«Я могу» вместо «Я должен»

8415
Врач высшей категории и по психиатрии, и по психотерапии Виктор Заика, будучи школьником, в сторону медицины даже не смотрел. Мама была секретарем поссовета, потом трудилась в должности директора комбината бытового обслуживания, отец служил начальником почты, ходил в форменной одежде с револьвером. Да и в роду врачей близко не наблюдалось. Сам Виктор с ранних лет тяготел к гуманитарным наукам. Окончил 10 классов и не знал куда пойти – жизнь предлагала много дорог. Советского подростка манила романтика всесоюзных строек и масштабных производств, и парень, будучи уроженцем Приморья, решил попробовать себя в металлургии, устроился на завод  «Амурсталь» в Комсомольске-на-Амуре. Приехал в выходные домой и встретил классную руководительницу, которая и повлияла на выбор будущей профессии.

Виктор Заика, Галина Шоколова, Краевая психиатрическая больница №1

Психиатрические «столпы» и пограничные столбы

 

- Лариса Николаевна спросила, куда поступать собираешься? – вспоминает Виктор Яковлевич. -  Я ответил, что понравилось на заводе, пойду, наверно, в инженеры. Но она была категоричной: «Нет, Витя, иди во врачи!». Я и пошел… Поступил во Владивостоксий медицинский институт на лечебный факультет, и на третьем курсе отправились с товарищем устраиваться санитарами в городскую психиатрическую больницу. Тогда она располагалась в бараках в районе автовокзала. Но тогда нам почему-то отказали. В очередной раз штурмовал спецзаведение уже на пятом курсе, когда у нас проходил цикл занятий по психиатрическим заболеваниям, и меня уже взяли. Тогда и понял окончательно, что это – моё! На шестом курсе прошел обязательную субординатуру по терапии, потом – годичную интернатуру во Владивостокской психиатрической больнице. Нас было пять интернов на первичной специализации по психиатрии.

 

Как раз в это время у Виктора родился ребенок, и новой «ячейке общества» материально приходилось очень тяжело. Своей квартиры не было, жили с молодой супругой в общежитии для условно освобожденных на ул.Баляева.

 

Один из «столпов» приморской психиатрии, ныне покойная Лидия Петровна Маркова, которая была сначала заведующей первым мужским отделением, а затем и главным врачом больницы, взяла начинающих психиатров под свое крыло.

 

- Для меня эта удивительная женщина на всю жизнь стала учителем, - утверждает врач-психиатр. – Как она разговаривала с пациентами – это надо было видеть и слышать! Никогда не кричала, не давила, умела полностью расположить к себе любого, и больные выкладывали перед ней всю свою подноготную, ничего не утаивая. Это высший класс, непревзойденное мастерство общения. Лидия Петровна предлагала мне остаться, но при всем уважении и преклонении не мог. Молодой отец, «без кола и двора», мне нужно было думать, в первую очередь, о содержании семьи.

 

Окончив интернатуру, Виктор Заика попал по распределению в психлечебницу села Заречного. Отработал три недели, после чего в 1978 году ему предложили должность главного врача психиатрической больницы №2 в п. Байкал Пограничного района Приморья. Это высокое назначение стало серьезной проверкой на «прочность» и профпригодность для новоиспеченного специалиста.

 

- В психбольнице «Байкал», как тогда ее все называли (во время ВОВ там располагалась воинская часть с одноименным позывным), была настоящая кадровая чехарда, и, в первую очередь, главных врачей, - смеется Виктор Яковлевич. – Мы праздновали окончание интернатуры, когда ко мне подошли главный краевой психиатр и начмед больницы, заявив: «Пойдешь на «Байкал» главврачом!». Все мне расписали и объяснили. Приехал – три огромных каменных барака на 370 коек, куда со всего края присылали «психохроников» и тех, от кого отказались родственники.

 

Коллектив – порядка двухсот сотрудников, в основном младший медперсонал, живущий здесь же, в поселке. Врачей – не больше пяти-шести в разное время. Заведение, по сути, являлось полуинтернатом, полу психбольницей. Пациенты вели собственное подсобное хозяйство, жили своей коммуной. Конечно, никто из руководящего состава там надолго не задерживался – 25 км от Пограничного, тем более, в то время был большой «напряг» на советско-китайской границе, на укрепрайонах стояли бдительные и суровые «уровцы».  Я продержался целых шесть лет и это был абсолютный рекорд!

 

Шестилетние «циклы»

 

Сотрудники больницы с пограничниками общий язык находили и даже дружили, хотя не обходилось без беглецов в пижамах – причем как с нашей, так  и с китайской стороны.

