Инструмент Бога

3278

Приморская краевая клиническая больница №1Ежедневно у операционного станка. Спокойная и уверенная, с точной рукой, ясным умом и твердой памятью. А ведь Инне Пролетарской – врачу хирургу-травматологу и ортопеду Приморской краевой клинической больницы №1 уже за восемьдесят. Хотя если речь идет об этой женщине, разговоры о возрасте не просто неуместны – они нелепы и лишены смысла. Инна Александровна прожила долгую и более чем достойную жизнь, она давно уже все всем доказала. Для нее эти операции – и не опостылевшая рутина рабочих будней, и не возможность горделиво заявить окружающим: «А вам слабо в мои годы?». Всего лишь часть любимой работы, которую она умеет делать очень хорошо. Пожалуй, намного лучше других.

Настоящая легенда приморского здравоохранения, блиставшая в первом выпуске Владивостокского мединститута и заставлявшая качать от удивления головами столичных хирургических светил, она на редкость скромна, и распространяться о своих выдающихся заслугах очень не любит.

Хорошие соседи, счастливые друзья

В роду Инны Пролетарской врачей не было, хотя истоки ее страстного влечения не просто к медицине, а именно к хирургии можно найти в раннем детстве – соседкой семьи была Марья Ивановна Галкина, героическая женщина, проработавшая фронтовым хирургом всю войну. Но погибла не от пули врага или разрыва снаряда, а уже в мирное время в результате травмы, возвращаясь из госпиталя.

- Ее яркий пример послужил мне маяком и ориентиром при выборе будущей профессии, и со школы я твердо знала, что буду именно хирургом, - говорит Инна Александровна. – Почему? Я уже тогда считала, что терапевт – это бог медицины, который должен знать и уметь все, разбираться во всех областях. А я о себе не была столь высокого мнения, но думала, что хирургию все-таки потяну. Поступала в Хабаровский медицинский институт (Владивостокского профильного вуза в те годы еще просто не было), но не хватило балла. Отдали предпочтение подружке, у которой отец погиб на войне, а я была из полной семьи. Вернулась во Владивосток и мой сосед Юра Беленький уговорил меня подать заявление на вновь открывшийся биофак Дальневосточного государственного университета. Я отнекивалась, а зря - там оказались и биологический и медицинский факультеты.

В ученицах у «Золотого Скальпеля»

Так Инна Пролетарская стала студенткой ДВГУ в далеком и непростом 1956 году… А через три года с их курса началась история Владивостокского «меда». Таким образом, она оказалась в числе его первых и блистательных выпускников. При этом называет себя первым и последним врачом в семейной профессиональной традиции и утверждает, что ей всю жизнь везло не просто на хороших людей, а настоящих профессионалов своего дела:

- У меня были выдающиеся учителя, я горжусь, что была у них студенткой. Это и обладатель «Золотого Скальпеля» Семен Иванович Борисенко, и Леонид Андреевич Кожура, и Валентина Афанасьевна Плотникова. Могу с удовольствием перечислять и дальше, но, боюсь, не хватит текстового пространства. Тем, кто знает и любит хирургию, эти имена скажут о многом. Это целая плеяда, ярчайшее созвездие удивительных мастеров искусства врачевания, талантливейших врачей, - вспоминает доктор.

Здесь нужно сказать, что первая краевая больница исторически явилась основоположницей гражданского здравоохранения г. Владивостока. От нее отпочковались и стали самостоятельными станции «Скорой медицинской помощи» и переливания крови, медицинская библиотека, инфекционные, дерматовенерологические, родовспомогательные, детские, психиатрические и другие лечебные учреждения Приморья.

В послевоенное время расцвело новое созвездие первоклассных специалистов, на долгие годы определивших уровень медицинской помощи в регионе, среди которых была легендарная Ева Бенцман, работавшая краевой больнице №1. Инне Пролетарской посчастливилось учиться с ее племянницей, что открывало двери для двух пытливых и любознательных студенток в операционные ЛПУ уже с первого курса.

На службе крови

- Официально я не работала, но все время пропадала в больнице, - вспоминает Инна Александровна. – Ева Львовна потихоньку провожала нас в операционную, и там мы жадно впитывали секреты хирургического мастерства. Хотя, признаюсь, увидев впервые при разрезах живого человеческого тела жир и кровь, теряли сознание. Но воспитывали и испытывали себя, тренировали волю и выдержку. Во время учебы отрабатывали операции на животных, но их было безумно жалко. А первый больной на операционном столе волей случая был охотником. Он пел: «Пи-паф, ой-ой-ой, умирает зайчик мой…». Это запомнилось.

