Олег Полушин: Темы для творчества черпаю отовсюду

12839

карикатура«Крокодила» больше нет, сетевые комиксы заполонили интернет, газеты все реже стали прибегать к услугам профессионалов. Врач-паталогоанатом, доцент кафедры патологической анатомии ВГМУ Олег Полушинсчитает, что, несмотря на все эти факторы, будущее карикатуры не омрачено ее постепенным исчезновением.

В интервью порталу «Владмедицина» Олег Геннадьевич признался в том, что не рисует шаржи на знакомых, из-за того, что они очень похожи на своих прототипов, а также сравнил американскую и отечественную карикатуристику.

 - Олег Геннадиевич, удается ли сейчас уделять время своему хобби?

карикатура- Дело в том, что в последнее время я почти не рисую. Газеты сегодня практически не публикуют карикатуры. В печатных изданиях правят бал рекламные службы, поэтому газетная площадь крайне ограничена. Если брать другие периодические издания, такие как «Московский Комсомолец», то они публикуют только рисунки Алексея Меринова, который определяет лицо газеты. Это одна из причин, того, что я сейчас практически не рисую карикатуры. Так сказать, с чего начинал, к тому и пришел - рисую для себя. Сейчас чаще всего приходят заказы на рекламные комиксы.

- А с чего начиналось ваше увлечение?

- Я рисовал карикатуры с детства. Отправлял их в центральные газеты, оттуда приходили стандартные отписки - «благодарим за внимание, но, к сожалению...» Потом в институте на лекциях, которые особо не писал, рисовал чертиков, показывал их друзьям. Мне посоветовали отослать некоторые свои работы в местную прессу. Это была газета крайкома ВЛКСМ. Редактор встретил меня хорошо, выбрал некоторые рисунки для публикации, потом выплатили гонорар.

-  Его размер помните?

- Гонорар за карикатуру в советское время равнялся примерной стоимости бутылки водки - рубля три-четыре.

- Вошли в колею...

- Да. Но в один прекрасный день приношу свои работы редактору, он одобрил некоторые из них, а одну картинку забраковал. Карикатура была простая - на ней была изображена театральная сцена изнутри. На ней стоят два человека в костюмах XIX, типа Ленский и Онегин, и целятся друг в друга из дуэльных пистолетов. А суфлер в будке, в свою очередь целится в Ленского из винтовки с оптическим прицелом.

- Поинтересовались, почему забраковали?

- Разумеется. Редактор спросил, а вы знаете, что у нас ожидается? А в те времена в комсомоле всегда что-то ожидалось - то пленум, то съезд. Порылся в памяти, но так ничего и не вспомнил. А редактор мне и говорит, что зимой ожидается приезд президента Форда. Оказывается, что в Америке президентов из винтовки с оптическим прицелом убивают. Я, конечно, сильно удивился. Редактор региональной газеты, выходящей не очень большим тиражом, за полгода до визита американского президента боится опубликовать безобидную карикатуру, не имеющую никакого отношения к политике вообще и только из-за того, что там изображена в другом контексте винтовка с оптическим прицелом. После этого я снова бросил рисовать картинки.

- Надолго?

- Следующий потный вал вдохновения накатил на меня, когда наступила перестройка. Я нарисовал кучу картинок, разослал их веером во все центральные издания, и практически все они были напечатали.

- Политический подтекст прослеживался?

- Разные были. Например, красное знамя, которое разрывается на талоны. Так сказать, на злобу дня. Тогда я понял, почему меня раньше не печатали. У меня не было внутренних ограничений, и я рисовал все, что хотел. Потом разослал еще порцию, но вскоре понял, что нужно обращать внимание на местную прессу, потому что работы слишком долго шли через всю страну. Я зашел в «Тихоокеанский комсомолец», где меня встретили с распростертыми объятиями. Тогда я узнал, что во Владивостоке карикатуристов раз-два и обчелся, и талант это - достаточно редкий. Различные издания чуть не за фалды тащили меня к себе с просьбой что-нибудь нарисовать.

- Такое признание как-то повлияло на развитие вашего творчества?

карикатура- Я решил расширить свою деятельность и стал издавать газету в газете. Это была вкладка в четыре страницы и называлась «Абсурд-ревю». Для этого я списался с юмористами и карикатуристами со всего СССР. Мы провели последний конкурс карикатур в Советском Союзе. Первое место тогда выиграл Виктор Балабас - сегодня известный московский карикатурист, тогда - студент художественного училища в Харькове.

- Ваш профессиональный интерес распространялся дальше газет?

- До этого я издал книгу карикатур, куда вошло около ста рисунков, ранее опубликованных в разных изданий. Сейчас это уже букинистическая редкость, хотя один экземпляр у меня сохранился. Потом «Тихоокеанский комсомолец» слился с газетой «Владивосток» и в силу разных причин я перестал рисовать.

- Когда закончился этот этап активной карикатуристики?

- Это был 1996 год. Главный редактор «Владивостока» мои работы особо не принял. Я продолжил еще какое-то время рисовать картинки. Потом меня пригласила «Комсомольская правда». Я достаточно долго сотрудничал с ее редакцией, «обрисовывал» всю газету. Один раз был даже признан лучшим карикатуристом среди региональных изданий газеты. Помимо этого рисовал логотипы. Лого «Золотого рога» - моя работа.

- Как удавалось совмещать столь активное хобби и основную работу?

