Централизованный контроль как общественное благо

4597

Стоит ли ожидать резкого повышения цен на лекарственные препараты, почему функции государственного контроля над работой медицинских организаций должны быть сосредоточены в одних руках, какая роль в этом отводится саморегулируемым врачебным объединениям, как тотальный госконтроль соотносится со свободой предпринимательской деятельности, можно ли избежать проверок, и кто контролирует сам Росздравнадзор? Обо всем этом в интервью порталу VladMedicina.ru рассказала руководитель Управления Росздравнадзора по Приморскому краю Наталья Двуреченская.  

Под защитой «Большого брата»

- Наталья Михайловна, многие приморцы обеспокоены возможностью резкого подорожания лекарственных препаратов – такой сценарий возможен?

- Если мы говорим о группе ЖНВЛС (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства, - прим. ред.), то эта сфера полностью регулируется государством, с этой стороны граждане защищены абсолютно.  В Приморье за нее «отвечает» постановление губернатора, в котором определены верхние границы надбавок, выходить за которые запрещено. Перечень ЖНВЛС довольно обширный, он включает в себя более 2000 наименований лекарств. В него постарались внести необходимые людям препараты из различных групп. На этот перечень никакого значительного повышения цен не будет.

Причем данный запрет касается оптовиков, поставщиков, соответственно, и розницы. У каждого участника есть свой установленный предел надбавок, за который перейти они не могут. Рост цен на эти препараты за год у нас в крае не превысил одного процента. Поэтому беспокоиться и впадать в панику не стоит. Она, как инфекция, очень быстро распространяется. И лекарства – не бытовая техника, у них есть срок годности и определенные требования к хранению. Если их набирать впрок, про запас, они могут испортиться, и деньги будут выброшены на ветер.

- А что касается остальных групп препаратов?

- Конечно, их стоимость мы регулировать не можем, здесь собственники аптек вправе устанавливать любые свои наценки. В российском законодательстве отсутствуют нормативные документы, устанавливающие контроль над ценообразованием «свободных» товаров. Хотя я не исключаю, что какие-то законодательные инициативы в данном отношении будут. Сегодня все, и в первую очередь, правительство, озабочено ростом цен. Хотя я считаю, что на остальные препараты и так большого повышения ожидать не стоит, так как все меры направлены на стабилизацию цен. Финансовая ситуация постепенно придет в норму.

Когда звучит команда ФАС 

- А вы считаете правильным вводить специальным постановлением или указом госрегулирование цен на все лекарственные препараты?

- У меня двойственное отношение к подобным инициативам. В аптечных сетях и так высокая конкуренция. Государство жестко регулирует цены на обширную группу ЖНВЛС, поэтому аптечный бизнес, чтобы не скатиться к нулевой или отрицательной рентабельности,  вводит свои наценки на другие группы. Но и здесь сильно завышать цены они не могут вследствие серьезной конкурентной борьбы.

Рынок сам регулирует эти вопросы ценообразования – покупатель при одинаковом качестве товара всегда пойдет туда, где дешевле. И если ввести госрегулирование на все группы препаратов, порядка 50% аптек просто не выживут. Аптека – тот же магазин, только со специфической продукцией, а правительство госрегулирование цен на продукты питания или бытовую технику вроде инициировать не собирается. Это бы противоречило основным базовым принципам свободной рыночной экономики. При этом мы хотим, чтобы аптеки подпадали под это жесткое госрегулирование. Тут есть противоречия.

- Люди очень часто задают вопрос: почему в разных аптеках цены на один и тот же препарат так сильно отличаются?   

- Отличаются, потому что аптеки берут лекарства у разных оптовиков и разных производителей, плюс своя наценка. Понятно, что стоимость ЖНВЛС сильно отличаться не может, а на другие препараты сети могут установить любую наценку. Это их право. Но не все так просто. Если у кого-то от всех этих диких «танцев» валюты и экономических санкций немного помутился рассудок, и он решит резко поднять цены, на арену выходит Федеральная антимонопольная служба. У нее есть такие полномочия. Если необоснованную наценку совершают крупные сети одновременно, то это будет рассматриваться как действия и сговор монополистов. И это прямая зона работы и ответственности ФАС. И служба такой ситуации не допустит.

Под одной крышей и в одних руках

- Эксперты неоднократно критиковали новую редакцию законопроекта «Об обращении медицинских изделий», обвинив разработчиков в плагиате закона «Об обращении ЛС» со всеми его недостатками. Согласны с такой постановкой вопроса?

