Екатерина Елисеева: Кризис — идеальное время для консолидации усилий

4204
2015 год — особый, названный экспертами началом экономического кризиса в российской экономике. Как эти тенденции отразились на самой чуткой категории пациентов — льготниках, возможно ли полноценно обеспечивать их лекарствами, как удается власти выйти из непростого положения, какие структуры занимаются обеспечением лекарствами льготников, и какие появились новые формы взаимодействия врачей, властей и жителей края? Эти и другие вопросы корр. портал VladMedicina.ru обсудил с Екатериной Елисеевой, заместителем директора департамента здравоохранения Приморского края по лекарственному обеспечению.

лекарстваКризис не отразился на закупках лекарств для льготников

– Екатерина Валерьевна, учитывая определенные кризисные моменты в российской экономике, как сегодня можно охарактеризовать ситуацию с обеспечением жителей Приморского края льготными лекарствами?

– Все наши процедуры по приобретению лекарств осуществляются в абсолютно рабочем порядке. Часть заказов была размещена еще в декабре прошлого года, с расчетом, чтобы мы могли заключить контракты на поставку лекарств в начале 2015 года. Процедуры стандартные, законодательство в этой части неизменное, мы работаем по 44-му Федеральному закону, как департамент здравоохранения, являясь заказчиком, а уполномоченная организация — департамент государственного заказа. Такой порядок работы действует уже второй год. Надо сказать, что когда мы начали работать в таком тандеме, на порядок выше стало и качество и заявок, и торгов.
 
За декабрь и январь все процедуры выполнены. В первую очередь, размещены заявки для федеральных льготников, затем – для краевых. В марте, апреле и мае мы разместим заявки на препараты для лечения пациентов с ВИЧ/СПИД, на противотуберкулезные препараты и для вакцинопрофилактики. Опыт предыдущих лет помогает очень оперативно работать с учреждениями по консолидированной заявке. В принципе, можно сказать, что время как раз и ушло на то, чтобы наладить взаимодействие департамента с медучреждениями, уполномоченной фарморганизацией.
 
- Тем не менее, часто в адрес департамента звучат претензии о том, что выделенных средств льготникам не хватает для покупки дорогостоящих лекарств.
 
- Мы очень часто говорим с нашими пациентами на тему рекомендательно-ограничительных финансовых нормативов на одного льготника. С каждым годом они увеличиваются, но незначительно. И размер норматива не соответствует завышенным ожиданиям пациентов. Сейчас государство в месяц выделяет 707 рублей на одного льготника, в год это 8484 рубля. Лечение пациентов с сахарным диабетом, бронхиальной астмой, онкологией нередко обходится в десятки тысяч рублей ежемесячно.
 
В связи с этим мы рекомендуем нашим пациентам не проводить так называемую монетизацию льготы. Ведь система льготного лекарственного обеспечения изначально задумывалась по страховому принципу. Объясню на примере автомобильной страховки. Мы все платим взносы, но при этом, слава богу, не все попадаем в аварии. Но за счет общего «кошелька» попавшие в аварию могут получать существенную компенсацию. Также планировалось и с лекарствами для льготников — кому-то требуется менее дорогостоящее лечение, а кому-то – более, из-за чего можно перераспределять деньги внутри имеющегося бюджета. Но когда государство разрешило людям провести монетизацию льготы, более половины льготников Приморского края написали заявление на отказ от получения лекарственных препаратов в пользу выплаты денежной компенсации. Поэтому часть денег из обращения уже выведено. И многие больные находятся на «голом» тарифе в 707 рублей.
 
Очень часто конфликты между пациентами и врачами, пациентами и чиновниками возникают потому, что первым зачастую не хватает информации, люди не до конца знают свои права в части дополнительного льготного обеспечения. И в этом вопросе нужно четко донести до пациента одну простую вещь — если государство выполнило свои обязательства в части ДЛО на указанную сумму, то его претензии к нему необоснованы. Из чего складывается сумма федеральной субвенции для субъекта? Федерация смотрит количество льготников, которые сохранили за собой право на льготное лекарственное обеспечение (в Приморье их почти 34 тысячи человек), умножает его на 707 рублей, потом на 12 месяцев и получившуюся сумму перечисляет в субъект. Иных источников федерального финансирования в этой части не предусмотрено.
 
- Можно ли призвать льготников отказаться от монетизации или это невозвратный процесс?
 
