Сельская медицина: «Бытовой героизм на уровне маразма»

6948
Главный врач Красноармейской центральной районной больницы Борис Черношейкин рассказал корр. порталу Vladmedicina за счет чего сегодня держится сельская медицина и что изменилось в больнице после того, как она перешла в ведение края.
 
Борис Черношейкин, Красноармейская центральная районная больница- Борис Федорович, сегодня краевая администрация все чаще поднимает вопрос о ФАПах. Как у Вас обстоит с ними?
 
- Фельдшерско-акушерские пункты чаще всего приспособленные здания. Многие из них обветшали, поэтому местные власти переместили их в другие помещения. В прошлом году, таким образом поменяли прописку два ФАПа, одни из которых занял место в сельском клубе, куда также переехала местная администрация и библиотека. Все это делается с целью оптимизации расходов, поскольку денег из краевого бюджета не хватает, чтобы платить за электроэнергию и тепло. На сегодняшний момент на территории Красноармейского района работает 14 ФАПов.
 
- А что насчет карет скорой помощи?
 
- У нас Красноармейском районе есть три больницы – центральная районная и две участковые, которые имеют в штате скорую помощь. На линии соответственно работает три бригады. Средний возраст работников скорой помощи – 40 лет. Есть большие проблемы с транспортом, поскольку последние три машины мы получили по губернаторской программе в 2006 году. Почти все «газели» из этой партии пришли в негодность. Только благодаря светлым головам и умелым рукам наших механиков, некоторые машины все еще в строю. Есть также семь УАЗов. Хотя недавно губернатор заявил, что в край поступят новые машины скорой помощи и модульные ФАПы. Будем надеяться, что и нам достанется.
 
- Можно ли рассказать о специфике работы врачей в сельской местности?
 
- Я практикующий врач-реаниматолог. Если взять ситуацию по больным, то хватает всех патологий. С точки зрения главного врача, если говорить о конкретике работы, то существует очень больная проблема с кадрами - не хватает врачей. С 2011 года в российском здравоохранении действуют федеральные стандарты, что предполагает наличие в больнице узких специалистов, например, гастроэнтеролога, эндокринолога и кардиолога. В штатном расписании ЦРБ данные должности не предусмотрены, поскольку врачебные штаты привязаны к количеству населения, а оно неизменно убывает. Расстояние внутри нашего крыла от поселка Новопокровка, где расположена ЦРБ до крайней точки – поселка Молодежный, который находится на грани закрытия уже 15 лет – составляет 500 километров. Мы выходим из положения – в поселке Мельничное, находящемся в 130 км от Молодежного, работает врач общей практики. Мы расписали график и два раза в месяц специалисты приезжают туда. Большая нагрузка ложится на скорую помощь, вынужденную постоянно выезжать в мелкие села, где нет фельдшера. К сожалению, мы никому не можем отказать, поэтому нагрузка на СМП возрастает.
 

Самая экстренная проблема сельского здравоохранения – острая нехватка врачей всех специальностей

 
Борис Черношейкин, Красноармейская центральная районная больница- Насколько серьезна проблема кадров?
 
- Если не будет  врачей и медсестер, то ты можешь поставить на их место хоть космический корабль, работать на нем будет некому. Однако зачастую слышу мнение, что если больницу оснастят аппаратурой, то потом можно успешно привлекать кадры. А людям необходимы нормальные человеческие условия, в т.ч. нужна инфраструктура – детский сад, хорошая школа, место, где можно отдохнуть. Я прекрасно понимаю районную администрацию, поскольку район является высокодотационным, денег постоянно не хватает, часть счетов арестовано.  Сейчас у нас работает два молодых врача-«миллионера» – хирург и гинеколог, но несколько специалистов переезжать в наш район по разным причинам отказались.
 
- Стало быть, сельское здравоохранение держится на тех, кто остался?
 
- Действующий дефицит приводит к тому, что даже если один специалист уходит в отпуск, то на работе может возникнуть завал. Днем я в кабинете главного врача, ночью – дежурю в реанимации. У меня жена – педиатр, работает на две ставки участкового специалиста своего профиля, плюс роддом и детское отделение. В нашей семье мы уже подшучиваем друг над другом – «бытовой героизм на уровне маразма». Действительно, держимся на людях, для которых чувство ответственности не пустой звук. Для них не стоит цена вопроса – врач может отработать семь часов в больнице, а потом поехать на ночной вызов, за который ему не заплатят.
 
