Бизнес уполномочен заявить…

3684
Уполномоченный по правам предпринимателей в Приморском крае Марина Шемилина собрала руководителей коммерческих клиник в целях выработки решений, призванных облегчить работу медицинского бизнеса. Приглашенные эксперты обсудили болевые точки регионального здравоохранения и административные барьеры, препятствующие малому бизнесу осуществлять свою деятельность в медицинской отрасли края. Общий  ситуационный анализ предпринимательской деятельности и главных проблем «частников» представил директор ООО «Приморский центр микрохирургии глаза» Сергей Морозов.

 
«Приемный ребенок» государства
 
- Я руковожу медицинским бизнесом в Приморье пять лет, - отметил Сергей Владимирович. - И на каком-то этапе своего развития, когда финансовые проблемы уже отошел на задний план, задался вопросом: «А зачем в принципе мне это нужно, что и для кого я делаю?». Изучив ситуацию у нас и за рубежом, я пришел к неутешительному выводу, что частная медицина в России находится на правах «приемного ребенка». Возьмем последнюю инициативу Минздрава о запрете выпускникам медицинских вузов первые пять лет работать в частных клиниках. Кстати, я не думаю, что частная медицина испытывает такой уж острый кадровый дефицит, и сильно пострадает от данного решения. Но настораживает сама ритмика постановки вопроса – что сегодня в этом аспекте мы не нужны. Почему? Ведь в секторе коммерческой медицины работает достаточно большое число тех же преподавателей медуниверситетов – как по совместительству, так и на постоянной основе. Неужели мы ничему не можем научить молодых специалистов? Не согласен. Кадровую проблему такими методами не решить.
 
Говоря о проблематике отрасли, Сергей Морозов подчеркнул, что на сегодняшний день полностью отсутствует цивилизованный рынок оказания медицинских услуг.
 
- Рынок есть, но цивилизованным назвать его очень сложно, - полагает эксперт. – Главная проблема здесь кроется в том, что власть или совсем безответственно или чересчур ответственно подошла к разрешению оказывать платные медицинские услуги в государственных лечебных учреждениях. Нельзя оказывать платные медуслуги там, где оказываются бесплатные. Возьмем для примера мою клинику. В настоящее время тариф ФОМС на операцию вдвое ниже, чем мы можем предложить пациенту. В этом случае я должен либо за свой счет поднять качество услуги, либо опустить ее до бесплатного уровня, который готово оплачивать государство.
 
Представитель частной медицины также посетовал на низкую доступность  кредитования – только наличие очень больших обеспечительных средств в виде недвижимости позволяет получить ссуду от коммерческих банков.
 
На это омбудсмен ответила, что с 2009 года в регионе активно и успешно работает Гарантийный фонд Приморского края, который выступает поручителем по кредитам субъектов малого предпринимательства и сотрудничает практически со всеми банками.
 
Соплатеж нам только снится
 
В ходе дальнейшего обсуждения проблем частной медицины самым больным оказался вопрос участия в системе ОМС и возможностей соплатажей для пациентов.

 
- Если качественная услуга в платной поликлинике, стоит, к примеру, три тысячи рублей, а Фонд в рамках системы госгарантий может оплачивать только полторы, то почему ее нельзя предоставлять на условиях соплатежа? – выразил недоумение президент ООО МО «Мобильные клиники» Сергей Грац. – Причем пациент, как правило, готов доплатить недостающую сумму. А нам говорят: или оказывайте за полторы по расценкам Фонда, или выходите из ОМС, и устанавливайте свои тарифы, иначе мы вас оштрафуем. Поэтому вполне закономерно, что сначала воодушевившись возможностью работать в системе ОМС, частные клиники стали повсеместно из нее выходить.
 
Вопрос о софинансировании нужно поднимать обязательно. Полностью согласен с тем, что платные услуги не должны оказываться в госклиниках. Необходимо определить, сколько бюджетных ЛПУ государство способно содержать, чтобы там была полностью бесплатная помощь. Остальных отправлять в аренду, на хозрасчет, в коммерческое плавание. Когда это все соединено, получается бардак. В одной и той же больнице на одном и том же этаже часть платных палат, часть бесплатных.
 
