Архиепископ Лука: хирург и священник

11435
Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (1877-1961) русский хирург, доктор медицины, главный врач Ташкентской городской больницы, профессор Среднеазиатского государственного университета, епископ русской православной церкви, с 1946 г. -Архиепископ Крымский и Симферопольский. Канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в 2000 г.

27 апреля 1877 года в г. Керчи у провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого было праздничное настроение - жена Мария Дмитриевна подарила ему сына, нареченного Валентином. Мальчик Валентин рос весьма активным, очень наблюдательным и любознательным ребенком. С малолетства он был свидетелем глубоко искренних молитв отца и матери с большим числом глубоких поклонов много раз в день, участником которых он стал с трех лет. К шести годам начал читать и писать, знал элементарные действия арифметики и любил рисовать, а в семь лет поступил в гимназию. Строгое домашнее, религиозное и гимназическое воспитание привило Валентину с детства глубокое чувство ответственности перед Богом за все свои поступки и деяния. От матери мальчик приобрел сильную волю и властный характера, а от отца - благочестивость.

 

Валентин почувствовал суть художественного творчества, осознал его основные закономерности. Поэтому после одновременного окончания гимназии и художественной школы для него не стоял вопрос: "Кем быть?". Валентин стал готовиться к экзаменам в Петербургскую Академию Художеств. "Я не вправе заниматься тем, чем мне нравится, но обязан заниматься тем, что полезно для страдающих людей". Это юношеское решение, освященное глубокой верой в Бога, святитель Лука не отменил до конца своих дней. Далось оно нелегко. Уже во время вступительных экзаменов в Академию художеств в результате тяжелых раздумий и душевных мук Валентин меняет планы. Он шлет матери телеграмму о намерении поступить на медицинский факультет. Но на медицинском факультете все места были уже заполнены, и Валентин поступил по примеру братьев на юридический факультет. В течение года он увлеченно изучал римское право и политэкономию, философию и историю права.

В 1898 году он поступает на медицинский факультет. Учеба полностью соответствовала "...моим стремлениям быть полезным для крестьян, так плохо обеспеченных медицинской помощью". Учился Валентин на одни пятерки и резко выделялся среди студентов превосходно выполненными препарациями трупов: "Из неудавшегося художника я стал художником в... хирургии". Кроме того, его выделяли высокие моральные требования к себе и другим, чуткость к чужому страданию и боли, открытый протест против насилия и несправедливости. За эти качества его полюбил весь третий курс и выбрал старостой. Он успешно сочетал учебу, самостоятельную исследовательскую работу по топографической анатомии и хирургии и общественную работу старосты группы.

Мужицкий врач
Сокурсники решили, что он готовит себя к аспирантуре и карьере ученого и уже на втором курсе пророчили ему скорое профессорское звание. Поэтому после блестяще сданных выпускных экзаменов и получения диплома с отличием Валентин страшно обескуражил сокурсников заявлением, что его жизненный путь - это путь земского врача. "Как, Вы будете земским врачом? Ведь Вы ученый по призванию!" - воскликнули коллеги. "Я был обижен тем, что они меня совсем не понимают, ибо я изучал медицину с исключительной целью быть всю жизнь деревенским - мужицким врачом, помогать бедным людям", - писал в мемуарах святитель Лука.
Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий действительно всю жизнь был таким врачом, даже достигнув научных и духовных высот. Он поставил высокую благородную цель - служить людям, когда ему было только восемнадцать лет, и полностью реализовал себя в достижении этой цели. Это ли не Божественный промысел, проявивший себя в судьбе русского человека, выходца из глубокой российской провинции?! Это ли не пример явления истинно русского духа, русского характера и русской идеи?! Ведь Валентину ничего не стоило остаться аспирантом на кафедре Киевского университета или поехать в столичные вузы Санкт-Петербурга или Москвы. Достаточно было подать письменное прошение...