 

- Конечно, наши пациенты бегали «за кордон», точнее, пытались, пограничники их всегда «заворачивали» и отправляли обратно к нам, - продолжает вспоминать Виктор Яковлевич. - Самое смешное, что на той стороне стояла китайская психбольница и тамошние клиенты тоже пытались прорваться к нам. Наши пограничники и их отлавливали. Тогда в погранотряде своего психиатра не было, и меня время от времени вызывали, чтобы я с ними побеседовал. А чего беседовать, когда они по-русски совсем не говорят?  Так что скучно точно не было, и я ни минуты не пожалел, что отдал шесть лет жизни «Байкалу».

 

Хотя всего на второй день работы к новому руководителю ЛПУ подошла главная медсестра и от души посоветовала: «Виктор Яковлевич, лучше сразу уходите, вы не выдержите». Но он выдержал, а вот та медсестра как раз нет – скоро уволилась.

 

А потом у руля приморского здравоохранения встал Альфред Викторович Гартман, который решил лично объездить все медучреждения Приморья. Чиновник и врач оценил порядок, царящий на «Байкале» и в 1984 году предложил Виктору Заике занять кресло руководителя Кавалеровской ЦРБ.

 

- Там тоже возник дефицит главных врачей, никто не хотел брать под свою ответственность проблемное медицинское хозяйство Кавалеровского района, - отмечает Виктор Яковлевич. – Конечно, ЦРБ – не монопрофильная больница. Там была масса служб, одних врачей по району – 118, больше тысячи человек в коллективе. Даже СЭС негласно подчинялась главному врачу ЦРБ. Понятно, что от психиатрии тогда пришлось отойти, хотя я часто заменял профильного врача, старался следить за новинками в родной отрасли, читал много специальной литературы и даже успел окончить двухмесячные курсы повышения квалификации по психиатрии в Казани. В Кавалеровской ЦРБ я тоже отработал шесть лет, это какая-то знаковая для меня цифра. И без ложной скромности скажу - добился определенных результатов.

Виктор Яковлевич открыл при больнице филиал Владивостокского медицинского училища, организовал так называемые Роковские курсы медсестер. Наладил крепкие хозяйственные связи с тогда многочисленными, богатыми и крупными промышленными предприятиями района. В первую очередь, с процветающим горно-обогатительным комбинатом. В ЦРБ начало поступать современное оборудование, был сделан масштабный капитальный ремонт.

 

- Все было просто замечательно, но затем пришлось уйти из-за двух смертельных случаев среди сотрудников, хотя моей вины в этом не было, - вздыхает врач психиатр-психотерапевт. -  Сотрудница затопила подвал, и при попытке отключить сигнализацию погибла от удара током. От тюрьмы меня спасло только то, что проводку делала вневедомственная охрана. А во втором случае погиб водитель – он не числился в штате больницы, собирал абортную кровь для Хабаровска, но базировался у меня. Пошли проверки, комиссия за комиссией, и я попросил освободить меня от должности главного врача. Гартман меня отговаривал, коллектив тоже был против моего ухода. Сошлись на компромиссном варианте – я остался работать в ЦРБ врачом-психотерапевтом, а кресло главного занял Валерий Николаевич Приходько, который сегодня руководит приморским госпиталем для ветеранов войн. Мы с ним дружили, играли вместе в волейбол. В итоге в  психиатрии я там отработал еще восемь лет.

 

Время непростых перемен

 

Между тем в стране наступили лихие и непредсказуемые 90-е. Комбинат стал распадаться, производство встало, Кавалеровский район начал приходить в упадок, хиреть и превращаться в рядовую и увядающую дотационную местность.

 

- Я тогда решил четко пойти именно в психиатрию, психотерапию тоже люблю, но меньше. Это как сравнивать хирурга и терапевта, - подчеркивает Виктор Яковлевич. -  Позвонил в Уссурийск, и главный врач мне дала «добро». Так, 14 июля 1998 года я оказался в Краевой психиатрической больнице №1. Одно время работал заместителем главврача по медицинской части, с 2002 года – врачом психиатром-психотерапевтом, а с 2004-го – заведующим пятым отделением здесь, в селе Заречном.

 

Виктор Заика говорит, что в советское время главным врачом работать было все-таки намного проще, чем в наши дни. Уверенности в стабильном «сегодня» и не менее стабильном «завтра» было не в пример больше.