- Не вполне, эти документы и должны быть похожи, во многом повторять и дублировать друг друга. Государственный подход и к обращению лекарственных средств, и к обороту медизделий должен быть единым и унифицированным. Это разумно. Для нас важно и нужно, чтобы эти законы были похожи – тогда будут одинаковые правила, нормы. И госконтроль над обращением ЛС должен быть централизован и сосредоточен в одних руках. В настоящее время функции госконтроля над качеством оказываемых медицинских услуг и над оборотом лекарств и медизделий, в том числе, сильно «распылены» между разными ведомствами. Мы контролируем, администрация края в лице отдела лицензирования, ФАС, прокуратура…

Прежде всего, это очень тяжело для бизнеса, потом, у каждой надзорной службы свои методы и свой подход. Опять же, сложилась довольно парадоксальная ситуация – администрация края, которая ответственна за организацию работы в фармацевтических и медучреждениях, соблюдение стандартов, маршрутизации, и пр., сама же выходит на контрольные проверки, сама должна находить нарушения и составлять протоколы. То есть  администрация в одном лице является собственником, финансовым агентом, контролером и организатором. Так быть не должно. Хотя признаю, что Приморский край на фоне многих субъектов в плане организации качественной медицинской помощи выглядит очень даже неплохо.

- Правительство проблему признает?

- Во всей ее полноте и остроте. Так, 20 августа этого года прошло заседание экспертного совета при ФАС России по развитию конкуренции в здравоохранении и сфере обращения медицинских изделий. В одной из его резолюций, в частности, прямо указано, что в области лицензирования во всех проверенных субъектах РФ выявлены нарушения. Это свидетельствует об установлении на территории страны фактически разных регуляторов режимов, затрудняющих развитие предпринимательской активности в сфере оказания медицинских услуг и защиту прав граждан.

- Проблему обозначили, а пути решения?

- Цитирую дословно принятую резолюцию. Пункт первый: передать полномочия по лицензированию и лицензионному надзору в сфере оказания медицинских услуг в Росздравнадзор. Пункт второй: создать и привлечь к оценке качества оказываемых услуг врачебные саморегулируемые объединении.

Мы выступаем за аккумулирование всех надзорных функций под эгидой нашего ведомства, но не потому, что нам нужна лишняя работа, ее и так достаточно, а потому, что так уже было, и данная схема доказала свою высокую эффективность. До принятия закона о передаче полномочий во всех субъектах был единый подход к государственному и лицензионному контролю, и всеми этими полномочиями был наделен Росздравнадзор. Потом часть из них передали в субъекты. Так, лицензирование частных и краевых ЛПУ передали администрации. Мы с этим боролись, доказывали неверность такого подхода, но на тот момент ощущалось сильное лобби субъектами своих интересов в этой сфере. В итоге получился полный раздрай, так как часть функций госконтроля у Росздравнадзора осталась, а надзор над частными клиниками и аптеками отошел к краю. А у нас также остались полномочия проверить, как администрация эту работу выполняет.

«Ножницы» забыты

- Но ведь в послании Федеральному собранию президент предложил создать централизованную систему государственного контроля над качеством работы медицинских организаций?

- Правильно, и более того – уже есть конкретные поручения президента, вытекающие из этого предложения. В них четко прописана директива пересмотреть полномочия Росздравнадзора и расширить необходимый функционал. Это также касается оборота лекарственных средств и медицинских изделий. Пока ни одного нормативного документа еще не принято, они находятся в процессе разработки. Поэтому точно сказать, что именно будет, я не могу, но в следующем году мы ожидаем передачу всей полноты функций госконтроля над деятельностью медорганизаций (в том числе, страховых медицинских компаний) в Росздравнадзор.

- Наталья Михайловна, можно сказать, что за последние несколько лет государство выступило в качестве щедрого спонсора системы здравоохранения. Желаемый эффект был достигнут?