- Желающие могут до первого октября текущего года написать заявление в Пенсионный фонд о возвращении себе льготы на следующий год. В этом плане можно говорить об определенной социальной ответственности, каждый участник системы льготного лекарственного обеспечения должен знать не только свои права, но и свои обязанности. И если ты выводишь свою часть средств из бюджета, то оставляешь меньше возможности другому человеку получить лекарства сверх тарифа. Кроме того в крае действует закон, согласно которому нельзя пользоваться льготой одновременно по федеральному и краевому спискам. И если пациент отказывается от федерального льготного лекарственного обеспечения, он теряет право получать препараты и за счет краевого бюджета. Мы настоятельно рекомендуем пациентам «оставаться в льготе», потому что жизненные обстоятельства в течение года могут измениться. Сегодня вам не нужно дорогостоящее лечение, а завтра ситуация может измениться.
 
Помимо этого, руководство Приморского края уделяет довольно большое внимание дополнительному лекарственному обеспечению. В этом году в краевом бюджете на эти цели предусмотрено 279 миллионов рублей. За эти деньги приобретаются очень дорогостоящие жизненно важные лекарства — инсулины, противоопухолевые препараты, реализуется программа по вакцинопрофилактике. За счет этих средств обеспечиваются пациенты и с орфанными заболеваниями.
 
- Изменилась ли структура поставок лекарств после введения экономических санкций? Или отечественная фарминдустрия уже нашла ответ на них?
 
- По итогам работы в первом квартале этого года, могу сказать, что санкции на нас никак не сказалась. Более того, у нас есть несколько писем от зарубежных производителей, которые подтверждают свое желание участвовать в наших социальных программах, о том, что они замораживают цены на свою продукцию на уровне 2014 года. Речь идет о препаратах, не имеющих пока отечественных аналогов. Что касается наших производителей, то у них по линейке ДЛО представлено очень много лекарств — для лечения артериальной гипертензии, заболеваний желудочно-кишечного тракта, печени. У нас есть масса отечественных аналогов, очень демократичных по цене. И в данных условиях отечественные производители получают уникальную возможность для «ренессанса», чтобы отвоевать обратно рынок у зарубежных производителей. И если раньше российские предприятия нередко занимались синтезом таблеток из завезенных субстанций, то сейчас все чаще используется наше сырье.
 
Частная медицина выручила государственную
 
- Полтора года назад обеспечение льготников лекарствами перешло новому логистическому оператору — «Фармации». Как вы оцениваете его работу в данном сегменте?
 
- На сегодняшний день можно констатировать, что в Приморье открыто много новых пунктов льготного отпуска лекарств. Сегодня в крае их 56, хотя в контракте шла речь о количестве «не менее чем 50». Для сравнения – у Приморской краевой аптеки было всего 34 пункта. Тем более что мы постоянно рассматриваем возможности лицензирования и открытия новых точек льготного отпуска.
 
Когда происходила смена логистического оператора, очень многие сотрудники ПКА перешли на работу в «Фармацию» на аналогичные должности с сохранением предыдущего уровня заработной платы. В этом вопросе новый оператор проявил себя как социальноориентированное предприятие.
 
Стоит отметить, что в ходе передачи полномочий сотрудники проделали огромный объем работы. Нужно было провести полную инвентаризацию, наладить процесс выдачи лекарств льготникам. Провизоры, фармацевты, программисты работали буквально сутками. Сейчас можно сказать, что «Фармация» очень достойно пережила этот переходный период и заслуживает самой положительной оценки. Более того, работа со льготной категорией граждан требует особого внимания, нужно правильно и своевременно организовать поставку лекарств из Владивостока до того же Тернея, наладить работу склада.
 
Все торги — по новой схеме
 
- Сейчас в корне изменилась система торгов по лекарствам. Для чего это сделано?
 
- Если раньше один лот мог включать в себя десятки наименований лекарств, то сейчас торг ведется всего по одному. Это сделано по нескольким причинам. Первая и самая главная - создание абсолютно прозрачного поля для доступной конкуренции - в наших торгах участвуют поставщики со всей России. Плюс мы резервируем не менее 15% наших торгов для представителей малого бизнеса. Вы начали нашу беседу с кризисных явлений, но могу сказать, что сейчас на каждый торг поступает сразу несколько заявок. И аукционы идут с очень заметным понижением цены, в среднем, по итогам первого квартала 2015 года, мы сэкономили более 50 миллионов рублей, которые идут на приобретение дополнительных препаратов.
 
