Ирина Назаренко: Детская травматология – это искусство

3838
Добрым словом она вспоминает тех, кто когда-то помог ей на пути профессионального становления. Заведующая детским травматологическим отделением КГАУЗ «Владивостокская клиническая больница №2» Ирина Назаренко рассказала корр. портала VladMedicina.ru о том, как пришла в медицину и осталась в ней навсегда.
 
Осознанный выбор
 
В пять лет маленькая Ира объявила своим родителям, что пойдет в медики. Обычно такие заявления детей взрослые не воспринимают всерьез, справедливо считая их проявлением детской фантазии, однако это был не тот случай. В семье врачей сразу поняли, что ребенок не шутит. Время шло, девочка подрастала, радовала родителей успехами в учебе и творческом развитии, но по-прежнему не представляла своего будущего вне медицины.
 
Владивостокская клиническая больница №2, Ирина Назаренко, Тысячекоечная– Для меня это был совершенно естественный путь, - рассказывает Ирина Вячеславовна. – С младых ногтей я наблюдала за своими родителями, которые не жалея себя, фактически круглосуточно, несли милосердную вахту помощи и добра. Уже тогда я понимала: если хочешь идти в медики – будь готов к любым неожиданностям. Вызвать к больному тебя могут в любое время, даже посреди глубокой ночи, и ты должен будешь грамотно и качественно выполнить свои обязанности. У белого халата особенные требования, и им нужно соответствовать. Это я усвоила с ранних лет. Владивосток, Паранайск, пос. Кавалерово… По распределению родители направлялись на службу в разные точки Дальнего Востока, а потому мне довелось воочию увидеть все тяготы и вместе с тем радости медицинских будней. Я часто просилась с мамой (кардиологом по специальности) на дежурства, и, проходя по больничным коридорам, представляла, что это меня ждут пациенты и, благодаря в том числе и мне, они получат выздоровление.
 
Юный «медик» с интересом рассматривала больничные листы, медицинские карты, рисуя в своем воображении картины будущей жизни врача. Прикоснуться к таинству медицины для девочки казалось чудом, доступным только избранным. Осуществить мечту удалось чуть позже – когда пришло время поступать в институт.
 
- Мне всегда нравилось общаться с детьми, сколько себя помню на мне постоянно «висли» младшие братья и сестры моих друзей, родственников, - делится зав. отделением. - Любила общаться с малышами, возиться, играть с ними. Я умела находить с детьми какой-то особый контакт, на неосязаемом уровне чувствуя их настроение. Поэтому к моим 16 годам сомнений не осталось – подавать документы буду только на «педиатрический». Со второго курса работала санитаркой - сначала несколько месяцев трудилась в приемном покое городской клинической больницы №1, затем устроилась в реанимационный блок известной «тысчекоечной». Сейчас вспоминаю и диву даюсь своей смелости – о чем я думала, когда пошла в реанимацию? Можно только представить себе, что творилось в голове у молодых практиканток, которые по доброй воле согласились вывозить трупы из операционной… Работы я никогда не боялась, а вот морально было очень тяжело. Человеческую составляющую же никто не отменял. Переживала, помню, тогда очень сильно. Хочу сказать, что преклоняюсь перед всеми санитарочками и медсестрами – несмотря на кажущуюся простоту, их работа – тяжелейший труд, который необходим всем.
 
Помощь свыше
 
В какой-то момент Ирина поняла: если не уйдет в отпуск, надолго ее не хватит. На дворе жаркое лето, август, все друзья на море, да и ей хотелось. Но бросить службу совесть не позволяла, «санитарила» почти без выходных. Тогда родители посмотрели на бледный вид дочери…и, купив конфеты и красные розы, тайком пошли к старшей медсестре просить заветный отдых. Отпуск, как и следовало ожидать, был обещан, но тут вмешался случай…
 
- Когда подошло время, оказалось, что заболел один из сотрудников, - продолжает Ирина Вячеславовна. – Это означало, что мне придется остаться без каникул. И тут у меня случилась самая настоящая истерика (улыбается) – слезы градом, силы на исходе, и дрожащей от переизбытка чувств рукой я пишу заявление на увольнение. Пару недель отдыха сделали свое дело, и уже в сентябре я, бодрая и жизнерадостная, возвращаюсь в любимую больницу и заступаю санитаркой, но уже в операционный блок травматологии. С первых дней работы в «травме», я влюбилась в эту специальность. С восхищением смотрела на оперирующих травматологов, тайком подсматривала за ходом операций, пытаясь по возможности запомнить каждое действие врача. Как могла, старалась себя проявить. Не могла дождаться, когда меня переведут в медсестры, а потом, если на то будет воля свыше (после шестого курса я целенаправленно поступила в ординатуру по травматологии), пригласят в отделение врачом. А когда это произошло, счастью моему не было предела! До сих пор с благодарностью вспоминаю своих учителей и наставников: Евгения Петровича и Романа Евгеньевича Костива, Владимира Борисовича Лузянина, Веру Константиновну Коровенкину, Наталью Борисовну Малишевскую… Эти люди во многом сформировали мою личность, научили меня азам врачебного ремесла, дали дорогу в жизнь. Спасибо им за это огромное.
 