Сразу же после окончания университета он стал "мужицким врачом". Но не в земской больнице, а в госпитале Киевского Красного Креста недалеко от Читы в 1904 году врачевал он мужиков, одетых в форму солдат русской армии. Шла война с Японией... Уже в первые месяцы практической работы проявился его твердый, волевой характер и высокий профессионализм: "... не имея специальной подготовки по хирургии, стал сразу делать крупные ответственные операции на костях, суставах, на черепе. Результаты работы были вполне хорошими..."
Работали хирурги не покладая рук - кровавая война не щадила солдат. Во время и после операций Валентину часто помогала сестра милосердия Анна Васильевна Ланская. Он знал ее еще по Киеву - там в военном госпитале ее называли святой сестрой. Анна была любимой дочерью управляющего большим поместьем на Украине и воспитывалась в глубоко православном духе. "Она покорила меня не столько своей красотой, сколько исключительной добротой и кротостью характера".

Земство и наука
После женитьбы молодая чета переехала в Симбирскую губернию, где Валентин поступил земским врачом в Ардатовское земство. Через несколько месяцев он получил пост главного врача в маленькой сельской больнице на 10 коек в селе Верхний Любаж Фатежского района Курской губернии. "Чрезмерная слава сделала мое положение в Любаже невыносимым. Мне приходилось принимать амбулаторных больных, приезжавших во множестве, и оперировать в больнице с девяти часов утра до вечера, разъезжать по довольно большому участку и по ночам исследовать под микроскопом вырезанное при операции, делать рисунки микроскопических препаратов для своих статей, и скоро не стало хватать для огромной работы и моих молодых сил", - вспоминает святитель Лука.

Тем не менее жила молодая семья счастливо, душа в душу. Это давало силы Валентину и на научную работу. Здесь он подготовил первые две статьи с описанием редких медицинские случаев. Здесь же, в Любаже, счастливый брак дал двух первенцев: Михаила - в 1907 году и Елену - в 1908 году. Из-за конфликта с земским председателем Валентину пришлось уехать в 1909 году из Фатежа в Москву, где он поступил экстерном сначала в клинику профессора Дьяконова - основателя журнала "Хирургия", а потом - и в Институт топографической анатомии и оперативной хирургии. Из Любажа молодой земский врач привез в Москву готовую тему докторской диссертации: методы регионарной анестезии. Об этой проблеме, как оказалось, ничего не слышали московские хирургические светила - ни профессор Дьяконов, ни профессор Рейн. Работал Валентин очень напряженно - по 14-16 часов в день: "Из Москвы не хочу уезжать, прежде чем не возьму от нее того, что нужно мне: знаний и уменья научно работать. Я по обыкновению не знаю меры в работе и уже сильно переутомился. А работа предстоит большая: для диссертации надо изучить французский язык и прочитать около пятисот работ на французском и немецком языках. Кроме того, много работать придется над докторскими экзаменами", - пишет Валентин матери в 1910 году.

Однако материальные затруднения, связанные с проживанием и обеспечением семьи из четырех человек, вынудили Валентина прервать научную работу и уехать в село Романовку Балашовского уезда Саратовской губернии. Здесь он в 1910 году принял больницу на 25 коек. В Романовке родился сын Алексей. Жена Анна, полностью занятая детьми и домом, тем не менее помогала мужу в подготовке отчетов и первой книги. В 1911 году Валентин получил предложение занять пост главного врача и хирурга уездной больницы на 50 коек в Переславле-Залесском Московской губернии.
Святитель Лука, работая главным врачом городской инфекционной больницы, провел в Переславле-Залесском семь лет, с 1910 по 1917. В 1914 году родился младший сын Валентин, а на следующий год в Петербурге вышла первая книга В.Ф. Войно-Ясенецкого "Регионарная анестезия", которую он представил и защитил в качестве докторской диссертации в 1916 году в Москве.
И книга, и диссертация получили высочайшие оценки. Известный ученый профессор Мартынов в официальном отзыве как оппонент писал: "Мы привыкли к тому, что докторские диссертации пишутся обычно на заданную тему с целью получения высших назначений по службе и научная ценность их невелика. Но когда я читал Вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил ее". Другие официальные и неофициальные отзывы были не менее восторженными.

Решение проблемы регионарной анестезии было научным прорывом, открывающим "новый путь в медицине". Именно с такой формулировкой В.Ф. Войно-Ясенецкому была присуждена крупная премия от Варшавского университета с денежным вознаграждением 900 рублей золотом. Но вознаграждения он, к сожалению, не получил по чисто техническим причинам: "Не смог предоставить в Варшавский университет требуемого количества экземпляров" книги, которая после опубликования мгновенно разошлась.

