Служение вне зависимостей

4081

Приморский наркодиспансер вот уже 35 лет помогает жителям края избавиться от опасных для здоровья пристрастий

В этом году Приморский краевой наркологический диспансер отмечает 35 лет со дня основания. С чего начиналась служба, и с какими вызовами ей приходится бороться сегодня, рассказывает один из основателей приморской наркологии, заместитель главного врача ПКНД Людмила Михалева.  

Самостоятельная служба

До 1979 года наркологическая помощь по всей стране оказывалась в психиатрических клиниках. Но поток обращений от желающих бросить пить или курить постепенно рос, так что правительство в итоге приняло решение о создании самостоятельной наркологической службы. Приморский край оказался седьмым регионом в стране, где был создан наркодиспансер. В его состав вошли районные кабинеты, которые прежде находились в структуре психиатрического диспансера, и одно, созданное «с нуля», отделение на 50 коек. В число пионеров край попал не случайно.

Во-первых, на Дальний Восток, в том числе в Приморье, население массово приезжало по так называемому оргнабору – рабочие руки нужны были в рыбной промышленности, судоремонте, строительстве и т.д. Среди приезжих было немало людей, которые не нашли себя на прежнем месте и неумение адаптироваться к жизни привычно заливали алкоголем. Кроме того, многие мужчины, работавшие на флоте, пребывали здесь в отрыве от семьи. Этот факт, неустроенность в бытовом плане плюс хорошие заработки приводили к тому, что вечера коротались за выпивкой, и для многих такой досуг заканчивался алкоголизмом. Заболеваемость в крае была выше, чем в среднем по России.

Во-вторых, в Приморье были энтузиасты, которые восприняли новые задачи «на ура» и бросились реализовывать свои передовые для того времени идеи. В частности,  в психоневрологическом диспансере в Уссурийске к этому моменту сложилась уникальная технология лечения зависимостей психотерапевтическим методом. В ее основу доктора Гребенников и Новак заложили принципы Макаренко, работавшего с трудными подростками.

«Когда организовался краевой наркодиспансер, мы начали совершенствовать эту модель и достигли отличных результатов, - рассказывает Людмила Дмитриевна. - В то время лечение считалось эффективным, если 30% пациентов, прошедших  программу, воздерживались в течение года от употребления алкоголя. У нас этот показатель составлял 70%! Нашу эффективность проверяла комиссия из Минздрава, затем министерство одобрило методику и рекомендовало наш опыт к внедрению на всей территории Советского Союза. Были даже изданы методические рекомендации по этому поводу».

Модель, по которой работала наркологическая служба края, требовала от специалистов большой самоотдачи. В других регионах наркологи лечили, в основном, медикаментозно, иногда применяли гипноз. В Приморье создали целую систему терапии средой - была налажена хорошая связь с родственниками, с предприятиями, и это помогало выявлять заболевание на ранней стадии, позволяло поддерживать пациента во время лечения и после него. Были разработаны правила поведения пациентов, в число которых входило, как и завещал Макаренко, воспитание трудом.

Созданному наркологическому диспансеру отдали здание на улице Станюковича во Владивостоке. Как рассказывает Людмила Михалева, когда учреждение въехало в него, состояние помещений было ужасное, плюс к этому печное отопление, то есть приходилось не только ремонтировать, но и топить печи.

«Многое в этот период было сделано силами пациентов. Модель, которая у нас используется, не предполагает, что пациент пришел, лег на койку и лежит – лечите меня. Он должен делать какие-то шаги сам, иначе результата не будет. У нас партнерство с больным, и как только его физическое состояние немного стабилизируется, он начинает участвовать в хозяйственных работах. Это так называемая трудотерапия, которая активно используется в психотерапевтическом процессе».

В диспансере еще витал запах свежей краски, а наркологи уже решали следующую задачу – по созданию отделений на предприятиях. Подразделения появились на Кирпичном заводе в районе Угольной, на Первомайском и Фанерном заводах, «Радиоприборе», «Изумруде», 178-ом, ЖБИ – так что мощность учреждения выросла до 500 коек. Пациенты таких производственных отделений одновременно и лечились, и работали – терапия шла вечером и в выходные. Это были не только работники завода, но и безработные, над которыми предприятие брало шефство – трудоустраивало, обеспечивало общежитием и т.д. За курс в три месяца большинство пациентов приходили к мнению, что можно жить трезво.

