Людмила Догадова: Кадровый голод в приморской офтальмологии способна утолить правильная организация труда врачей

7428
Попасть сегодня на прием к окулисту большая удача — в поликлиниках и стационарах к их кабинетам выстраиваются огромные очереди. А в некоторых районах края и вовсе нет офтальмологов, из-за чего пациенты тройными потоками едут во Владивосток или Хабаровск. Как решить кадровую проблему, почему детские офтальмологи по-хорошему особенны, и как государственная офтальмология взаимодействует с частной, в интервью порталу VladMedicina.ru рассказала Людмила Догадова, главный внештатный офтальмолог Приморского края и ДВФО.

офтальмологияКадров не хватает, но служба жизнеспособна

- Людмила Петровна, как выглядит сегодня офтальмологическая служба Приморского края?

- Отвечу так. В Приморском крае должно работать 210 офтальмологов, а по факту в наличие их всего 145. До 123 сократилось количество коек, правда, данный вид помощи компенсируют стационар-замещающие технологии. Стационарную помощь оказывают всего в трех городах края — во Владивостоке (80 взрослых коек и 30 детских), Уссурийске (43 взрослых койки) и Находке. В последней 40 коек приходится на ДВОМЦ, который не подчиняются напрямую департаменту здравоохранения Приморского края, но, тем не менее, оказывает профильную помощь горожанам.

Очень жаль, что нам не удалось сохранить глазное отделение в Дальнегорске, куда я ездила два раза в год, совершенно безвозмездно оперировала больных. Но из-за отсутствия специалистов этот район Приморья фактически не охвачен стационарной офтальмологической помощью. Сейчас пациенты едут на лечение либо во Владивосток, либо в Хабаровск.

- Вопрос банальный, но почему такой дефицит кадров?

- Из офтальмологов никуда не уходят. Люди работают по призванию. Нередко в специальность приходят терапевты и даже гинекологи. К сожалению, реалии таковы — огромная нагрузка, отсутствие современного оборудования и небольшие заработные платы. Но как оказывается, даже деньги — не главный мотиватор для врачей. Я часто провожу анкетирование коллег, чтобы знать, что их не устраивает в работе. И 80% указывают на отсутствие современного оборудования.

- В основном, чаще всего речь заходит о взрослой офтальмологии, а как обстоит ситуация в Приморском крае с детской?

- Ажиотажа для получения стационарной помощи в крае нет, потому что у детей чаще всего встречаются такие заболевания как близорукость, косоглазие, амблиопия, которые требуют постоянного ежедневного контроля. С этой целью в Приморье были организованы кабинеты охраны зрения детей, где маленьких пациентов круглогодично наблюдают врачи, а при необходимости направляют в стационар. На сегодняшний день система работает.

- А что можно сказать о лечении такого вида заболевания, как ретинопатия недоношенных детей?

- В этом вопросе нужно отдать должное Елене Ибрагимовой, начальнику отдела организации помощи женщинам и детям департамента здравоохранения Приморского края, и Надежде Горелик, главному врачу первой краевой детской больницы. Раньше наши детские офтальмологи не хотели заниматься этой проблемой, поскольку ее решение налагает на специалиста большую ответственность — выявить болезнь без соответствующей аппаратуры было практически невозможно. Три года назад край получил необходимое оборудование для лечения такой патологии, а сами операции вошли в разряд высокотехнологичной помощи.

- А медицинские новостройки уже используются офтальмологами?

- В перинатальном центре в скором времени появится офтальмолог — Татьяна Юрьевна (Курлеева — главный врач — прим. VM) понимает необходимость наличия такого специалиста в службе. Прекрасный офтальмологический центр с современным оборудованием действует в составе недавно открывшейся во Владивостоке детской третьей поликлиники в микрорайоне Снеговая Падь.

Отдельные слова благодарности хочу принести детским офтальмологам, которые постоянно откликаются на наши просьбы о помощи. Эти специалисты — особенные. Все их пациенты — как родные дети, о которых доктор знает практически все. Я преклоняюсь перед коллегами из детских поликлиник, которые в выходные готовы ездить по самым удаленным уголкам Приморья, чтобы осмотреть детишек.

офтальмологияЦелевики как средство утоления кадрового голода

- Если зашла речь о кадрах, не могу не спросить - активно ли идет в профессию молодежь?