К моменту окончания медвуза Ирина Назаренко поняла – она явно не педиатр. Молодой врач осознавала, что ее дальнейшая судьба будет неразрывно связана с травматологией. И потому получение сертификата ординатуры по этому направлению было вполне закономерным явлением. Но желание помогать детям не угасало, наоборот, с каждым днем крепло все сильнее. Спустя несколько лет практики молодой врач в очередной раз убедилась, что случайностей не бывает…
 
- Работая врачом-травматологом во взрослой «травме», я стремилась как честолюбивый и добросовестный сотрудник проявить себя с лучшей стороны, - говорит Ирина Вячеславовна. - Вникала в каждую мелочь. Ответственно подходила ко всему. Тогда мне, молодому специалисту, казалось, что я никогда не буду проводить большие оперативные вмешательства – ассистируя хирургам на сложных операциях, неустанно поражалась их высочайшему профессионализму – думала, куда мне до этого! Но постепенно набравшись опыта, освоила многие тонкости оперативного искусства в травматологии. И уже планировала реализовываться как доктор, который занимается лечением взрослых. Но когда мне предложили ставку врача в детской травматологии, сердце дрогнуло… Объективно оценив ситуацию (все-таки большинство «взрослых» операций требует мужской силы и выносливости, хрупкая женщина далеко не со всем физически может справиться), приняла предложение.
 
Детская травматология как призвание
 
По словам Ирины Назаренко в стенах детского травматологического отделения она обрела себя. Став заведующей, она не растеряла своих бесценных качеств: доброты, человеколюбия и бескорыстия. Вспоминая, как начиналась ее деятельность в этой области, не перестает удивляться мудрости жизни.
 
-  Я рада тому, что все сложилось именно таким образом, - констатирует доктор. - Мечта помогать деткам воплотилась в таком вот виде. Иначе как чудом это не назовешь. Я нашла себя здесь, в этой работе. В детской травматологии и ортопедии очень много особенностей, это направление по-настоящему уникально. Мы помогаем детям с такими тяжелыми повреждениями, как открытая или закрытая травма длинных трубчатых костей, перелом костей таза, компрессионные переломы тел позвонков, занимаемся метало-остеосинтезом скелетной травмы, лечением врождённых пороков развития, ДЦП. В детской травматологии и ортопедии большое значение имеет и консервативное лечение: как правило, многие заболевания ортопедического характера на ранней стадии при правильно подобранной терапии успешно излечиваются без оперативного вмешательства.
 
Заведующая делает акцент на том, что детское травматологическое отделение «тысячекоечной» больницы по праву располагает широкими возможностями по оперативному и консервативному лечению ортопедических заболеваний и оказанию экстренной помощи при травмах опорно-двигательного аппарата любой локализации. В распоряжении врачей отделения – эксклюзивные методики и технологии, позволяющие помочь детям всех возрастов в самых сложных случаях.
 
— Вот уже несколько месяцев мы наблюдаем пациентку, которая поступила к нам практически сразу после своего рождения – у девочки двух недель от роду был врожденный порок развития пояснично-крестцового отдела и на фоне этого врожденный вывих обоих бедер с тяжелой деформацией (косолапостью) обеих стоп. Это тяжелейшая патология, которая доставляет сильные страдания ребенку и фактически в будущем изолирует ее от социума. Первоначально нейрохирургами было проведено вмешательство по устранению порока развития позвоночника, далее девочку направили к нам. Чтобы реабилитировать малышку, врачами нашего отделения был проведен целый комплекс мероприятий, который позволил добиться положительной динамики в лечении. Говорить об окончательном завершении, в нашем случае консервативной терапии, пока рано – до того, как девочка начнет самостоятельно ходить, наша главная задача - сформировать правильно тазобедренные суставы и устранить тяжелую деформацию обеих стоп, сделать их опорными для ходьбы. К этому времени мы обязательно сделаем все, что можем, чтобы помочь малышке войти в новую жизнь здоровым ребенком. Вместе с ее бабушкой мы переживаем каждое мгновение жизни девочки, отслеживая даже самые незначительные успехи в ее развитии, - отмечает специалист.
 
Как подчеркивает Ирина Вячеславовна, деятельность врача-травматолога, будь то детского или взрослого, сродни ювелирной. В травматологической хирургии необходимо развитое пространственное мышление, умение находить идеальное решение нередко прямо в процессе оперативного вмешательства. Недостаточно просто видеть рентгенограмму – нужно детально заранее построить в уме логическую цепочку, как так собрать кость или сустав, чтобы не повредить при этом находящиеся вокруг костных обломков ткани, сосуды, нервы. Это кропотливая, технически непростая в исполнении работа, требующая от врача предельной внимательности, концентрации и высокого уровня мастерства. И даже в случае консервативного лечения – это невероятный труд, подразумевающий точное следование протоколу и доскональное знание проблемы.  
 
Радость от проведенного лечения доктор разделяет вместе с родителями своих пациентов. Как отмечает Ирина Назаренко, с многими семьями врачи отделения стали добрыми друзьями.
 
- Я люблю своих пациентов, а пациенты любят меня, - с улыбкой говорит Ирина Вячеславовна. - На личном опыте убеждаюсь, что у людей не исчезла вера в медицину. Отрадно, когда видишь отдаленные результаты лечения, дорогого стоят счастливые лица выздоровевших детей, приятно наблюдать позитивные изменения в жизни пациентов. Все это бесценно. Оглядываясь назад, я понимаю, что травматология не пришла ко мне случайно, скорее это было божественное провидение, чему я на самом деле очень рада.




  Рейтинг: 5, Голосов: 8



Поделиться
3838
Личный кабинет