Еще зависимость

В середине 80-х к проблеме алкоголизма в Приморье добавилась наркомания. В нашем регионе благоприятные природные условия для выращивания конопли, так что производство марихуаны и появление людей с зависимостью от нее было только вопросом времени. «Когда мы заметили, что к нам стали поступать пациенты в состоянии психоза, вызванного курением конопли, обратились с этой проблемой в департамент здравоохранения, и в 1985 году по его распоряжению было решено создать на нашей базе научно-практическую лабораторию. Одним из первых шагов нового подразделения стало анонимное тестирование подростков, которое показало, что 15% школьников и до 30% учащихся средних профучреждений употребляют гашиш». 

В 90-е годы милиция все чаще стала задерживать граждан в состоянии наркотического дурмана. Стало понятно, что увлечение новой зависимостью среди населения нарастает, и диспансер открыл первые кабинеты для пациентов, страдающих наркоманией.

К 2000 году вырос процент опийной наркомании (героин, опий). Увеличилось и число пациентов, которые самостоятельно пришли в диспансер лечиться. Так как многие из них не хотели афишировать свою зависимость, диспансер открыл хозрасчетные отделения.

«С началом перестройки изменилась не только страна, но и подходы к избавлению от зависимостей, в частности, было отменено принудительное лечение. На какое-то время поток пациентов в диспансере резко сократился. Этот период наши специалисты использовали для изучения зарубежного опыта организации наркологической службы. Необходимо было понять, как действовать в новых демократических условиях, при коммерциализации предприятий, новой нормативно-законодательной базе. Изучали и новые психотехнологии. В результате мы создали программы реабилитации, которые сегодня перенимают коллеги из других регионов. Не случайно в этом году на всероссийском конкурсе таких программ мы заняли второе место. Нас знает профессиональное сообщество в стране, к нам приезжают за опытом».

К признанию профессионализма приморских специалистов можно отнести и тот факт, что сама Людмила Михалева назначена Минздравом главным наркологом всего Дальневосточного федерального округа.

Ее богатый опыт дает возможность проанализировать, как со временем менялась ситуация с наркоманией в регионе: «Если в 90-е годы среди наших пациентов было 2% страдающих наркоманией и 98% - алкоголизмом, то на сегодняшний день 73% госпитализированных больны наркоманией и 37% - алкоголизмом. С появлением Госнаркоконтроля внутривенная наркомания начала снижаться. Зато появилось множество синтетических смесей, которые вызывают тяжелейшие состояния. Чтобы просто вывести человека из состояния психоза от синтетических наркотиков, требуется намного больше усилий. Они дают больше осложнений, и часто эти осложнения заканчиваются смертью, потому что средство вызывает резкое перевозбуждение деятельности сердечно-сосудистой системы, сердце попросту не выдерживает. Иногда бывает, что человек еще не приобрел зависимость, но умирает на наших глазах, когда его доставляют в приемный покой после употребления синтетического наркотика. Это очередной вызов времени, с которым мы сейчас пытаемся бороться».

Требуются кадры с душой

Из тех, кто стоял у истоков приморской наркологии, многие работают в диспансере и сейчас. Это сама Людмила Дмитриевна Михалева, Лев Станиславович Левкович – ныне заместитель главного врача по клинико-экспертной работе, врач-психиатр и нарколог Салман Малогасанович Дамаданов, заведующий отделением неотложных состояний Владимир Викторович Самович, заведующий реабилитационным отделением Валерий Иманович Ковалев.

Какими бы ни были наркотики, принципы лечения остаются те же – у самого зависимого должны быть желание избавиться от губительной привычки и готовность приложить для этого все силы, а врачи помогают в этом процессе медикаментами, программами психологической и физиологической реабилитации. К сожалению, выдерживают не все пациенты. Срываются. Уходят. Но возвращаются, потому что понимают, что жизнь с наркотиками коротка и убога.

«Когда создавалась наркологическая служба, штатное расписание не предусматривало должностей психолога, социального работника. Но со временем стало понятно, что проблема зависимости в большей степени связана с психикой человека и его социальным функционированием в обществе, и тогда Минздрав издал приказ о включении в штат наркодиспансеров таких специалистов. Сейчас у нас много психологов и соцработников, причем, часть из них – это наши бывшие пациенты, которые избавились от зависимости, получили образование, а теперь успешно и хорошо работают».

