С добром по жизни

5137
Интервью с человеком, занимающим ту или иную должность, почти всегда носит характер паркетного. И это не от того, что ты не хочешь раскрутить человека на откровенность или он не станет делиться с тобой чем-то неофициальным. Это, скорее, как негласный пакт между двумя сторонами: ты задаешь вопрос и почти всегда получаешь ответ, которого ждешь.

поликлиникаПризнаться, когда узнал, что необходимо ехать на очередное интервью с главным врачом, мысленно прокрутил в голове знакомые варианты развития событий. За окном меланхолично капал дождь и всю дорогу в такси со своими редактором мы проговорили о чем угодно, но только не о грядущем интервью. Наш путь лежал в отдаленный район Владивостока, поселок Трудовое. А поговорить стоило с главным врачом КГБУЗ «Городская больница №3» Николаем Львовичем Березкиным.

Машина остановилась около двухэтажного здания, сбоку которого примостились останки другого с почти полностью разрушенной кирпичной кладкой. В своем кабинете Николай Львович, чьи мягкие и простодушные черты лица как-то резко диссонировали с его должностью, сразу предложил нам кофе и с ходу задал тон беседы – «Чем же я вас так заинтересовал»? Такой, казалось бы, простой вопрос почему-то заставил нас обоих оправдываться, как будто мы отвлекаем человека от более важных дел, чем рассиживания с журналистами в кабинете. «Хотим познакомиться с людьми, которые возглавляют медицинские учреждения в крае, чтобы потом брать компетентные комментарии и быть в курсе событий в приморском здравоохранении. Одна из наших задач, как раз сформировать позитивный образ врача»,- хором ответили мы.

«Здесь двоякое положение»,- тут же ответил Николай Львович. «Я, например, не понимаю, когда некоторые врачи начинают жаловаться, как тебе мало платят. Ты же пришел, учился и шел на работу, подписывал договор. Когда у доктора перед глазами доллары, это уже не доктор. В большинстве своем те, кто ходит в поликлиники не имеет достаточно денег, которые можно было бы потратить на свое здоровье. Богатые пусть ездят за границу, а для бедных государству необходимо создавать такие условия, чтобы человеку можно было приходить и получать помощь»,- продолжает главврач.

Мы внимательно слушаем Николая Львовича, в знак согласия кивая головой. Слова-то в целом, верные. Но дальше больше. «Попал к нам пациент, и мы начинаем его гонять от одного врача к другому. А потом удивляемся ненависти людей к медицинским работникам. А когда руководителей назначают всего на один год – это же неразбериха в законодательном смысле, ни в одном субъекте федерации такого нет. Попробуй заставить людей работать, когда они знают, что через год их здесь уже не будет. Мы потеряли управленческое стимулирование. Это порождает недоверие к руководителям, из-за этого невозможно создавать единую команду, а потому сотрудникам часто наплевать на то, что происходит в клинике»,- и опять все верно, но меня не покидает ощущение, что эти слова давно не приходилось слышать от руководителей.

Мой взгляд невольно сосредотачивается на окне позади Николая Львовича. Оно обычное деревянное, в отличие от всех остальных пластиковых, которые установлены в больнице. «Зачем они мне, я нахожусь в кабинете не так много времени, а вот для моих сотрудников это принципиальный вопрос, им нужно, чтобы в кабинетах было тепло»,- рассказывает Березкин. Нужно, чтобы люди приходили на работу с желанием, продолжает он, но с другой стороны, хочется, чтобы от них шла отдача. «Если ты на них орешь, то человек начинает бояться и обязательно делает не то, что ты от него хочешь. А к людям нужно относиться по-человечески. Небольшой пример. Два года назад я поставил памятник 47 работникам больницы, которых уже нет в живых, но они отдали этому учреждению 20 лет и больше (кстати, памятник Николай Львович построил на свою премию ко дню медработника - прим. автора). Каждый год мы проводим заупокойную молитву по умершим. Зачем я это сделал? Хотел таким образом выразить дань уважения тем, кто посвятил себя этой благородной профессии. Когда мы все это начинали, многие работники больницы просили занести их в список. Например, одна женщина, проработавшая здесь 17 лет, сказала, что если ее запишут, то она уже не уволится. Сюда ходит много родственников, у памятника всегда лежат цветы»,- рассказывает Николай Львович.

