Дамир Ишмухамедов: «Если жизни человека угрожает опасность, много запретов исчезает»

7383
Муфтий дальневосточных мусульман, шейх Абдулла (Дамир) Ишмухамедов, который также является действующим врачом-анестезиологом, в интервью «Владмедицине» рассказал о том, как ему удается совмещать врачебную деятельность и духовное наставничество, а также объяснил, в каких экстренных случаях ислам разрешает верующим нарушать религиозные запреты.

врач, ислам- Дамир Джамильевич, когда Вы попали в Приморский край и как начиналась Ваша медицинская карьера?

- Я приехал в Приморье в 2000-м году. Заканчивал Ташкентский педиатрический мединститут. Исламом начал плотно заниматься на четвертом-пятом курсах.  Потом переучился и стал «взрослым» врачом – окончил интернатуру по анестезиологии. Работал в клинике Ташкентского государственного медуниверситета в отделении хирургической реанимации. Когда получал первое образование, параллельно изучал арабский язык, Коран, высказывания пророка Мухаммеда и все, что связано с исламом. Сначала я пришел к такому мнению, что первична не болезнь человека, а его душевные проблемы. Сейчас многие говорят, что все болезни от нервов, а венерические от любви. Пока ты душу человека не вылечишь и не научишь его правильно жить, думать, питаться, дышать, то нет смысла его телу давать здоровье. Через какое-то время я понял, что лечение души и тела должно идти параллельно, только тогда будет эффект.

- Почему Вы решили уехать из Узбекистана?

- По ряду причин. В последние годы в Узбекистане стало меньше русской культуры, пошли политические притеснения в отношении верующих и практикующих мусульман, стало тяжело зарабатывать. Мой знакомый уже жил здесь на протяжении двух лет, порекомендовал мне Приморье, как неплохое место, где живут открытые и добрые люди.

- С чего начиналась Ваша духовная миссия в крае?

- Когда я приехал сюда, исламом в Приморье мало кто занимался, а в молитвенный дом на Шепеткова приходило не более 50 человек. Начали призывать, учить молодежь, проводить обряды. Потом постепенно люди начали тянуться, стало больше мигрантов, русские люди начали принимать ислам. Сейчас община насчитывает около 5 тысяч человек. Мы зарегистрировали свою организацию – Казыятское управление мусульман Приморского края, которое вошло в духовное управление мусульман азиатской части России. Потом начали ездить по краю, смотреть, где собираются единоверцы. Помогали им создавать общины, решали вопросы юридического характера. Так  постепенно нам удалось компактно объединить всех мусульман края.

- Судя по Вашим словам, должность у Вас больше чиновничья.

- В исламе нет иерархий, как в христианстве – епископы, патриархи, дьяконы. У нас человек, который обладает большим количеством знаний, имеет право проповедовать, возглавлять общую молитву. Но когда она заканчивается, все снова на равных правах. Все равны перед Богом, но только по степени богобоязненности и веры люди могут быть выше или ниже. Однако степень веры не зависит от сана человека или от его мирского положения. В исламе этот принцип соблюдается. В мирской жизни люди больше читающие, знающие книгу Бога имеют право быть учеными, возглавлять общины. У нас получилось так, что не нашлось больше никого, кто хотел этим заниматься, и большинство выдвинуло меня на эту должность. В мусульманском мире имам должен сочетать в себе мирские и богословские функции, эта должность охватывает все сферы жизни. В России таких крупных духовных ученых - алима нет. Поэтому должности муфтиев занимают не богословы. Не случайно Россию принято называть страной муфтиев. Это верховный ученый, который имеет право выносить богословское решение в отношении того или иного вопроса. Скажем, появилось новое открытие в мире. Муфтий может с богословской точки зрения сказать – запретно это или дозволено. Как эксперт Бога на Земле.

К примеру, такие медицинские явления, как клонирование человека, аборты, генномодифицированные продукты. Ученые-богословы берут все знания, которые есть в Коране, в высказываниях пророка Мухаммеда, трудах ученых первых веков обсуждают проблему и выносят решение. К примеру, клонирование строго запрещено по Корану, кто им занимается, будет наказан Богом. То же касается и абортов. Обсуждение по многим вопросам проходит в течение двух-трех лет.

В России муфтий лишь менеджер, который стоит между властью и мусульманской общиной. Он должен понимать как государственные законы, так и ислам и доводить до остальных мнение светского государства.

- Получается, что у мусульман и христиан схожее отношение к абортам и клонированию?

- Однозначно. Христианство и ислам – это две самые близкие по духу религии. У мусульман практически те же самые каноны, заветы и запреты, если не считать двух различий в отношении к Единому Богу Аллаху и к Его пророку Иисусу. Аборты запрещены, потому что это убиение дитя человеческого, равно как и клонирование - попытка уподобить себя Богу. С другой стороны, у ислама более прогрессивное отношение ко всему этому. В нашей религии есть приоритеты. Самый главный из них – это жизнь человека. Любая религия, отправленная Богом людям, направлена на пять основных моментов. Необходимо сохранить жизнь, здоровье, человеческий род, имущество людей и их доброе имя. Если жизни человека угрожает опасность, много запретных вещей становятся дозволенными. Во время болезни можно молиться сидя, лежа,  объединять и сокращать ежедневные молитвы, но оставлять молитву- связь с Богом нельзя никогда, пока человек жив и в сознании.

К примеру, переливание крови и препаратов, запрещено по Корану. Если человек умрет без переливания,  процедура поможет ему выздороветь, то врач обязан перелить кровь.
При туберкулезе нужно есть высококалорийную пищу, и это может быть медвежатина, барсучий жир и даже свинина и  кровяная колбаса.  Но сначала больной должен перепробовать все известные дозволенные средства лечения. А затем  если человек не съест эти продукты и не убережет свою жизнь, он будет грешен перед Богом.