Среди наркологов тоже есть бывшие пациенты, и это здорово помогает всему коллективу, потому что такие врачи знают, как говорить на более понятном для пациентов языке. Людмила Дмитриевна отвечает на вопрос, кто приходит в профессию: «В наркологию идут люди, которые чувствуют, что могут работать резервами своей души. Терапевт смотрит клинический анализ крови, слушает пациента, у хирургов свои объективные методы диагностики и лечения, а  наркологи в большей степени занимаются психотерапевтической работой. Такая деятельность истощает, не каждый готов работать с психикой другого человека. И нужно понимать всю сложность своей работы. Ведь наших пациентов не любят в обществе: когда человек выпивает и душа компании, все довольны, а когда у него происходит слом биологического механизма и появляется зависимость, он становится изгоем. Это отторжение, неприятие в какой-то степени переносится и на врачей-наркологов».

В том, что у человека формируется зависимость, «виноваты» несколько факторов: здесь и генетическая предрасположенность, и окружающая обстановка, и низкая стрессоустойчивость – способность стойко переносить социально-экономические виражи государства, личные трагедии и т.д. «Отношение общества, в котором зависимые люди считаются изгоями, не позволяет им рано обращаться за помощью. Затягивает начало лечения и тот факт, что наши пациенты до последнего уверены,  что могут справиться с проблемой сами, что у них еще нет тяжелой зависимости. Если студентам в медуниверситете, изучающим психологию, удается понять, что это сложнейшая область, но очень интересная, и здесь реально можно человеку помочь – такие ребята идут в наркологию».

Специалистам наркодиспансера приходится справляться еще с одной специфичной стороной своей профессии: «Любому человеку важно видеть результаты своего труда, а в нашем деле иной раз получается, что ты вкладываешь-вкладываешь в пациента, а он вроде и стал трезвенником, но по-прежнему считает, что не такой как все и может еще раз выпить и остановиться, и в результате предсказуемо срывается, приходится все начинать сначала. Многие специалисты из-за этого разочаровывались в профессии и уходили».

Конечно, как и в любом лечебном учреждении сегодня в наркологическом диспансере не хватает кадров. Хотя был в истории учреждения момент, когда на трудоустройство сюда чуть ли не конкурс организовался. «Когда случился бум героиновой наркомании, родители говорили, что готовы все отдать, лишь бы найти доктора, который быстро вылечит их ребенка. Тогда и пошли к нам молодые специалисты, полагая, что здесь можно заработать большие деньги. Но любители легких заработков быстро отсеялись, когда поняли, что здесь тяжело, да и не денежно, что здесь нужно работать своей психикой, а это истощает. Часть из них ушли в частные структуры - примерно в это же время случился всплеск шарлатанства от наркологии. Помните, как много разных предложений появилось: купирую ломку, избавлю от пристрастия к наркотикам за один сеанс? Ведь пока родственников убедишь, что нужна комплексная программа – медикаменты плюс физиотерапия плюс психологическая реабилитация, а разовые акции ничего не дают, – они успевают и массу денег потратить, и  в медицине разочароваться, а то и родного человека потерять», - отмечает Людмила Михалева.

Ни одна частная организация в Приморье так и не занимается психотерапевтической работой с больными наркозависимостью. Только краевой диспансер. За 35 лет здесь сохранили и приумножили высокий уровень профессионализма и новаторства, заданный на старте формирования службы, и сегодня Приморский краевой наркологический диспансер по праву считается одним из ведущих профильных учреждений в стране. Здесь работают люди, которые привыкли честно делать свое дело, работать с полной отдачей, чтобы помочь тем, кто заблудился в жизни.  

ГУЗ "Краевой наркологический диспансер"
692003, Владивосток, ул. Станюковича, 53


Сайт www.pkknd.ru

Ранее по теме:

04.06.2014 г. Табачный дым рассеется от… лени

06.03. 2014 г. Ситуация с наркоманией ухудшается в Приморье – главный нарколог ДФО (видео)

11.02. 2014 г.Пациенты Приморского наркодиспансера не хотят возвращаться домой

20.01. 2014 г.Приморский наркодиспансер: Мы гордимся своими пациентами!

17.12.2013  г.Наркоманов Приморья начнут возвращать к полноценной жизни уже с начала 2014 года

31.10.2013 г.Приморский наркодиспансер не выпускает своих пациентов «в никуда»

 



  Рейтинг: 5, Голосов: 9



Поделиться
4081
Личный кабинет