Еще один вопрос, который всех интересует - размер тарифов. В законе четко написано, что они должны быть экономически обоснованы. Нам говорят, что тарифы должны быть одинаковыми и в частной клинике, и в государственной, а каким образом это можно сделать? В одном случае врач ведет прием в предоставленном государством здании, с государственными компьютерами и оборудованием. В другом – предприниматель все покупает сам, а тариф одинаковый. При этом Президент и глава Минздрава постоянно подчеркивают, что нужно развивать частную медицину и перестать вкладывать миллиарды в государственную, т.к. они расходуются неэффективно. 
 
По словам Марины Шемилиной, в декабре министру здравоохранения Веронике Скворцовой был задан прямой вопрос: почему частная медицина не допускается к бюджетным деньгам, этот доступ не превышает 2%. Глава Минздрава заверила, что этот процент обязательно будет увеличиваться, правда, не уточнив, на сколько, и какими темпами.
 
Размер не имеет значения
 
Руководитель Территориального фонда медицинского страхования Елена Агафонова обратила внимание, что заявления о низкой заинтересованности коммерческих клиник в участии в программах ОМС не совсем корректны:

 
- Если в 2015 году в системе ОМС работало 27 частных медицинских организаций из 134, то в наступившем 2016 году уже приняли заявления от 41-го частного учреждения. Мы видим, что тенденция к увеличению налицо. Но я абсолютно согласно с выступавшими здесь, что платная медицинская деятельность в рамках госгарантий действительно должна быть на цивилизованном уровне. Необходимо четкое разграничение между бесплатной и платной деятельностью, госучреждения не должны иметь возможности манипулировать платными услугами, например, приостановить бесплатную очередь, чтобы принять пациента на платной основе. К сожалению, это происходит. Поэтому мое мнение полностью совпадает с позицией Сергея Владимировича – государственные медучреждение, если они вошли в программу ОМС, должны оказывать услуги исключительно на бесплатной основе, пока вопрос софинансирования не будет предусмотрен законодательно.
 
Елена Геннадьевна привела в пример опыт Санкт-Петербурга, где в системе госучреждений созданы унитарные предприятия, наделенные правом ведения предпринимательской деятельности. С отдельными входом и выходом, зоной приема и возможностью для пациента получить услугу в пределах установленных законом сроков ожидания (для КТ и МРТ – 30 дней, плановая госпитализация – до месяца, консультативный прием – до двух недель).
 
- Что касается размера тарифов, я, как экономист, утверждаю: абсолютно не имеет значения, сколько будет стоить булка хлеба, если за ней пришел предприниматель, или пенсионер, - продолжила глава приморского ТФОМС. – Она стоит ровно столько, сколько стоит. Другое дело, кто берет на себя обязательства по покрытию недостающих средств. Я снова возвращаюсь к тому, что система соплатежа должна быть законодательно прописана. В существующей нормативной базе данный порядок не предусмотрен. В концепции развития здравоохранения до 2020 года рассматривается вариант так называемого ОМС+. По сути, это те же платные услуги, но на цивилизованном уровне.
 
Тем более что порядок ценообразования сегодня очень четко прописан. Раньше субъект определял тариф на своей территории самостоятельно. С прошлого года вышел приказ ФОМС, определяющий единые принципы формирования тарифа на медицинскую услугу. И мы этот порядок нарушать не имеем права. Таким образом, сформированная цена базируется на средних тарифах, установленных Правительством с учетом коэффициента дифференциации в зависимости от районных коэффициентов и дальневосточных надбавок. Для нас этот коэффициент – 1, 392. Так что в настоящее время все прописано – сколько стоит один случай госпитализации, вызов скорой помощи, и т.д., и эти размеры мы не можем превысить. Поэтому если частная клиника предоставляет действительно более качественную услугу и в более комфортных условиях, что приводит к ее удорожанию, возможность соплатежа здесь совершенно уместна и справедлива. Нужно работать совместно и обращаться к законодателю, чтобы прописать правила и условия этого соплатежа. В противном случае пациенты будут постоянно оспаривать его размер.
 