- На сегодняшний день во второй краевой клинической больнице проходят практику десять интернов-ординаторов. Еще один — в Уссурийске. Но из-за того, что в последние годы у нас отсутствовал полноценный аналог советской системы распределения молодых кадров, очень многие ушли в частные клиники и салоны оптики. Обиднее всего за последних, поскольку они не реализовывают свой запас знаний и навыков на практике. Специалисты проверяют остроту зрения, подбирают очки — на этом их работа и завершается.

- С недавнего времени как раз и начали действовать целевые контракты. Они как-то повлияли на ситуацию?

- В этом году во Владивосток пришли работать четыре молодых специалиста. Они работают в клинико-диагностическом центре, а также в четвертой и девятой поликлиниках. Поскольку я являюсь сотрудником ТГМУ, то на протяжении долгих лет отвечают за подготовку молодежи. Я досконально знаю все проблемы моих подопечных, могу каждому подсказать тот или иной момент. Как раз со второго марта у нас начинается многочасовой сертификационный цикл. Перед его началом я спрашиваю коллег о проблемах с больными и организационных моментах, которые необходимо обсудить. Их мы и разбираем на протяжении четырех недель. Важно, чтобы врач обладал не только теоретическими знаниями, но и мог их применить на практике.

Обучение в условиях, приближенных к «боевым»

- Как проходит такое обучение?

- Например, я всегда задаю вопрос молодому коллеге: «Вы работаете в поликлинике, какова ваша тактика лечения того или иного пациента?». Врачу надо понять, что в своем кабинете он будет один и не сможет рассчитывать на помощь заведующего кафедрой или отделением больницы рыбаков. Важно отработать действия молодых коллег в условиях, приближенных к «боевым». Но не стоит забывать и о консультациях старших товарищей. Свежий пример, недавно мне звонит коллега из Арсеньева, рассказывает, что к ней на прием пришел мужчина 42-х лет, жалуется на внезапную слепоту, которая была на протяжении двух часов. Коллега правильно описал ситуацию, переслал мне по Интернету описание состояния пациента, а я, в свою очередь, подсказала, что делать дальше.

- А за пределами края ваши коллеги учатся?

- В России ежегодно проходит множество конференций по офтальмологии. На каждую мы всегда отправляем кого-то из наших коллег. При этом никакой дедовщины нет и в помине — на конференции ездят не только главный внештатный специалист и завотделениями, но и другие врачи, вне зависимости от места работы. Здесь стоит вести речь об очередности, чтобы у всех специалистов была возможность выехать за пределы края, чтобы узнать о новых тенденциях в офтальмологии. При этом врачи не присваивают себе полученную информацию, а делятся ей с коллегами, поскольку многие новинки нам удается сразу же внедрить в работу. Такой же принцип действует и по итогам сертификационных циклов — даже врачи поликлиник могут внести свежие идеи по работе службы.

- Можно ли уже сейчас говорить о каких-то новинках для приморской службы?

- Есть три заболевания, которые стоят во главе угла — глаукома, катаракта и дистрофия сетчатки. Им и посвящено больше всего конференций. Катаракта — устранимая причина слепоты, практически 60% населения Приморского края нуждается в такой операции. Сейчас врачи делают ее бесшовным способом в течение 10-15 минут. 65% пациентов оперируется при помощи факоэмульсификации, на 2015 год уже расписано 70% таких вмешательств.

Глаукома — необратимая причина слепоты. В последнее время появляется много лекарственных препаратов, которые снижают внутриглазное давление. Мы внедряем новые виды операций при глаукоме, для того чтобы притормозить развитие болезни и освободить пациента от капель.

Сухая форма дистрофии сетчатки не лечится, влажная — поддается лечению. Речь идет о препарате «Луцентис», который долгое время использовался только на коммерческой основе. Одна его инъекция стоила 35-40 тысяч рублей. В итоге мы доказали необходимость введения этой процедуры в систему ОМС, чтобы для наших пациентов эта помощь была бесплатной.

офтальмологияРешение кадрового вопроса №2 — организация труда врача

- Людмила Петровна, есть ли у вас понимание, как сделать профильную помощь более доступной для населения?