После окончания мединститута маленькую и худенькую выпускницу в крайздраве за серьезного врача принимать не хотели. Но девушка была упорной и целеустремленной, стояла на своем и говорила, что хочет быть только хирургом. В краевой больнице планировалось создание хирургического отделения, и в ожидании своей мечты Инна Пролетарская устроилась на станцию переливания крови. Занималась подготовкой препаратов, в основном, эритромассы, тромбомассы, лейкомассы и плазмы. В ноябре 1962 года в ПККБ №1 все-таки открыли детское хирургическое отделение на 40 коек, куда она бегала помогать в покрасочно-отделочных работах.

- Но я никогда не мечтала быть детским хирургом, - делится врач. – По большому счету, деваться было некуда, и с 23 октября 1963 года я приступила к работе в этом отделении. Там на тот момент было два врача – я и мой учитель по детской ортопедии, травматологии и хирургии Ольга Васильева. Как таковой детской хирургии в те годы не было, и мы учились, как могли, буквально с нуля – по монографиям, единичным учебникам, пропадали на работе днем и ночью. В 1964 году прошла очно-заочную специализацию в Москве под руководством профессора Далецкого. Объем работы был колоссальным – помимо собственно детской хирургии, мы делали пластические операции на волчьей и заячьей губе, занимались ожогами, различными травмами и вели ортопедическое направление. Причем занимались как детьми, так и взрослыми.

Шло время, здравоохранение края развивалось и реформировалось - детское хирургическое отделение открылось в больнице на Первой речке, из краевой больницы «ушла» челюстно-лицевая хирургия. Из детского хирургического отделения ПККБ №1 в прямом смысле выросли другие отделения, он стало для них практической и учебной базой. И когда встал вопрос дальнейшего выбора, Инна Александовна осталась с родными ортопедическими пациентами.

И это всё называется Жизнь

Как подчеркивает хирург, это крайне сложное и проблемное направление – косолапость, врожденные вывихи бедра и другие патологии. В 1979 году стали строить новый хирургический корпус, и коллектив отделения перевели во взрослую травму. Инна Пролетарская стала ее заведующей с 1983 года, а детское отделение передали «тысячекоечной» больнице. Также она более 15 лет была главным краевым детским ортопедом-травматологом. Стала депутатом, добровольно несла на своих плечах большой груз общественной работы. А это не может значить слишком много или слишком мало для региональной медицины. Специалист по праву стала царем и богом для тысяч приморских ребятишек.

- В январе1994 года я ушла с должности заведующей взрослым отделением травматологии и ортопедии, - отмечает Инна Александровна. – Передала заведование Игорю Кузьмину, а сама осталась практикующим хирургом. Понимаете, моя жизнь – это моя работа, моя судьбоносная нить, мой путь. Я до конца дней влюблена в операционные, не могу без них. Уйду оттуда – уйду из этого сложного мира. Осталась практикующим хирургом и с большим удовольствием веду своих пациентов. Никогда не устаю во время операций. Я оперирую 55 лет – целую жизнь.

Не люблю говорить о главных врачах, которых перевидала на своем долгом веку великое множество. Все они достойные люди. А о коллективе скажу с огромной радостью. Он замечательный и со многими у меня очень теплые отношения. Нет у нас плохих людей, и я никогда их не встречала на своем жизненном и профессиональном пути. Все они умные и добрые, любящие и работящие, чуткие и отзывчивые. Повторюсь, мне крайне повезло. И с молодыми докторами, и с теми, с которыми работаю десятки лет. Потрясающие люди, с которыми у меня сохранились и продолжаются очень теплые душевные отношения.

Инна Пролетарская выступает и мудрым наставником, и добрым учителем. Всегда подсказывает начинающим хирургам, где и как сделать нужный разрез, подойти к тому или иному месту. И они зачастую просят опытного старожила пройти с ними на операцию. Просят от души. Любые высокие комиссии, приезжающие из центральных баз, оставляли и неизменно оставляют исключительно теплые отзывы о работе отделения. И искренне восхищаются хирургическим талантом профессионалов приморской глубинки.

По мнению Инны Александровны, врач должен всегда выглядеть идеально, быть совершенно трезвым, доброжелательным к пациентам и предельно аккуратным во всем. О профессионализме и способностях речи даже не идет, это априори.

Дочь по стопам мамы идти не захотела – сказала, что желает быть женой, матерью, женщиной, а не врачом, которой никогда не бывает дома. Она экономист и довольна своим выбором. Довольна ли своим выбором ее мать – вопрос неуместный.

Жителям края – и совсем деткам, и взрослым, и молодым специалистам – Инна Пролетарская поможет всегда. Она помнит всех своих больных, причем не по лицам, а рентгеновским снимкам. И это узнавание взаимно – сложно забыть это мудрое лицо и волшебные руки. О которых, кстати, поступают искренние и не только устные, но и письменные благодарности. А еще – о безгранично добром сердце хирурга, которое бьется, пока она держит в своих руках скальпель. Каждый день - инструмент Бога.



  Рейтинг: 5, Голосов: 42



Поделиться
3278
Личный кабинет