: «А можно это сделать? – Попробую». Начал пациентов смотреть, набирали статистику. Довольно интересная вышла работа, получившая у коллеги дальнейшее развитие. Позже она вошла в компьютерную программу, которая позволяет хирургам вводить основные морфометрические параметры (например, размеры плеча) и четко определить, где произвести разрез, чтобы не повредить лучевой нерв»,- рассказывает доктор.

Врач добавляет, что появляющиеся современные виды УЗ исследований связаны с новыми аппаратными методиками. Простая визуализация исчерпала себя лет 10 назад, все, что можно было посмотреть – посмотрели, померить – померили. Идет внедрение новых технологий, например, тканевого допплера, 4Д режима, эластографии и многого другого.

«Если мы просто смотрим щитовидную железу, то можем ничего и не увидеть, а если добавим эластографию сдвиговой волны, то уже найдем какой-то узел, чья эластичность ниже, хотя ткань выглядит так же. На этом уже построены новые технологии в диагностике»,– отмечает Павел Овчаров.

Последнее время появились аппараты, позволяющие провести внутрисосудистые исследования, причем неинвазивно и не уступающие контрастной ангиографии. Достаточно просто увидеть просвет сосуда (аппарат сам произведет реконструкцию его внутреннего пространства) и там с легкостью найти бляшки или повреждения внутренней сосудистой оболочки, порой без использования специальных контрастных средств. Последние технологии дают возможность не только сосуды, но и целые органы реконструировать и увидеть, как они выглядят снаружи.

Мы умеем почти все!

Оборудование устаревает так же быстро, как и обычные компьютеры: в течение пяти – семи лет новинка превращается в кучу железа. Может быть, мечтает Павел Овчаров, служба придет к тому, что будет происходить быстрое обновление аппаратуры, и не останется тех медучреждений, где оно отсутствует, а где-то по необходимости его приобретут и под конкретного специалиста. Впрочем, исследования на базе Дальнереченской больницы сейчас мало уступают тем, которые делаются в том же Владивостоке и других крупных городах. Да, по объемам они пока несопоставимы, но разнообразны – исследования брюшной и грудной полостей, протоковой системы печени и сосудов почек при различных патологиях, выявление различных скрытых стенозов сосудистой системы головного мозга, заболеваний сердца, начиная с ишемической природы, и многое другое.

«Существует этапность оказания медпомощи. Нашли, например, опухоль почки, описали. Этот пациент уезжает во Владивосток и попадает в поликлинику при онкодиспансере. Там доктор смотрит результаты нашего исследования и уже знает, что на правой почке – очаговое образование. Да, они видят это чаще, а мы можем столкнуться с такой нозологией раз в месяц, но наша задача – описать это правильно, чтобы коллеге из Владивостока было понятно. Порой пациенты приезжают и говорят: «Меня смотрели во Владивостоке, и они написали все то же самое, что и вы», – отмечает доктор.

Послесловие или почему важно работать в удовольствие

Лучшее, что есть в работе Павла Альбертовича Овчарова — это общение с пациентами. Доктору важно, чтобы пациент ушел от него не только довольным, но и с улыбкой. Например, специалист любит работу в стационаре из-за того, что там нет гонки по времени. А значит, можно и поговорить с пациентами, причем не только про болячки. Поэтому работа в стационаре уравновешивает врача эмоционально.

Особенно интересны пациенты из первичного сосудистого отделения. Как правило, это люди в возрасте, уставшие от жизни и болезней.

«А настраиваю персонал на то, чтобы таких пациентов возили ко мне, и чтобы санитарочка расстелила пеленку на кушетке да помогла раздеться, а доктор, то есть я, еще и поддержит, пока больной ложится, да поможет повернуться и встать. И люди мягчеют душой, им приятно. Когда покидают кабинет, все улыбаются... Вот от этого и мне кайф!»,- смеется доктор.

Сайт больницы

Ранее по теме:

В Дальнереченске сигареты поменяли на апельсины

Дальнереченск взял сердечно-сосудистые заболевания под особый контроль

Павел Серебряков призвал приморский бизнес следовать примеру нефтяников

Дальнереченские дети получили в подарок от нефтяников шикарные дворцы здоровья (ФОТО)

Метки: УЗИ


  Рейтинг: 4.87, Голосов: 31



Поделиться
4179
Личный кабинет