Скорая женская помощь

3469

Реаниматолог, медсестра, водитель. Юлия, Светлана и Наталья.  Бригада, состоящая исключительно из женщин, на «скорой» сегодня – большая редкость. Осознание значимости своей профессии делает этих женщин лишь мудрее и человечнее. С  экипажем одной из самых необычных и профессиональных бригад  станции скорой помощи Владивостока  корр. портала VladMedicina.ru пообщался накануне Международного женского дня.

скораяCправка:

Юлия Алексеевна Кравцова, врач-реаниматолог:

Училась в одной из школ города Артема (Приморский край). С детства мечтала быть врачом. Поступила в ВГМУ. Два года ординатуры на базе КГБУЗ «Владивостокская клиническая больница №1». До этого там же отработала пять лет медсестрой, после окончания вуза пришла на скорую помощь

Светлана Борисовна Егорова, медсестра:

Будущая профессия привлекала с детства. После школы отучилась в медицинском училище и сразу пришла работать на станцию скорой помощи. Стаж – 17 лет.

Наталья Петровна Горбатенко, водитель:

После школы прошла обучение в пединституте, водителем профессионально никогда быть не мечтала. Но в 18 лет получила права, работала сначала водителем в детской больнице, мечтала стать водителем «скорой», но попала на эту работу лишь через 30 лет, в 2006-м году.

Мечта сбылась

Самой разговорчивой из наших собеседниц оказалась водитель Наталья Петровна. Ее мечта работать на «скорой» сбылась не сразу и, можно сказать, случайно.

- В юности я начинала в детской больнице № 4 на «уазике», а рядом находилась подстанция. Мне самой 20 лет, молодые ребята, коллеги, сами только вернулись из армии, а меня дразнили, мол, не возьмут тебя, Наташка, на «скорую»! И я пошла  в учебный комбинат, на второй водительский класс нужно было 72 часа на КамАЗе с прицепом наездить, так и работала. А спустя 30 лет случайно зашла на «скорую»  – нужна была подработка.  Спрашиваю, есть ли свободные вакансии? Завгар внимательно на меня посмотрел и спрашивает: Сколько лет?. Я отвечаю: 30. Он уточняет – стаж какой? А я и говорю (смеется) - стажа 30! И он говорит, давай иди, комиссию проходи. И вот спустя столько лет моя юношеская мечта исполнилась.

- А я вообще никогда не думала, что окажусь на скорой помощи, - включается в разговор реаниматолог Юлия Кравцова. – После ординатуры долго думала, не знала, куда пойти работать. Мне предложили попробовать свои силы на «скорой». Я ведь об этой работе вообще почти ничего не знала, но согласилась год назад. Сначала было тяжело, но со временем наладилось. Многие ассоциируют профессию реаниматолога именно с мужчинами, поэтому случается, что пациенты удивляются. Особенно когда приезжает целая бригада женщин. А я выбрала эту специализацию еще на третьем курсе и очень довольна, работа у нас интересная. Вообще, конечно, специфика сильно отличается от стационара. Там все размеренно, рутинно. А у нас заступишь на дежурство и не знаешь, чего ждать от смены.

скораяЖенщины

-  У реанимационной бригады в среднем 10-12 вызовов за дежурство. На линейной и по 25 бывает. Самая большая нагрузка на подстанцию, что на Бородинской. Зона ответственности расширилась, добавился микрорайон «Снеговая Падь», - поясняет Наталья Горбатенко.

– Бывают такие моменты, - добавляет Наталья Петровна, - приезжаешь на место, а нас три девчонки, нужно на носилках кого-то переносить. Я сразу ищу помощь, забегаю в магазин, например. Люди добрые, откликаются.

- Хотя недавно был случай, - вспоминает реаниматолог, - у женщины случился инфаркт, а муж – инвалид, ходить не может. Мы со Светой пытались кого-то найти, но безуспешно. Понесли сами. Ночь. Не стали звонить в квартиры, будить людей. Это, конечно, один из самых тяжелых (и в самом прямом смысле этого слова) моментов работы. Но чаще всего кто-то находится. Соседи, родственники помогают.

Ангелы!