Первая мировая война застала Войно-Ясенецких в Переславле-Залесском, где он прожил в общей сложности шесть с половиной лет. В городе открыли госпиталь для раненых бойцов, поступавших с фронта, и Валентина Феликсовича пригласили его возглавить. Кроме того, он оперировал в городской и фабричной больницах. В 1915-1917 годах он провел ряд операций на желчных путях, желудке, селезенке и на головном мозге. За десять с небольшим лет, прошедших после окончания медицинского факультета, молодой хирург накопил огромный опыт, появилась потребность не только совершенствоваться самому, но и делиться своими знаниями и умением с другими. Валентин Феликсович обобщил свой хирургический опыт, накопленный в Чите, Любаже, Романовке, Переславле-Залесском, в специальной книге "Очерки гнойной хирургии". И когда он написал введение, Глас Божий предсказал ему поворотный момент в его судьбе.

Доктор, вам надо быть священником
Вам, наверное, интересно, как знаменитый врач пришел к Богу и стал священником? Нам известно лишь то, что это было не спонтанным решением, а важным этапом его нелегкой врачебной и научной земской работы. А с другой стороны - протестом жесткой и жестокой советской эпохе. 1917 год стал трагическим как для всего русского народа, так и для семьи Войно-Ясенецких - у Анны Васильевны проявились признаки туберкулеза легких.
Необходимо было срочно менять климат, и Валентин принял приглашение возглавить большую городскую больницу в Ташкенте. Семья поселилась в большом доме, построенном специально для главного врача. Больных было много, и их поток возрастал из месяца в месяц: разгоралась гражданская война.
Супруга доктора скончалась в возрасте 38 лет, оставив на руках мужа четырех малолетних детей. Смерть жены будущий святитель воспринял как наказание Божие: в юности Анна дала Богу обет безбрачия и Валентин знал об этом.
По велению Всевышнего Валентин Феликсович "неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях" (Пс. 112, 9). Речь идет об операционной бездетной сестре Софье Сергеевне Велицкой, которая дала согласие быть приемной матерью детям, но без супружеских отношений с главой семьи. Уговор этот всегда свято сохранялся.

В 1918 году началось открытое гонение на Русскую Православную церковь. Массовые гонения и истребление верующих, расстрелы епископов, разрушение и разграбление церквей продолжались все последующие годы. Эти события Валентин Феликсович воспринял как личную трагедию, поэтому встал на защиту Матери Церкви. Валентин принял предложение епископа Ташкентского и Туркестанского Иннокентия: "Доктор, вам надо быть священником". Он дал согласие, и "через неделю после посвящения во диакона, в праздник Сретения Господня 1921 года, я был рукоположен во иерея". В мае 1923 года ссыльный епископ Уфимский Андрей тайно постриг Валентина Феликсовича в монахи с именем Луки. 31 мая 1923 года иеромонах Лука был рукоположен во епископа Ташкентского и Туркестанского. А в июне 1923 года епископ Лука был арестован сотрудниками ГПУ.

Путь пастыря
По обвинению "в связях с оренбургскими казаками и в шпионаже в пользу англичан через турецкую границу" святителя как политического преступника направили в Москву, сначала в Бутырскую, а потом в Таганскую тюрьму. После долгого следствия мерой наказания определили ссылку в город Енисейск Красноярского края. Туда его отправили в начале зимы 1923 года. Из Енисейска уже местные власти переправляют ссыльного в еще более глухой край - в Туруханск. Прожил там святитель меньше года. В зимнюю стужу 1924-1925 годов архиепископа Луку отправили в енисейскую глухомань за сотни километров севернее Полярного круга. Палачи, видимо, рассчитывали на верную гибель ссыльного. Но и Плахино не стало постоянным местом ссылки - святителя возвратили в Туруханск, где он пробыл еще 8 месяцев. Срок ссылки истек в январе 1926 года.

С 1927 по 1930 год епископ жил в Ташкенте как частное лицо, так как был лишен и епископской, и университетской кафедры. А 6 мая 1930 года его вновь арестовали. Теперь - по обвинению в выдаче "ложной справки о самоубийстве" профессора Михайловского. Итог следствия в ОГПУ - "выслать в Северный край сроком на 3 года".
Ссылку в Архангельск сам владыка считал весьма легкой. Она закончилась в ноябре 1933 года. Вернувшись в Ташкент, он не смог найти работы. Место врача в районной больнице ему дали в небольшом среднеазиатском городке Андижан. Осенью 1934 года выходят его "Очерки гнойной хирургии", ставшие настольной книгой для нескольких поколений хирургов. В 1935-1936 годах епископ работает в Ташкенте; в Институте неотложной помощи.