- А жилье для специалистов есть?
 
- Квартиры активно продаются, поскольку наблюдается массовый отток населения, однако их стоимость по меркам района довольно немалая – однокомнатная квартира стоит порядка 1 млн 200 тыс. К примеру, в Рязанской области за эти деньги можно купить неплохой коттедж. Тем более, действие федеральной программы по выделению миллиона рублей для молодого специалиста, желающего работать в сельской местности, уже выявило несколько интересных особенностей. Взять хотя бы Забайкалье. Люди перемещаются в пределах одного края, из крупных городов никто в сельскую местность не едет.
 

Миллион опытным специалистам

 
Борис Черношейкин, Красноармейская центральная районная больница- Давно Вы работаете в должности главного врача? Есть ли у Вас предложения к власти, как решить накопившиеся проблемы?
 
- Как управленец, я молодой специалист, потому что занимаю должность главного врача всего полтора года. Средний возраст врачей в больнице составляет 52 года. По большому счету можно сказать, кто хотел, тот уехал. Многие привыкли и не желают начинать все заново. Во многом мы идем по проторенному пути – отправляем заявки на специалистов в департамент здравоохранения, но есть и конкретные предложения. Почему бы в программе врачей-миллионеров не увеличить возрастной ценз, к примеру, до 45 лет? В этом возрасте специалист полностью состоялся, определился с детьми, знает, чего хочет. Ему тоже нужно жилье, поэтому средства от государства человеку очень бы пригодились. А если бы край разработал программу софинансирования, добавляя 200-300 тыс. к федеральному миллиону, то вопрос с жильем на селе можно было бы закрыть. Тем более, такие специалисты обладают уже огромным опытом и могут обучать молодежь.
 
- После работы пациенты Вас не беспокоят?
 
- Звонят с любыми проблемами, иногда даже забывая представиться. И как врачу, и как к управленцу. Причем все проблемы срочные, которые необходимо решить сегодня или завтра.
 
- Что получила ЦРБ по программе модернизации?
 
- Заканчивается капитальный ремонт четырех отделений – родильного, детского, реанимационного, и операционного блока. На сумму 7,8 млн нам поставят оборудование для акушерского и реанимационного отделения – аппарат для искусственной вентиляции легких, УЗИ-аппарат, транспортный кювез.

 
Федеральные стандарты медпомощи и будущее сельской медицины

 
Борис Черношейкин, Красноармейская центральная районная больница- Сегодня все приморское здравоохранение передано в краевое ведение. Что-то изменилось?
 
- Пока данный факт вызывает больше негатива. Особенно по финансированию. Когда больница находилась под конкретным руководителем района, то он чувствовал свою ответственность. Сейчас все больницы стали краевыми медучреждениями, и многие представители мунициальной власти на наши просьбы отвечают примерно одинаково – обращайтесь в администрацию края. По своему примеру могу сказать, что финансирование к нам поступает ровно на треть от заявленного нами объема. Приходится выживать. И это не только мое мнение.
 
- Помогают ли единые федеральные стандарты медпомощи дополнительно зарабатывать Вашим подчиненным?
 
- Для выполнения стандартов мы вынуждены заключать договора с теми ЛПУ, в которых работают данные специалисты, например, Дальнереченская и Лесозаводская ЦГБ.
 
- А с открытием межрайонных центров про вас не забудут?
 
- По моему мнению, в районных больницах должны остаться специалисты так называемого широкого профиля - терапевт, невролог, лор-врач. Также необходимо развивать службу скорой медицинской помощи и амбулаторно-поликлиническую службу - дооснащать их оборудованием и автомобилями, средствами связи. В этом случае, на уровне ЦРБ мы продолжим оказывать квалифицированную врачебную помощь. Сейчас мы приближаемся к западным стандартам, но для того, чтобы их принять, необходимо подготовить российскую медицину.
 
- На ваш взгляд, какая медицина нужна России – государственная или частная?
 
- Наверное, все же смешанная. Но государство должно участвовать в здравоохранении в большей степени, как и в образовании. В тех моментах, в которых государство отошло в сторону, случился провал. Сейчас нужны специалисты, а полноценно обеспечить их пока невозможно. Миллион молодым докторам надо было давать еще 20 лет назад. А так у людей постепенно пропадает мотивация к труду. Ставки обслуживающего персонала практически не заполнены.

Фото врача: primamedia



Нет голосов



Поделиться
6948
Личный кабинет