 

- Дали бюджет, и не нужно ломать голову, где взять деньги, чтобы и зарплату вовремя в полном объеме коллективу выплатить, и закупить все необходимое, - размышляет Виктор Яковлевич. -  Каждая статья расходов была строго регламентирована. Это я с позиций сегодняшнего дня могу сравнивать и оценивать. Главным врачом давно не работаю, но вижу, как тяжело приходится коллегам. 

 

Отделение санаторного типа

 

Кстати, пятое отделение создавалось специально под Виктора Заику, и это целиком заслуга главного врача больницы Галины Шоколовой. Здесь вы не увидите решеток на окнах, не встретите грубого отношения или хамства со стороны персонала. Чистые уютные помещения, на окнах – горшки с цветами, тренажёрный зал, комната отдых с мягким диваном и большим телевизором, улыбающиеся медсестры.

 

- Главный психиатрический принцип, активно исповедуемый в моем отделении – принцип не стеснения пациента, - подчеркивает Виктор Яковлевич. -  Тем более, здесь лежат больные, понимающие свои проблемы, осознающие факт своей болезни и отдающие отчет в своих действиях. В основном это люди, страдающие нетяжелыми формами шизофрении, пограничными расстройствами психиками, депрессиями и неврозами. 

 

Отделение рассчитано на 20 коек, в среднем пациенты лечатся 35 дней.

 

- Лекарственная терапия заключается в приеме современных атипичных нейролептиков и антидепрессантов второго и третьего поколения, - делится Виктор Заика. – У этих препаратов – минимум побочных действий, пациенты после них не бегают, не суетятся. И, конечно, не менее важен психотерапевтический климат в отделении. Я не допускаю криков со стороны персонала, совершенно не приемлю мата. Если узнаю или замечу что-то подобное – с сотрудником расстанусь. Единственный минус – здесь нет палаты наблюдения. Все-таки редко, но бывает, что у пациента развивается серьезный психоз, тогда мы его переводим в «острое» отделение. А вот оттуда больных направляют ко мне намного чаще.

Виктор Заика, Галина Шоколова, Краевая психиатрическая больница №1

Пациентам в пятом отделении созданы санаторные условия – они могут свободно гулять по территории, ходить в магазин, заниматься спортом, читать и каждый день в определенное время пользоваться мобильным телефоном.

 

- Побегов практически не бывает, последний был в позапрошлом году, да и то «условный», - улыбается Виктор Яковлевич. – Вышел человек через окно на незапланированную прогулку… А вообще, конечно, правильно, что стационары, подобно нашему, располагаются за чертой города, в лесной зоне. И на душевный климат такая обстановка благотворно влияет, и горожан возможные побеги смущать не будут.

 

Искусство ценить себя

 

Виктор Яковлевич убежден, что для сохранения душевного комфорта и равновесия, установки, которые диктует человеку социум с детства, необходимо заменить, сдвинуть в сознании «точку сборки».

 

- Не «я должен» и «я обязан» что-то сделать – «долженствование» лучше убрать, - рекомендует врач психиатр-психотерапевт. – Нужно настроиться на другую установку – «я могу». Могу быть полезен обществу, могу плодотворно работать, могу заниматься творчеством, и т.д.. И нужно обязательно научиться любить, уважать, ценить и слушать себя. Только не путайте с эгоизмом. Если ты будешь ценить себя, то будешь так же ценить, бережно и с любовью относиться к близким, к своей родине, к людям вообще. Понимаете, человек всегда создает вокруг себя определенную атмосферу. А психическое заболевание подобно вирусу – душевный дискомфорт цепной реакцией будет передаваться от мужа к жене, детям, родителям, родным.

 

По словам Виктора Заики, социальное расслоение общества является сегодня одной из значимых причин психических расстройств.

 

- Интересный факт – в Великую Отечественную войну было очень мало душевнобольных людей – все были равны перед общей страшной бедой, все были подчинены одной общей цели и идее: победить, не считаясь ни с чем, - приводит пример специалист. – А сегодня социальная пропасть между людьми огромная, непреодолимая. Грубо говоря, человек не в состоянии понять и принять данность, что у него нет ничего, а у другого есть всё. Хотя мой богатый психотерапевтический опыт свидетельствует: плачут все – и богатые, и бедные, и интеллектуалы, и неграмотные…

 

Сам Виктор Яковлевич выбрал спокойную и размеренную жизнь на лоне природы. Живет здесь же, в Заречном, в пяти минутах ходьбы от места работы. Обожает рыбалку и лесные прогулки, как и любой приморец, очень любит отдых у моря. А самая главная ценность и лучшее «лекарство» от любых невзгод – любимые внуки, которых у врача уже четверо. 
 



  Рейтинг: 4.42, Голосов: 31



Поделиться
8415
Личный кабинет