- Как я понимаю, работа не из легких?

- По итогам прошлого года мы вели порядка 970 контрактов. По каждому из них нужно принять товар, произвести экспертизу поставки, оценить ее качество совместно с логистическим оператором, провести первичную экспертизу бухгалтерской документации. И такая колоссальная работа ведется очень маленьким коллективом, который делает все от него зависящее, чтобы у наших жителей своевременно появлялись лекарства.

За прошлый год в Приморском крае было обслужено более полумиллиона льготных рецептов. И каждую коробочку с лекарством медучреждению нужно заявить в департамент, нам поступившую информацию обработать, консолидировать, составить заявки, отдать в департамент государственного заказа, чтобы наши коллеги провели процедуры по электронным торгам. Поставщик привозит товар на склад логистического оператора, который совместно с нами производит приемку, потом все надо развести по пунктам льготного отпуска, выдать гражданам, учесть — работа крайне трудозатратная.
 
Помимо озвученного вами, в торгах теперь допустимо наименование лекарства не по торговому названию, а по действующему веществу. Легко ли отучать людей от признанных брендов?
 
- Безусловно, каждый производитель заинтересован в том, чтобы его препарат под конкретным коммерческим названием продвигался на рынке. Все это имеет право на жизнь в условиях коммерческого сегмента, но задача любой государственной льготной программы — максимально эффективно использовать имеющиеся бюджетные деньги. А это значит, что нам нужно стараться приобретать как можно больше лекарств с минимальными денежными затратами. И в этой части корректно размещение торгов только по международному непатентованному наименованию. Смею утверждать, что если препарат получил в министерстве здравоохранения регистрационное удостоверение и допущен на фармацевтический рынок, это значит, что производитель доказал соответствие по эффективности, безопасности и целесообразности своего препарата.
 
Дешево - не значит плохо
 
- Екатерина Валерьевна, в обществе бытует крайне устойчивый миф: дешево — значит плохо, неизвестное название — плохо, нераскрученный препарат — не эффективный. Можно ли развеять его?
 
– Приведу простой пример с косметическими средствами. Многие женщины уже давно знают, что отечественные кремы, произведенные из натуральных ингредиентов, не отличаются по своей эффективности от раскрученных европейских брендов. Достаточно только сравнить состав и понять, что вы переплачиваете не за содержимое, а за красивую упаковку и бренд. И нет никаких доказательств того, что средство в дорогостоящей упаковке поможет более эффективно, чем его отечественный аналог в неброской упаковке. С лекарствами ситуация аналогичная.
 
Суть аукциона проста - побеждает участник, который предлагает оптимальную цену за аналогичное количество товара. У нас есть прецеденты, когда участники аукционов, предлагающие брендовые лекарства, очень активно снижали свою начальную стоимость для того, чтобы стать участниками социальной программы. Нередко у нас побеждали производители, предлагающие оригинальный препарат.

- Тем не менее, по программе лекарственного обеспечения нередко закупаются дженерики, к которым население относится настороженно.

- У дженериков есть очень важная социальная функция. Везде в мире их допускают к обращению. Ввод дженерика со стороны производителя — это развитие собственного производства, а со стороны государства — сдерживание аппетитов фармкомпаний, которые будучи монополистами могут неконтролируемо повышать цены на свою продукцию.

Многие дженерики могут быть не хуже оригинальных препаратов. Более того, есть такое понятие, как «воспроизведенный препарат с добавленной терапевтической ценностью». Это значит, что препараты, воспроизводящие лекарства, могут иметь собственный метод синтеза химической молекулы, усовершенствовать ее, дав аналогичный хороший терапевтический эффект.
 
В редких случаях бывают исключения, когда на фоне приема дженерика у больного возникают побочные реакции, или мы видим худшую переносимость. Такие случаи должны быть запротоколированы лечащим врачом. И если пациент намерен получать лекарства именно в льготном сегменте, нам надо иметь документированные подтверждения того, что воспроизведенный препарат не работает. Для этого лечащий врач должен направить соответствующие документы с извещением о побочной реакции или об отсутствии эффекта лекарственного средства в территориальное управление Росздравнадзора. И когда таких извещений накапливается критическое количество, это уже является юридическим основанием для того, чтобы отозвать препарат с рынка или заставить производителя внести соответствующие изменения в инструкцию. И общество знает такие прецеденты.
 