- Офтальмолог — одна из самых востребованных специализаций в медицине. Недаром говорят, что ни один пациент не пройдет мимо кабинета глазного врача. Чтобы вовремя диагностировать заболевание, нужно иметь соответствующее оборудование, а в некоторых районах, например, в Яковлевском, Лазовском, Тернейском — профильных врачей вообще нет.

Есть хорошее организаторское решение. 35% пациентов окулиста не нуждаются в специализированной офтальмологической помощи, они просто пришли за очками. В 90-е годы департамент здравоохранения издавал приказ о создании при поликлиниках кабинетов оптометристов. И человек приходил подбирать очки не к врачу, а к медсестре, которая работает в этом кабинете. И если очки не решают проблему, то пациента направляют уже к офтальмологу. Это первый и самый реальный путь для того, что офтальмологическая помощь в Приморском крае стала доступнее.

Скажу крамольную вещь, но попасть на прием к офтальмологу, даже во Владивостоке, крайне сложно. На врача идет огромная нагрузка — по действующему законодательству он должен принять пациента за 8,5 минут. Через согласительную комиссию в Приморском крае мы увеличили это время до 12,5 минут, согласитесь, принять всех желающих пациентов за свое рабочее время специалист просто не успевает. Возьмем, например, офтальмологов, которые работают в Дальнегорске и Дальнереченске в единственном числе. На них «падает» военкомат, осмотр декретированного населения, диспансеризация, а на одного специалиста еще замыкается 40 тысяч населения. И если бы территории нашли возможность возобновить работу кабинетов оптометрии - этим можно было серьезно разгрузить врачей.

Пациентов хватит всем

- Каковы на сегодняшний день взаимоотношения между государственной и частной офтальмологией?

- Мы открыты для сотрудничества со всеми. Однако далеко на все «частники» идут на него. Если в компании работают бывшие наши коллеги из Владивостока, то они соблюдают все каноны, которые действуют и для нас. Если им что-то непонятно с диагнозом пациента, они всегда советуются с нами. А те люди, которые пришли в наш регион, обладают своим видением проблем, своими методами лечения и общения с врачами. Поэтому одна из основных проблем в сегодняшней медицине — взаимоотношения между коллегами. И когда больной обращается в частную клинику и слышит, что ранее его неправильно лечили, ему срочно нужна операция, то такие заявления вызывают удивление.

Если за рубежом частная клиника находится под колпаком у государства, ее жестко контролируют страховые компании, то в России этого нет. Отдельные «частники» создают провоцированный спрос на услуги, навязывают избыточную диагностику. Хотя, в свою очередь, мы стараемся нивелировать существующие отрицательные моменты, так как офтальмологическое общество большое, и работы хватит каждому врачу.

И, повторюсь, что получение качественной помощи в Приморье, во многом, возможно и за счет частных компаний. По итогам 2013 года, за офтальмологической помощью в государственные больницы и поликлиники пациенты обратились 716 тысяч раз, в 2014 — 640 тысяч. Остальные пошли как раз в частные клиники.

- Как быть с тем, что «частники» оттягивают на себя кадры из государственной системы здравоохранения?

- Если раньше молодые специалисты находили лазейки, чтобы не отрабатывать время на государевой службе, то сейчас у них нет возможности увильнуть от своих обязанностей. Если государство потратило средства на твое обучение, то тебе стоит отработать там, где нужно определенное время. Я понимаю, что частная медицина сегодня получила зеленый свет, и ей необходимо сосуществовать с государственной, поскольку мы решаем общие задачи. Но «частникам» стоит играть по правилам, самим готовя для себя кадры, а не изымая их из государственной системы бесплатно.

- Чем будет в 2015 году т жить приморская офтальмологическая служба? Какие задачи будет решать?

- 2015 год объявлен годом борьбы с глаукомой. В проект попали 14 регионов страны, включая и Приморский край. Нам важно обучить врачей, а также научить население правильно следить за собой. В каждом лечебном учреждении будут вывешиваться баннеры, пройдут тематические школы. К сожалению, пациенты крайне безграмотны в вопросах своего здоровья, зачастую поздно обращаются за помощью к врачам. Многие надеются на авось, а потом помочь им гораздо сложнее. Наша задача — научить людей помогать себе.



  Рейтинг: 5, Голосов: 25



Поделиться
7428
Личный кабинет