Дело о пропавших 500 миллионах

6108
Экс-директор ПКА Василий Сысойкин, комментируя ситуацию о банкротстве Приморской краевой аптеки, заявил, что все дело в неких «внешних причинах», намекая на новую краевую власть.  Которая, в свою очередь, полагает, что к финансовой пропасти КГУП привело его прежнее руководство. Такое мнение высказал Олег Бубнов, директор департамента здравоохранения Приморского края.

лекарства— Олег Юрьевич, есть мнение, что банкротство КГУП «Приморская краевая аптека» неизбежно, следствием чего будет острый дефицит лекарств для льготников.


— Эта проблема искусственная. Давайте проведем границу между Приморской краевой аптекой (ПКА) и программой дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО). Они не связаны между собой. ПКА была создана всего лишь для роли логиста — получать, хранить и доставлять препараты в аптечные пункты. Рецепты льготникам выписывают врачи, а деньги на закупку лекарств выделяет государство. Ответственен за них департамент здравоохранения, который проводит аукционы на закупку и логистику необходимых препаратов. Выигравшие аукционы поставщики по контракту обеспечивают регион лекарствами. Однако в последние годы ПКА чудесным образом выигрывала все аукционы.

— Будучи коммерческой организацией, Приморская краевая аптека имеет право участвовать в конкурсах и аукционах, заниматься розничной и оптовой торговлей.

— Верно, но прибыль от коммерческой деятельности она должна направлять в помощь ДЛО. По результатам аудита, проведенного новым руководством предприятия, этого на деле не было. Более того, сегодня ПКА не в состоянии выполнять функции ДЛО. Поэтому мы проводим открытые аукционы, в которых могут участвовать любые поставщики, независимо от «прописки». Несмотря на кризис в Приморской краевой аптеке, обеспечение лекарствами льготников будет выполняться должным образом.

— Возможно ли это, если пункты льготного отпуска остались без программного обеспечения?

— Действительно, непонятным образом оно вдруг перестало существовать. Причем сначала разработчики этого ПО, кстати, бывшие работники Приморской краевой аптеки предложили нам купить его за миллионы. Мы отказались и успели приобрести в январе новое программное обеспечение. Оно уже адаптировано и начало функционировать. Приморская краевая аптека сможет его передать любой компании, которая займется логистикой ДЛО.

— Теперь на приморском рынке ДЛО будут несколько игроков?

— Время покажет. Это не значит, что мы полностью отдаем дополнительное лекарственное обеспечение в частные руки. Контроль остается за администрацией края. Конечно, нам хотелось бы, чтобы на рынок зашел крупный сетевой игрок. Тогда мы сможем покрыть весь край.

— Приморская краевая аптека располагает разветвленной сетью филиалов, где обслуживают именно льготников.

— Помещения не являются собственностью ПКА, они арендованы. Будут ли там аптеки? Это на усмотрение собственников помещений.

Что было аптекой, то станет иным?

— Может ли краевая власть повлиять на дальнейшую судьбу таких широко известных филиалов ПКА, как аптеки № 33 и 91 во Владивостоке?

— Каким образом? Взять из краевой казны и выплатить пятисотмиллионный долг, висящий на предприятии, чтобы успокоить кредиторов или насытить товаром аптеки? Так это, извините, к сфере ДЛО, за что и отвечает краевая власть, никакого отношения не имеет.

— Тогда что же будет с КГУПом?

— Многое зависит от аудиторского заключения и решения правоохранительных органов. Без сомнений, будут предприняты максимальные меры для выведения предприятия из кризиса. Краевая власть не дистанцируется, поможет административным ресурсом.

Если говорить о каких-то процедурах (банкротстве), то они продлятся не один день и месяц. Поэтому сегодня наша задача — предусмотреть все риски. Самый лучший вариант: сохранить и вывести из кризиса Приморскую краевую аптеку. Однако при любом развитии событий необходимо качественно организовать дополнительное лекарственное обеспечение.

— Как быть с лицензией на наркосодержащие препараты, ведь она есть только у ПКА? К тому же из-за разногласий с арендодателем может прекратить работу единственный в регионе склад, где хранятся наркосодержащие лекарства.