Как правило, когда пациент приходит с требованием заменить ему препарат с генерического на оригинальный, и мы интересуемся у лечащего врача побочными реакциями при переводе с препарата на препарат. Перевешивают ли они терапевтическую ценность лекарства? И часто такой информации попросту нет. Из чего я могу заключить, что эти требования необоснованны, эмоциональны и зависят либо от некорректной рекламы оригинального препарата либо от конфликтов интересов, когда доктор рекомендует пациенту конкретный бренд.
 
- С какими жалобами пациенты чаще всего обращаются в ваш отдел?

– Таких обращений и звонков в последнее время стало меньше. В основном, жалобы связаны с тем, что пациент не всегда получает полную и объективную информацию о своих правах в поликлинике. Часть обращений связана с решением вопросов по дорогостоящему лечению орфанных или онкологических заболеваний, или ситуациях, когда речь идет о приобретении препаратов, не входящих в ограничительно-рекомендательные списки Минздрава.
 
Все ради блага пациента
 
– Екатерина Валерьевна, в последнее время мы видим, что край активно помогает детям с редкими заболеваниями. Случаи с Настей Богатырь и Катей Каплий весьма показательны в этом плане.
 
– Руководство страны и края уделяет особое внимание орфанным заболеваниям. Более того, мы видим потрясающую программу, принятую федерацией, которая обеспечивает пациентов по семи высокозатратным нозологиям. Понятно, что таких болезней гораздо больше, но уже сам факт, что поддержка идет на таком высоком уровне, говорит о колоссальном прорыве в обществе. Мы вышли на тот этап развития, когда есть возможность заботиться не только о рутинных заболеваниях, но и о редких и дорогих в лечении.
 
Департамент здравоохранения дважды в год защищает профильную заявку, мы знаем всех таких пациентов — в крае их порядка 1,3 тысяч человек. Средняя стоимость рецепта достигает 70 тысяч рублей. 20 февраля Приморский край защищал в Министерстве здравоохранения дополнительную заявку по высокозатратным болезням на 2015 год и основную - на 2016 год. Причем, мы стали одним из субъектов, которые отстояли эти заявки с первого раза. Наши коллеги-эксперты в Минздраве хвалили нас, отметили высокое качество заявки.
 
Хочу отметить, что нигде в мире больше нет таких программ, когда даже по обычной льготе жителям бесплатно бы выдавались лекарства в большом объеме. Нигде в мире нет аналога программ ДЛО или высокозатратных нозологий. Тем более, в Приморском крае есть прецеденты, когда наши земляки, приезжая с лечения из Сингапура или Японии, везут с собой инновационные рекомендации, и край идет им навстречу, помогая продолжать дорогостоящее лечение здесь. И получая препараты, цена за упаковку которых может достигать двухсот тысяч рублей, некоторые пациенты пишут жалобы на администрацию края, которая выдает им их. Ситуация парадоксальная.
 
- Выступая недавно перед губернатором, вы докладывали, что цены на ЖНВЛС в Приморском крае остаются на прежнем уровне. Как часто вы ведете такой мониторинг?
 
- Мониторинг ведется постоянно — это прерогатива территориального управления Росздравнадзора. Данные находятся в открытом доступе на сайте департамента здравоохранения. В перечень ЖНВЛС входит более 600 наименований. В середине января вице-губернатор Павел Серебряков провел совещание, в котором приняли участие представители департамента здравоохранения, Роспотребнадзора, Росздравнадзора, ФАС, руководители компаний-дистрибьюторов, крупных аптечных сетей. То есть власть готова вести диалог со всеми участниками лекарственного обеспечения и искать совместные пути решения проблем.

И очень приятно, что именно руководители оптовых компаний – поставщиков, общественных фармацевтических организаций и аптек активно предлагали нам методы безболезненного выхода из кризиса. Речь шла о создании социальных витрин, о выделении препаратов в низком ценовом сегменте и создании условий по их доступности, активном предложении дисконтных карт пенсионерам, студентам, социально незащищенным категориям жителей. Все хотят работать и сотрудничать. Кризисный период дает нам шанс консолидировать все усилия и обеспечить наших граждан лекарствами.

Метки: лекарства


  Рейтинг: 4.97, Голосов: 36



Поделиться
4204
Личный кабинет