- Это один из самых острых и больных вопросов. Действительно, государство вложило громадные деньги в общественное здравоохранение - около 650 мрд рублей, и теперь законно требует отдачи. Национальный проект «Здоровье», масштабная программа модернизации, профессионального обучения врачей, информатизация ЛПУ… Признаюсь честно - при таком беспрецедентном финансовом вливании мы ожидали большего эффекта. Конечно, результаты есть, но человек так устроен, что хорошее он замечает в последнюю очередь и принимает это как должное. Самое главное – снизилась смертность, материнская и младенческая, в частности.  При этом выросла рождаемость. Я работаю в здравоохранении достаточно давно, в 90-е и нулевые годы возникла страшная ситуация, так называемые «ножницы» - когда смертность намного превосходила рождаемость. Население катастрофически «таяло». Сегодня благодаря всем принятым мерам ситуация стабилизировалась. Смертность больше не превышает рождаемость, намного улучшились показатели по туберкулезу, сердечнососудистым заболеваниям.

- Хотели как лучше, а получилось…

- И получилось как лучше, но в цифрах очевидный прогресс не столь заметен, и он ниже ожидаемого уровня. Ведь у нас есть «дорожная карта», есть программа развития здравоохранения до 2025 года. В первой прописаны планируемые показатели снижения уровня того или иного заболевания, причем на каждый последующий год. Но планы на бумаге с действительностью пока расходятся. К примеру, младенческая смертность в Приморье  сейчас 9,4%, а должна быть 7%. И эти значения не достигнуты ни в одном регионе страны.

- Наталья Михайловна, почему все-таки вопрос о необходимости единого и централизованного госконтроля встал именно сейчас так остро, прямо и недвусмысленно? 

- Я уже говорила, чтобы  получать отдачу. И одно из средств получения отдачи - мотивация медицинских организаций к надлежащей деятельности за счет наличия соответствующей централизованной системы государственного контроля. Чиновники рассуждают примерно следующим образом: мы же вложили такие деньги, население должно все это видеть и непрестанно благодарить. А люди почему-то до сих пор недовольны, пишут жалобы. И это на самом деле обидно. Почему-то жители не замечают, что краевые ЛПУ и федеральные учреждения начали оказывать полноценную высокотехнологичную помощь по многим профилям, причем совершенно бесплатно, внедрили самые современные методы диагностики, обследования и лечения. Улучшилась ситуация с обеспечением льготников лекарствами, обновлен парк станций скорой помощи, а в стационарах давно не берут денег за элементарные перевязочные материалы и постельное белье, как это повсеместно случалось раньше. Все есть - и питание, и медикаменты, и оборудование.

Но все это сходит на нет, забывается в момент, когда пациенты сталкиваются, например, с хамством или очередями в поликлинике. Много жалоб порождено именно равнодушием и черствостью медицинских работников. Одна ложка дегтя портит всю бочку меда. Повторюсь, это особенности психологии, свойство человеческой натуры. Мы не замечаем позитивных изменений и крайне болезненно реагируем на любой негатив. Вы как журналист должны это знать – об успехах пишут в лучшем случае «одной строкой», а даже рядовую врачебную ошибку раздувают до масштабов «вселенского» скандала.

Предупрежден – значит вооружен

- А как сообразуется тотальный госконтроль со свободой предпринимательской деятельности?

- Вот мы и должны найти «золотую середину», стремиться к централизованному госконтролю, не ущемляя прав и интересов юридических лиц и предпринимателей. На их защите стоит 294 Федеральный закон, и мы свои полномочия превышать не можем. Это к вопросу о нашей основной оперативной деятельности – плановых и внеплановых проверках медицинских учреждений. Мы не имеем права их проводить просто так, по собственной прихоти. Требуется обязательное согласование с прокуратурой, чего добиться бывает крайне сложно. Должно быть четкое обоснование – факт причинения вреда здоровью либо угроза его причинения (а не жалоба, например, на отсутствие какого-либо препарата в аптеке). Только тогда прокуратура может согласовать проверку.

Это что касается внеплановых мероприятий. А все плановые мы согласовываем заранее, утверждаем график. И, чтобы не дай бог, у учреждения еще не подошел срок проверки (это два или три года с момента последней), раньше никак нельзя. Или если проверял другой надзорный орган по тому же направлению. Это все четко отслеживается прокуратурой.

- Руководство лечебного или фармацевтического  учреждения должно быть уведомлено о приходе «гостей»?