Наталья Горбатенко рассказывает другую историю. Пострадавшая с ножевым ранением отказывалась садиться в карету скорой помощи. Женщину еле уговорили отправиться в больницу, усадив в машину с помощью полицейских. Сделали это вовремя. У раненой была серьезная кровопотеря, и каждая минута могла стоить жизни. В итоге все обошлось.

- Вы знаете, - говорит водитель, - иногда поедешь на вызов, вокруг гололед, я подъезжаю по адресу так близко, насколько возможно, вокруг ночь, метель. Врачи выходят и в своей форме со светоотражающими элементами идут навстречу ветру. Мне иногда кажется, будто бы ангелы идут, чтобы спасти чью-то жизнь.

В начале 2015 года на помощь реаниматологам скорой помощи пришло новое оборудование – аппараты для проведения сердечно-легочной реанимации Lucas 2. Они помогают  делать непрямой массаж сердца механически, экономя силы человека.

- Чудо-техника, замечательный аппарат, - делится Юлия Алексеевна. – На первое место я бы поставила его эффективность, затем помощь врачу, а потом удобство в обращении. 

- Они не раз себя уже показали, - добавляет медсестра Светлана Егорова.

- Света скромничает, - вдруг произносит Наталья Петровна. – Мы с ней вместе еще на Бородинской работали, тогда она была в кардиологической бригаде. И сейчас вот сидит скромно, помалкивает, а от нее очень много зависит – инъекцию приготовить,  кислород подать… Вообще считается, что главный в бригаде – врач, затем фельдшер и потом уже водитель. Но я ни разу за все время работы не ощутила, что ниже кого-то из коллег по статусу. Мы все одна команда.

– И это еще одно отличие от работы врача в стационаре, - говорит Юлия Алексеевна.

- Слаженная работа  максимально эффективна, - продолжает Наталья Горбатенко, – Недавно «откачивали» человека, сделали массаж, кислород обеспечили. Он на шестой минуте пришел в себя.

Движение

-  Я всегда на дороге смотрю на реакцию автомобилиста, когда мне нужно перестроиться. Где-то сигналю, - рассказывает Наталья Петровна. - Бывает, мне нужно влево, а он сидит, отвернувшись, и не видит. Тогда я включаю «крякалку» (спецсигнал на автомобильном жаргоне – прим. ред.), и пропускают. Но не всегда. Девчонки многие водят безобразно. Сидят, уткнувшись в телефон,  и ничего вокруг себя не замечают.  Мужчины более понятливые. Некоторые дамы наклеивают на стекло знак с изображением каблучка. Бывает, подъедешь к дому на нашей большой машине, а на углу дома припаркован прямо на проезде такой вот «каблучок»,  и не проедешь. Приходится как-то выкручиваться, протискиваться. А время дорого.

- Нужно ужесточать законодательство в этом отношении, - присоединяется Светлана Борисовна. - В Новосибирске, кажется, недавно ввели новое наказание – штраф до полутора тысяч рублей для тех, кто не пропустил карету скорой помощи. И сразу ситуация улучшилась.

Праздник – это работа

– В этом году на 8 марта выпадает наша смена, - спокойно делится реаниматолог Юлия Кравцова. – До скорой, когда работала в урологическом отделении тысячекоечной больницы, часто и на Новый год дежурила, и в день рождения. Уже привыкла.

– Мы наоборот не любим праздники, - смеется Светлана Борисовна, - потому что вызовов обычно больше в такие дни. Много травм, ножевых ранений.

– Сложнее всего зимой, - соглашаются женщины. – Этой, например, ужасно убирали дороги. Сплошные пробки.

- У нас считается, если зиму пережил, считай год прошел. Ведь приходится помощь на улице оказывать, на морозе, - рассказывает реаниматолог. – Я даже отпуск беру специально зимой, чтобы быстрее она прошла.  

- После вызова знаешь, что вернешься на подстанцию, выпьешь чаю, придешь в себя, - улыбается Наталья Горбатенко. –  Но после каждой смены чувствуешь себя счастливым человеком – ведь благодаря тебе кто-то остался жив и здоров. Это очень приятно.

А когда женщины видят, как их работу показывают в большинстве современных  сериалов, они искренне смеются. С реальностью нелегкой работы это не имеет ничего общего.

Метки: скорая


  Рейтинг: 4.88, Голосов: 16



Поделиться
3469
Личный кабинет