Жизнь против жизни

12 февраля 1941 года врачи впервые использовали пенициллин в лечении человека. Открытие первого в истории антибиотика принято связывать с именем Александра Флеминга (хотя наблюдения в этой области велись еще с конца 19-го века). По легенде, революция в медицине произошла случайно: ученый забыл помыть чашки Петри, уезжая в отпуск, а когда вернулся, обнаружил на них плесень. Вокруг этого «зеленого налета» бактерии были уничтожены.

В результате был сделан вывод о губительном воздействии действующего вещества из плесени на микроорганизмы. Кстати, само слово «антибиотик» переводится с греческого как «против жизни». Фактически это один живой организм, который дает бой другому.

Первым больным, испытавшим на себе укол очищенного пенициллина, стал английский полицейский, который поранился во время бритья, в результате чего у него развилось заражение крови. Врачебная помощь опоздала: инъекция была сделана уже умирающему больному. Несмотря на то что состояние пациента сразу же улучшилось, он умер – небольшого запаса пенициллина, которым доктора располагали на тот момент, не хватило. Тем не менее, трагический исход не помешал успешному развитию нового направления медицины, переоценить которое невозможно.

Во время Второй мировой войны антибиотики спасли огромное число жизней, а в 1945 году Флеминг вместе с фармакологом Говардом Флори и биохимиком Эрнстом Чейном (именно они смогли выделить и очистить многообещающее вещество) получил Нобелевскую премию.

Антибиотики из ряда пенициллионов применяются в медицине и продолжают спасать жизни до сих пор. Однако в последнее время все острее становится проблема устойчивости бактерий к их фармакологическим убийцам. 

– Повсеместное использование антибиотиков, к сожалению, не всегда обоснованное, вызвало ответную реакцию у патогенных бактерий. Они стали формировать резистентность к антимикробным препаратам, – поясняет заведующий кафедрой эпидемиологии ТГМУ, д.м.н., профессор Вячеслав Туркутюков. – И в последние два десятилетия проблема резистентности, а чуть позже и мультирезистентности (ко всем группам антибиотиков), приобрела глобальный характер. Отсутствие антибиотиков, эффективных против возбудителя инфекции – это смертный приговор пациенту.

По его словам, долгое время человечество не могло создать ни одной новой группы антибиотиков, но недавно появилась надежда.

– Сейчас проходят испытания несколько новых химиопрепаратов, весьма перспективных, особенно против микроорганизмов с множественной резистентностью. Это вселяет надежду, – отмечает ученый. – Но эту надежду надо подкрепить эффективным подходом к назначению препарата, а также исключить возможность его применения без медицинского назначения. Человечество должно повзрослеть и понять, что в следующий раз одного везения может не хватить.

Отметим, что помимо пенициллина в науке насчитывается еще несколько десятков антибиотиков. Эти вещества позволили справиться с болезнями, которые еще в начале прошлого века считались неизлечимыми. К числу таких хворей относится и туберкулез.

– До того, как появились антибиотики, палочка чувствовала себя совершенно вольготно, – напоминает врач Приморского краевого противотуберкулезного диспансера Александр Гаврилов. – Попав в организм человека, она его «поедала», сколько хотела. Антон Павлович Чехов – живой тому пример. Несчастный человек, у него был генерализованный туберкулез.

Всемирная организация здравоохранения еще два года назад в своем докладе констатировала, что мир уже сейчас вступил в постантибиотиковую эру, когда обычные инфекции, которые, благодаря противомикробным препаратам, были излечимыми в течение десятилетий, снова могут убивать.





Количество просмотров: 2457
Личный кабинет