- Как это вы верите в бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы его видели, своего бога?
- Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил.

24 июля 1937 года В.Ф. Войно-Ясенецкого обвинили в шпионаже в пользу иностранной разведки. После многомесячных пыток и издевательств епископа осудили и отправили в пятилетнюю ссылку в Красноярский край. Пригнали епископа Луку в село Большая Мурта, расположенное ста тридцатью верстами севернее Красноярска. Там ему дали возможность работать хирургом в районной больнице, так как совсем не было специалистов. Год спустя святитель пишет письма в Москву с просьбой разрешить работать в библиотеке для написания книги. К удивлению, его вызвали в краевое ГПУ и сказали, что К. Ворошилов разрешил поездку в университетскую библиотеку Томска.

Главный хирург
Грянула Великая Отечественная война, и ссыльный хирург пишет Сталину прошение разрешить ему работать в ссылке по специальности на благо спасения Отечества. Его назначают главным хирургом эвакогоспиталя. Два года он с полной отдачей сам лечил офицеров и солдат. "Раненые офицеры и солдаты очень любили меня. Когда я обходил палатки по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами", - вспоминал искусный врачеватель душ и телес.

Ссылка закончилась в 1943 году. Святителя сразу же назначают епископом Тамбовской епархии, где он в течение двух лет одновременно работал хирургом в госпиталях и служил в церкви. Беззаветное служение Господу Богу и русскому народу было отмечено: "Священный Синод при Местоблюстителе Патриаршего престола митрополите Сергии приравнял мое лечение раненых к доблестному архиерейскому служению и возвел меня в сан архиепископа". В феврале 1945 года архиепископ Лука был награжден Патриархом Алексеем I правом ношения на клобуке бриллиантового креста. А советская власть присудила Сталинскую премию 1946 года Первой степени за опубликованные труды "Очерки гнойной хирургии" и "Поздние резекции при инфицированных ранениях больших суставов" с очень большим денежным вознаграждением. Его он полностью пожертвовал сиротам и вдовам воинов, павших в Отечественной войне. В конце войны его наградили медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." В эти же годы (1945-1947) святитель пишет богословский труд "Дух, душа и тело", который был издан только в 1992 году.

Крым
В связи с назначением архиепископом Симферопольским и Крымским владыка 26 мая 1946 года переезжает в Симферополь. Здесь, в отличие от других городов, ему не дают возможности заниматься лечением больных и научной деятельностью. Жил он рядом с кафедральным Свято-Троицким собором на улице Госпитальной в доме, где размещалась и канцелярия архиепископа. Летом отдыхал в Алуште, в своем маленьком двухкомнатном домике на берегу моря. После войны епархия была в полном упадке, и архиепископ все силы отдавал приведению в порядок и устройству церковных дел. Здоровье владыки ухудшилось. Сказались одиннадцать лет мучений, пыток, тюрем, лагерей, ссылок. Сначала отказал один глаз, а в 1958 году он окончательно ослеп. Тем не менее, продолжал архиерейскую службу, выступал с проповедями перед прихожанами и настолько точно исполнял все детали службы, что никто не мог догадаться о слепоте пастыря.

11 июня 1961 года, в День всех Святых в земле Российской просиявших, архиепископ Лука скончался. Его похоронили на маленьком церковном кладбище при Всехсвятском храме Симферополя, куда ежедневно в течение 35-лет приезжали и приходили родственники и православные странники, больные, ищущие исцеления. И каждый получал искомое.  Профессор, лауреат Сталинской премии, он претерпел множество ссылок и гонений, не забывая своего долга перед «мужицким народом», которого лечил физически и духовно. Его труды до сих пор служат настольной книгой студентов-медиков и практикующих врачей. В них изложен весь путь врача-хирурга от первых простых до самых сложных операций в его практике. Войно-Ясенецкий всегда стремился к тому, чтобы предостеречь врачей от ошибок, цена которым - человеческая жизнь.




  Рейтинг: 4.5, Голосов: 20



Поделиться
11435
Личный кабинет