Неожиданно Березкин спрашивает нас, а не показать ли вам кино? Пускай, это всего лишь ролики, но каждый из них запечатлевает важные вехи в новой истории больницы. Хотя для Николая Львовича, этого всего лишь обычная работа. «Сам снимаю фильмы, если меня выгонят с этой должности, пойду в операторы»,- смеется он.

поликлиникаПод классическую музыку на экране мелькают кадры ремонта. Вот картинка, на которой отделения больницы предстают в крайне неказистом виде. Следующий кадр, и все уже отремонтировано. Таких роликов у Николая Львовича много, каждый ремонт задокументирован. «В первую очередь эти фильмы необходимы не для истории, а для вышестоящих инстанций для отчета. Если вы отчитываетесь за деньги, то должны знать о таком понятии, как скрытые работы. И когда к тебе приходят проверять, куда ушли деньги, то вместо бумаг люди видят не только результат, а все течение процесса. И все акты сразу подписываются. Таких государственных больниц во Владивостоке нет, наша больница выглядит как частная. Как по чистоте, так и по оборудованию. Причем все проекты я делал сам. Но самое главное, что люди приходят и благодарят за то, что так хорошо стало жить»,- добавляет Березкин.

Неужели людям так мало нужно, чтобы быть благодарными? Вовсе нет, поскольку, несмотря на ремонт и оборудование им все равно не хватает капельки добра. «Достаточно просто изменить отношение к сотрудникам, и люди сразу становятся другими. За те пять лет, которые я здесь работаю, качественно изменился состав пациентов. Если раньше это были местные бабушки и дедушки, то сейчас едут со всех близлежайших районов»,- рассказывает Николай Львович.

Откуда взялся столь нехарактерный руководитель? В 80-м закончил мединститут и уехал в Чугуевский район главным врачом районной больницы. Вроде поехал на полгода, а затянулось все на 17 лет. Там его избрали депутатом в Госдуму Российской Федерации. Потом 9 лет командовал центром СПИД во Владивостоке. «Я хотел сделать что-то для Чугуевского района, но ничего так и не удалось. В думе я окончательно понял, что никому нет дела до народа, поэтому больше в политику я не иду»,- рассказывает Березкин. В Чугуевке он построил жилье на 96 семей и открыл наркологическое отделение на 40 человек, а также филиал медучилища, который выпустил 120 медсестер, была запущена теплотрасса протяженностью в 3 километра, чтобы не зависеть от котельной.

Для Николая Львовича такой подход к работе и жизни давно стал неким мироощущением. Он привык жить в своем мире и для него сейчас важно, чтобы люди, которые живут и работают в Трудовом, получали такую же помощь, что и в городе Владивостоке. «До меня здесь было порядка 10 главных врачей, и никто ничего не делал. Я не говорю, что я такой хороший, но кто-то должен делать, чтобы люди приходили и получали, что хотят. При этом стоит добавить капельку добра и все начнет получаться»,- рассказывает он. К примеру, асфальт около больницы. Денег на него, по словам главврача, в городском бюджете не было предусмотрено. Тем не менее, все удалось сделать, не потратив практически ни копейки. Асфальт положили вообще бесплатно.

«Есть такое понятие, что с человеком просто надо поговорить. Когда он видит, что ты просишь не для себя, что это не какая-то макля, то он свернет для тебя горы. Российский народ очень добрый. С людьми стоит быть искренним. А еще верить в результат: придумать мысль, представить, как ты ее осуществляешь, и тогда все происходит»,- рассказывает Николай Львович. «Я не за революцию и эволюцию, а просто хочу, чтобы вокруг меня всем было хорошо. Больше мне ничего не надо. Если человек будет беспартийно создавать добро и за это ничего не иметь, все наладится»,- добавляет он.