— Приморскую краевую аптеку никто не ликвидировал, чтобы лишить лицензии на «наркотики». Замечу, что подобная лицензия есть также у федерального учреждения спецсвязи, и этот вопрос сейчас решается. Что касается склада, то его собственником является администрация Владивостока, и она пошла нам на уступки. Склад функционирует, перезаключен договор на аренду. Пока мы не видим препятствий на этом пути.

Игры с отчетами

— Полумиллиардный долг ПКА ведь не «рассосется», не исчезнет сам собой. Как быть с ним? Ведь, в конце концов, если где-то убыло, то где-то прибыло...


— Вопрос к антикризисному комитету, созданному на предприятии. Могу лишь высказаться о криминальной составляющей. Если мы имеем дело с халатным ведением хозяйства, то это злоупотребление. Если доведение предприятия до банкротства – это преступление. Что произошло на самом деле, выяснят правоохранительные органы, все документы там.

— Неужели в департаменте здравоохранения раньше ничего не знали о том, что происходит в подведомственном КГУПе?

— Судя по отчетам, которые прежнее руководство ПКА представляло в департамент, все было прекрасно. Но результаты последнего аудита таковы: доклады с анализом работы предприятия сводились к тому, чтобы показать его устойчивость и получить в банке очередной беспроцентный кредит, который растворялся непонятно где.

— Разве заимствования ПКА не должны согласовываться с департаментом здравоохранения и учредителем КГУПа, коим выступает департамент имущественных отношений?

— Не обязательно. Однако сведения о заимствованиях должны указываться в финансовой отчетности предприятия. В отчетах ПКА они отражались не всегда.

— По словам уволенного директора ПКА, он не раз информировал администрацию края об экономических проблемах предприятия, а о признаках банкротства ставил в известность с марта 2012 года.

— Аудиторская проверка показала, что ни в одном отчете руководства ПКА в разделе «Сведения о наличии признаков банкротства» негативная информация не отражалась. Не информировали нас и о том, как тратили деньги. К примеру, ежемесячные расходы на интернет в находкинском филиале ПКА были непомерными. А персональная охрана генерального директора состояла из нескольких человек и так же щедро оплачивалась. Есть и другие подробности, которые просто стыдно озвучивать.

Вмешается ли власть?

— Тем временем аптечные прилавки опустели, а работникам КГУП могут не выплатить зарплату за март. Может ли коллектив надеяться на вмешательство в ситуацию краевой власти?

— Коллектив, кстати, далеко не весь был занят обслуживанием льготников. Это в основном работники розничной сети, которые осуществляли коммерческий отпуск препаратов для последующего извлечения руководством предприятия прибыли. К такого рода деятельности администрация края отношения не имеет.

Все дело в тех самых пропавших 500 миллионах и в том, почему коммерческая деятельность на предприятии привела к таким долгам. Поэтому за зарплатой, пожалуйста, к прежнему руководству, которое ранее ее выплачивало и накапливало долги. При этом Приморская краевая аптека вела, судя по ее отчетности, успешный бизнес. Логично спросить: если дела в гору, но растут долги, то где же деньги?

— Ранее Василий Сысойкин, тот самый «прежний руководитель», сказал, что к финансовому краху предприятия привели якобы чрезмерная налоговая нагрузка и большой объем социальных задач, расходы на которые государство не возмещало. Лукавит?

— «Чрезмерная налоговая нагрузка»? Сомнительный довод. Законодательство позволяет вести коммерческую деятельность, не обременяя ее излишним объемом налогов. Кроме того, если бы этот бизнес не был прибыльным, то никто бы им не занимался и не был бы так жестко поделен фармацевтический рынок в крае.

Не нахожу связи и с «большой социальной нагрузкой». Приморская краевая аптека получала все финансовые средства, выделяемые из бюджета края на организацию ДЛО, и распоряжалась ими. Предприятие должно было самостоятельно поставить льготные препараты в регион и доставить их до потребителей. По сути, без посредников. Почему тогда лекарства закупались по высоким ценам? Почему их не хватало? Почему у нас на инсулине получилась двойная экономия, по сравнению с тем, что было раньше? Не мне отвечать на эти вопросы.

Источник: konkurent.ru

Метки: лекарства


Нет голосов



Поделиться
6108
Личный кабинет