- Обязательно, график проверок на следующий год вывешивается на сайте Росздравнадзора и прокуратуры уже в текущем, он в абсолютно свободном доступе. Там есть исчерпывающая информация и по срокам, и по вопросам проверки. Пожалуйста, готовьтесь, вам все козыри в руки. Кроме того, мы еще обязаны уведомить, а также убедиться, что уведомление получено и правильно понято.  С одной стороны, все верно, соблюдается защита прав предпринимателей. С другой, если люди подготовятся тщательно, мы уже не увидим каких-то вопиющих нарушений – уберут, к примеру, с прилавков лекарства с истекшим сроком годности. А после нашего ухода спокойно вернут их обратно. Самое интересное, что даже после такой «зачистки» мы все равно каждый раз находим нарушения. Это говорит о том, что нарушений все-таки многовато. Хотя сегодня тоже есть основания полагать, что со следующего года законодательство в плане проверок будет ужесточено, этот вопрос прорабатывается. Все-таки речь идет о жизни и здоровье граждан.

- А во внеплановых проверках возможен фактор внезапности?

- О них мы также должны уведомлять в обязательном порядке, за исключением экстраординарных случаев со смертельным исходом, причинения тяжкого вреда здоровью или угрозы его причинения. Последний такой – так называемый «туберкулиновый скандал». Тогда прокуратура пошла нам навстречу и согласовала проверку в рекордные сроки – в течение двух часов. Могли, в принципе, и не согласовывать, это была подстраховка – нас тоже проверяют нещадно.

- А кто надзирает над Росздравнадзором?

- Довольно много надзорных ведомств, включая прокуратуру и ФАС, наш центральный аппарат. К счастью, все проверки в отношении нас в последние годы проходили благополучно и без замечаний. И проверяют нас как раз на предмет соблюдения прав предпринимателей и осуществления своих чиновничьих функций результативно и исключительно в правовом поле. Также мы должны подавать сведения о доходах, а иногда и о расходах, не можем работать на другой работе, кроме преподавательской.

Ликбез по услугам ОМС

- Наталья Михайловна, в последнее время много говорится об информатизации ЛПУ. Сам Росздравнадзор здесь на достойном уровне?

- В плане перехода на новые компьютерные технологии и электронный документооборот у нас все в порядке. Есть общая программа, в которой мы работаем, и любое заинтересованное лицо может подать заявление в электронной форме, получить лицензию и пр.. Для этого личное присутствие в нашем офисе совсем необязательно. Нас можно не знать в лицо, не видеть и не слышать. Конечно, на сайте http://25reg.roszdravnadzor.ru/  есть вся свежая нормативная и оперативная информация, списки зарегистрированных и не зарегистрированных  лекарственных средств и изделий медицинского назначения. Абсолютно все в свободном доступе. Также наш ресурс располагает сервисом «горячей линии» для жителей, где можно пожаловаться, задать вопрос, высказать свои пожелания.

- А со стороны врачей есть жалобы?

- Да, в основном на заработную плату, эти вопросы не в нашей компетенции, но мы стараемся принимать в них участие – но только опосредованно и совместно с краевой администрацией. Мы не можем провести финансовую проверку, но вправе провести совместно департаментом здравоохранения совещание в учреждении, посмотреть и проанализировать, как данные проблемы влияют на качество медуслуг. А кадровый голод в ЛПУ и неадекватная зарплата персонала, несомненно, на него влияют.

- Наталья Михайловна, с 1 января пациенты получат право знать полную стоимость медицинских услуг, оказываемых по полису ОМС. Как вы думаете, это необходимо?

- Думаю, да. Во-первых, люди узнают, сколько на самом деле государство на них тратит. Может быть, после этого многие вопросы отпадут сами собой, потому что это будут довольно внушительные, но при этом честные цифры. И вообще, наш народ, в отличие от жителей США и Европы, юридически подкован очень слабо и  плохо осведомлен о том, на какой пакет бесплатных медицинских услуг он имеет право. На данном аспекте необходимо акцентировать внимание, особенно прессе, а именно воспитывать в людях медицинскую правовую грамотность. Главное, чтобы пациент, заходя в то или иное лечебное учреждение, четко понимал, какие услуги ему обязаны оказать по полису ОМС, а какие он может получить за деньги. А теперь он еще узнает реальную стоимость «бесплатных», гарантированных государством медуслуг в рамках программы ОМС.

- Наступает Новый год, что бы вы хотели пожелать приморцам?

- Конечно же, здоровья! Уровень доступности и качества оказываемой у нас медицинской помощи должен быт таков, чтобы жители были довольны и счастливы. Идеала не бывает, но стремиться к нему нужно. С праздником!

Ранее по теме:

29.12.2014 г. Наталья Двуреченская: резкого скачка цен на лекарства не будет

 



  Рейтинг: 5, Голосов: 4



Поделиться
4597
Личный кабинет