- Мое хобби приносило доход, сравнимый с доходом от основной работы. И даже иногда превышало его. Тем более, если ты сотрудничаешь с газетой, то приходится повышать свой профессионализм. Я выбрал удобный режим работы, рисуя по два-три часа ночью.

- С появлением интернет-пространства как изменилась карикатура?

- Я член профессионального международного сообщества карикатуристов. Когда я регулярно рисовал, я знал, что в бывшем Советском союзе хороших карикатуристов было человек 50. Сейчас эти художники объединяются в такие узкие клубы. С большинством из них я заочно знаком.

Что касается массовой карикатуры в интернете, то ее класс зачастую не дотягивает и до среднего уровня. Многие и вовсе никуда не годятся, как по исполнению, так и по замыслу. Реальной конкуренции в печатных изданиях они бы не выдержали. Хотя в интернете встречаются и профессиональные работы. Большая же часть картинок напоминают собой иллюстрации к анекдоту, где один человек что-то говорит другому, а тот ему отвечает.

- Связано ли это с непритязательными запросами к контенту у современной аудитории?

- Запросы общества всегда были примерно одинаковыми. Так что отличия между советским и российским обществом практически не существует - та же косность, потребительство. Ничего плохого в этом нет.

- Карикатура органично вписалась в интернет-культуру троллей...

- Я бы не сказал, что тролфейс - это карикатура. Это своеобразный юмор, стеб, но вещи не пересекающиеся. Культура трололо самодостаточна и занимает свою интернет-нишу. Что касается карикатуры как таковой, то, например, в Америке она достаточно распространена и во многом педалирует политические темы. Мне она не особо нравится. У Ильфа и Петрова то ли в «12 стульях», то ли в «Золотом теленке» есть история про газетного карикатуриста, который нарисовал собаку. На хвосте у нее написано одно, на ошейнике другое, на языке третье. Таким образом, получилась карикатура. По такому же принципу работают и американцы.

- В чем разница работы отечественного и американского карикатуриста?

- В период перестройки редакция «Тихоокеанского комсомольца» выиграла грант и ездила в Америку. Когда там узнали, что у газеты есть собственный карикатурист, то сильно удивились. В США газета с собственным карикатуристом - огромная редкость, поскольку это дорогое удовольствие. Карикатуристы объединены в специальные цеха, типа профсоюзов, которые не позволяют сбивать цены на карикатуры и защищают художников. У нас такого нет.

- Как сейчас обстоят дела с соблюдением авторских прав?

карикатура- Отрицательная сторона свободы интернета проявляется в том, что любая газета может взять карикатуру из сети. Порой, даже несмотря на низкое качество картинки. Разумеется, это несоблюдение авторских прав. Некоторые карикатуристы выигрывали судебные процессы о нарушениях авторских прав, как, например, Вячеслав Шилов из Санкт-Петербурга, однако, дело это долгое и хлопотное.

Какое-то время профессиональные карикатуристы России пытались отслеживать печатные издания, но потом бросили. За всеми газетами не уследишь. Поэтому сетевая карикатура пользуется ухудшением ситуации с авторскими правами. Многие карикатуристы уходят из профессиональной деятельности. Некоторые из них выступают в конкурсах, устраивают выставки, продают свои карикатуры. Например, Рачков из Тюмени рекордсмен в России по скорости рисования шаржей. Его даже приглашали в Госдуму рисовать шаржи на депутатов.

- И все же, каково будущее профессии? В каком виде ей быть дальше?

- Карикатура как вид изобразительного искусства выживет. А ее будущее будет определяться реалиями соблюдения авторского права. Как в свое время структурировался рекламный рынок, так сложится будущее карикатуры. Художники будут объединяться и защищать свои права. Как кино не убило театр, телевидение - кино, так и интернет не убьет карикатуру.

- Хотите передать основы карикатурного мастерства гипотетическим ученикам?

- Может я не прав, но научить рисовать карикатуру нельзя. Меня часто спрашивали о том, кто придумывает темы для творчества. Я всегда придумывал и рисовал сам. Кто-то выбирал другой путь. В советское время в Киеве был такой карикатурист Т. Юнак. На самом деле это псевдоним трех человек - двое придумывали сюжет, третий его воплощал на бумаге. Я хорошо помню одну их карикатуру - на земле сидит бедная кошечка, а на водосточной трубе висит наглый котяра. Он уходит от нее со словами: «Прощай, труба зовет».

- Напоминает Кукрыниксы.

- Они все же были больше художниками, чем карикатуристами. У нас был один профессор-патологоанатом из Ленинграда - В.В. Некачалов, который профессинально рисовал акварели. Причем его работы были очень похожи на работы Кукрыниксов. Он мне рассказывал, что однажды он послал свои труды в журнал «Крокодил». Кукрыниксы похвалили его за сюжет, но заметили, что в «штанах его персонажей нет ног». То есть они подходили к карикатуре с точки зрения живописи.

- Есть ли у вас любимые сюжеты?

- Их подсказывает жизнь. Могу лишь выделить нелюбимые - это шаржи, которые получаются у меня очень похожими и страшными, в виду сильно врожденной и слегка приобретенной мизантропии. Не люблю лобовую политическую карикатуру.

- На знакомых шаржи не рисуете?

- Нет. Обижаются.

Василий Рац

специально для "Владмедицина.Ру"



Нет голосов



Поделиться
12839
Личный кабинет