поликлиникаЕсли продолжить рассказ о сегодняшней деятельности Николая Львовича, нельзя не упомянуть его программу по развитию больницы. «Когда я сюда приехал, между поликлиникой и стационаром находилось разрушенное здание. Его необходимо восстанавливать, причем я специально оставил часть стены, чтобы добиться права на реконструкцию. Я хочу открыть неотложную помощь, построить отделение реанимации на шесть коек, сделать хирургическое-травматологическое отделение на 12 коек. Это необходимо для того, чтобы попавших в ДТП на трассе не везли в тысячекоечную или Артем, а к нам, так как мы ближе. Мы теряем многих людей не потому, что не можем оказать им помощь, а потому что долго везем. Для этих целей понадобится всего 9 миллионов для покупки оборудования (помещения уже готовы!). Если брать всю пятилетнюю программу развития больницы, разработанную мной, то со строительством жилья (27-ми квартирного дома) необходимо 240 миллионов. Деньги для подобных нужд довольно небольшие»,- отмечает главврач. А дальше уже дело техники, с тысячекоечной больницы сюда вахтовым методом уже готовы приезжать хирурги и анестезиологи.

Государственную программу для заполнения вакансий специалистов в сельской местности, Николай Львович считает недостаточной для решения проблемы. «Для нормальной работы человеку необходимы условия труда, заработная плата и самое главное жилье. У меня есть опыт по его постройке, поэтому не надо никаких программ, только дайте сделать. И тогда сюда потянутся специалисты. Даже на те зарплаты, которые предлагаются сейчас в здравоохранении»,- отмечает он.

Возвращаясь к началу разговора, я не мог не спросить, что даже, несмотря на образ жизни, важно ли быть на руководящей должности хорошим менеджером или управленцем. Ответ в стиле Николая Львовича. «Наверное, это не совсем важно. Но если ты не любишь своих сотрудников и пациентов, то ты ничего не добьешься. Если взять пирамиду, где на вершине – руководитель, а внизу подчиненные, то нужно перевернуть пирамиду, чтобы ты работал на них, а не они на тебя. Если люди понимают, что заменимый здесь только я, а им здесь жить, то все становится просто. Тем более врач изначально, еще когда только поступает в институт, заточен на добро и его лишь нужно поддержать. А мы их пинаем, пусть и не от хорошей жизни. Но я на протяжении почти 30 лет вижу от своих врачей только добро»,- добавляет он.

поликлиникаУже работая несколько лет во Владивостоке, Николай Березкин продолжает помогать жителям Чугуевского района. Люди по-прежнему приезжают к нему, многих из них он уже не помнит. Но Николай Львович твердо уверен, людей в беде бросать нельзя.

Напоследок, мы под дождем подходим к памятнику, на котором написаны фамилии и должности умерших работников больницы. По словам Николая Львовича, таким образом, ему хотелось выразить признательность медицинским работникам села. Как он и говорил, у постамента лежат живые цветы. Прощаясь, Березкин просит нас написать материал по-доброму, не сильно хваля главного героя повествования. Мы как можем обещаем, но понимаем, что какое-то время нас еще не отпустит то сильное впечатление, которое мы получили за какой-то час нашей жизни. Каждый из нас переосмыслит это по-своему и пойдет дальше. После встречи мы еще долго будем спорить, но в конце сойдемся в одной простой мысли – полноценная жизнь станет возможной для человека лишь тогда, когда ему будет чем-то ее наполнить. В случае Николая Березкина, это доброта, которой нам как раз очень не хватает. После таких встреч мысли о паркетных интервью резко улетучиваются.

Василий Рац, "Владмедицина"



  Рейтинг: 5, Голосов: 1



Поделиться
5137
Личный кабинет