Еще одно больное звено – отсутствие в тарифе ОМС инвестиционной части. Мы неоднократно высказывались за его включение в тариф, когда спрашивали мнение по регионам. Мы выступаем  за то, чтобы и государственным и частным медучреждениямразрешить использовать средства ОМС на инвестиции. Это позволит ЛПУ покупать оборудование на сумму свыше 100 тысяч рублей, проводить капитальные ремонты. Главное, чтобы наши учреждения не увлеклись инвестициями в ущерб медикаментозному обеспечению.
 
Елена Агафонова добавила, что внесены серьезные изменения в порядок работы территориальной комиссии, которая принимает заявления от ЛПУ на вхождение в систему ОМС и распределяет объемы этой медпомощи. В частности, в дополнительные сведения, которые комиссия обязана учитывать, включены обеспеченность кадрами и оборудованием. Таким образом, комиссия должна оценить прогнозное качество услуги не только по наличию лицензии, но и по кадровой и технической оснащенности лечебного учреждения, вне зависимости от его принадлежности к государственному или частному сектору. 
 
Росздравнадзор увяз в «липе»
 
Руководитель приморского управления Росздравнадзора Наталья Двуреченская также озвучила ряд проблем, с которыми сталкивается надзорное ведомство при осуществлении своей деятельности:
 
- Государство пошло нам навстречу и внесло изменения в закон о защите юридических лиц. Принятые поправки практически полностью оградили малый и средний бизнес от плановых проверок. Но у нас творится настоящая беда относительно внеплановых проверок, которые мы обязаны проводить по поступающим жалобам. Мало того, что поступает огромное количество липовых письменных жалоб с несуществующими обратными адресами, так в последнее время увеличивается поток писем по электронной почте. Подписываются  какими-нибудь условными Ивановыми, Петровыми…Буквально сегодня пришла просто безобразная жалоба на e-mail. Самое печальное, что на каждое такое  обращение мы обязаны реагировать. Страдают все – мы, вынужденные посылать своих специалистов на заведомо бессмысленную внеплановую проверку, тратить их рабочее время впустую, и, конечно, сам предприниматель, на действия которого поступила жалоба. Это следствие недобросовестной конкуренции, и с этим обязательно нужно бороться на законодательном уровне.
 
Также законом установлены большие штрафы, но они одинаковы и за один обнаруженный просроченный препарат, и за целую партию. Так быть не должно, а у меня нет «вилки» для этих взысканий. Но и закрыть глаза на факт нарушения мы не имеем права.
 
Комментируя выступление руководителя надзорной службы, Марина Шемилина сообщила, что по итогам форума «ОПОРЫ России» «Малый бизнес – национальная идея?» президент России Владимир Путин уже подписал поручения, часть из которых как раз касается поднятых проблем. В частности, Правительству поручено разработать поправки в законы, согласно которым при выявлении первого нарушения проверяющие органы будут выносить только предупреждения и предписания по устранению нарушений, а не назначать штраф.  А граждане не смогут анонимно жаловаться на бизнес в контролирующие органы и подписываться вымышленными именами.
 
По итогам встречи была создана рабочая группа, в которую от частного бизнеса региона вошли директор ООО «Приморский центр микрохирургии глаза» Сергей Морозов, руководитель МО «Мобильные системы» Сергей Грац и президент ОО «Приморская медицинская ассоциация» Александр Бродский. После детальной проработки озвученных проблемных вопросов отрасли Марина Шемилина пообещала выйти с конкретными предложениями в адрес федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова, который представляет главе государства сборный обобщенный доклад со всех регионов. И уже на его основании будут сформированы адресные поручения губернаторам и кабинету министров.
 


  Рейтинг: 4.46, Голосов: 74



Поделиться
3684
Личный кабинет