То же касается и абортов. Любой аборт запрещен Аллахом, но аборт для сохранения жизни женщины, не только не запретен, но даже предписан Богом. Так как приоритет на жизнь, отдается существующему творению перед тем, которое еще не родилось.

врач, ислам- Дамир Джамильевич, удается ли Вам поддерживать связь с врачами-мусульманами?

- Их здесь очень много. Они приезжают из бывших советских республик, работают в районных больницах, поликлиниках. По долгу службы я с ними сталкиваюсь, но специально создавать союз мусульманских врачей мы не собираемся.

- Сейчас основная миграция в Приморье – это трудовая. А как насчет интеллектуальной, ведь Ташкентский мединститут был одним из лучших на территории бывшего СССР?

- Да, там была очень большая и сильная школа. В период Великой Отечественной войны в Ташкент приехало много прекрасных научных и врачебных кадров из Питера, Москвы. Это были ученики Пирогова, Боткина, цвет нации. Наш мединститут был на третьем- четвертом местах в СССР после Москвы, Питера и Киева по уровню подготовки специалистов. Но процессы везде одинаковые. Во времена СССР на тысячу человек приходилось до 30 врачей, причем в мире всего 1-2. Когда Союз развалился, люди попросту остались без работы, в том числе академики, профессора. Поэтому за 15 лет медицина в Средней Азии пришла в упадок. Молодые и целеустремленные – разъехались по миру, кто остался – влачил нищенское существование. Сейчас ситуация в медицине постепенно выправляется, и даже те люди, которые не работали 10 лет по специальности, возвращаются в профессию.

- Какой процент из них добирается до нашего края?

- Хороший врач нужен везде. Он никогда не оставит свое место работы, поскольку к нему может приходиться лечиться чуть ли не полгорода. Сюда приезжают, в основном те, кто не нашел работу на Родине. Тем более, сейчас Узбекистан и Россия разные государства, и для многих врачей требуется нострификация – подтверждение национальных дипломов, квалификации, необходимо учиться. Зачастую для этого нужно учиться два или три года. При этом врач не имеет права работать, пока не выучится.

- Тот состав врачей, который практикует в Приморье, из кого преимущественно состоит?

- Специалисты приезжают либо с советскими дипломами, которые не требуют подтверждения на сертификацию, либо, как я проходят нострификацию. В последние годы начали появляться молодые врачи. Они приехали в Россию за течение минувших 10 лет, получили здесь гражданство и поступили в медвузы.

- Как трактуется болезнь в исламе?

- Считается, что любая болезнь идет от Бога, просто так человек не заболевает. Остальные вещи лишь являются поводом. Основная причина болезней – грехи человека. Болезнь для верующего человека считается в исламе очищением от грехов. Если больной терпит, то он очищается, и Бог его прощает. Каждая болезнь должна сделать человека более мудрым, более покорным Богу. Болезнь также напоминает человеку о смерти.

С врачебной точки зрения больной человек самый слабый и к нему необходимо относиться милосердно, стараться максимально заботиться. Кстати, в исламе встречается мнение некоторых богословов о том, что болезнь вообще не надо лечить. И борьба с ней, есть сопротивление божьему промыслу. Однако большинство ученых признает это мнение неверным. На это есть высказывание пророка Мухаммеда – «любая болезнь от Аллаха, и метод выздоровления тоже от Аллаха. От каждой болезни Бог сотворил выздоровление, поэтому ищите его». Поэтому от каждого недуга есть лекарство и надо его искать. Если человека нельзя вылечить, значит лекарство еще не нашли. Такие болезни, как оспа, холера, чума сегодня почти не встречаются, однако на первое место вышли новые недуги – те же сердечно-сосудистые заболевания.

Не стоит забывать о таком моменте – как изменение человеческой жизни соответственно канонов Бога. Большинство болезней появляется у человека из-за того, что Бог запретил. Например, испитие спиртных напитков, ленный, праздный образ жизни, переедание. А после выздоровления человека следует научить тому, чтобы болезнь не возвращалась.

врач, ислам- Это должен быть духовный наставник или врач?

- Если есть хороший врач-мусульманин, он может совместить в себе обе эти функции. Врач объяснит выздоровевшему, что если он продолжит вести привычный образ жизни, то болезнь может вернуться в уже более сложной форме.

- Вам приходится сочетать духовную и врачебную помощь?

- Да. Но поскольку я работаю в реанимации в клиническом  военном госпитале ТОФ, то у нас довольно сложно призывать кого-то изменить свой образ жизни или духовно наставить. Необходимо срочно вывести пациента из терминального состояния, чтобы он не умер. К выздоравливающим, выписывающимся, переводящимся в другие отделения я стараюсь подойти. Но это не значит, что я призываю их перейти в ислам. Я просто говорю им, чтобы они поверили в Бога. Делали добро, отстранялись от грязного.

- Учитывая Вашу организационную и врачебную деятельность, нагрузки большие.

- Я перешел на работу по сменам. Время, свободное от работы, я посвящаю мусульманской организации. Там я уже не врач.

- А если к Вам обратятся за медицинской помощью?

- Конечно, обращаются, с любыми болячками.

- Вы можете им посоветовать врача другой веры?

- В исламе есть хороший и плохой врач. Надо идти к тому специалисту, который лучше всего понимает в своей области. Неважно, к какой религии он принадлежит. А когда человек выходит из острого периода болезни, то он может обратиться к врачу-мусульманину.
Метки: врач, ислам


Нет голосов



Поделиться
7383
Личный кабинет