С правом на ошибку и понимание

4267

О том, насколько нелегок труд человека в белом халате, насколько он недооценен обществом, в средствах массовой информации вспоминают, как правило, раз в год – в канун профессионального праздника медицинского работника. Как и в случае с ветеранами, которым уделяют толику внимания накануне Дня Победы, это совсем не решает накопившихся проблем.

Только если о стариках просто забывают до следующего праздника, медикам приходится хуже – остальное время им нужно продираться сквозь вал негативной информации и негативного к себе отношения со стороны журналистов и пациентов. Специалистам становится проще уйти из профессии, чем работать в таких условиях, говорит главный врач Краевой детской клинической больницы №1 Надежда Горелик.

- Надежда Викторовна, в канун профессионального праздника принято говорить о достижениях. Уж вашему коллективу есть, чем гордится, – например, у всех еще на слуху история борьбы за жизнь Насти Богатырь, шестилетней девочки из Фокино с редчайшим заболеванием, у кровати которой врачи дежурили круглыми сутками. Как она сейчас чувствует себя? 

- Пять месяцев Настя находится в нашем стационаре, стала уже родным человечком для всех нас. Действительно, можно сказать, что это самый тяжелый ребенок в России. По стране всего было около двух десятков детей с атипичным гемолитико-уремическим синдромом, но с такими титрами антител как у Насти, не было никого. Словом, то, что нам удается делать, – это лечение мирового уровня.

Сейчас состояние девочки стабилизировалось. Нам удалось откорректировать ее артериальное давление и управлять им, избегая высоких подъемов в течение суток. Доктора перешли к использованию самого щадящего метода замещения почечной недостаточности – перитонеальному диализу. Настя стала лучше кушать, стала более активной и все больше напоминает обычного ребенка, которому хочется бегать, играть, смеяться. Мы достигли момента, когда можем даже на короткие периоды отпускать ее домой под наблюдение амбулаторной сети. Мы не теряем надежды, что почки начнут работать.

- Успех работы с такими тяжелыми пациентами зависит, в первую очередь, от наличия в учреждении талантливых докторов или необходимого оборудования? Или каких-то других факторов?

- Лечение Насти - это большой коллективный труд. Если бы не было умения слушать друг друга и работать в команде, то результата не получилось бы. Да, в прошлом году у нас была создана соответствующая материальная база, и мы имели возможность проводить лечение, так как располагали необходимым дорогостоящим оборудованием. Но именно командная работа специалистов позволила эффективно использовать это оборудование. Так что, говоря о заслугах, нужно перечислить всех докторов и медсестер нашего уронефрологического центра, отделения реанимации. В эту команду нельзя не включить и краевого нефролога – Антонину Николаеву Ни, и ведущих специалистов России, потому что сегодня с нами в режиме онлайн работают три ведущих учреждения страны.  

Какого бы вопроса мы ни касались, всегда будем приходить к тому, что кадры решают все. И я очень горжусь, что у меня есть команда. Моя позиция – можно сделать очень многое, нужно только иметь убежденность и людей, готовых это делать. Я утвердилась в своем мнении при организации работы отделения детской кардиологии и кардиохирургии, работая еще в Центре охраны материнства и детства, и убеждаюсь в этом здесь. Ежедневно.

В одиночку ничего нельзя сделать, каким бы суперумным ни был доктор. Только энтузиазм, профессионализм и готовность работать в команде могут привести к хорошим результатам, которых мы достигаем. Выхаживание недоношенных детей, проведение тяжелых хирургических вмешательств, работа с больными с острой и хронической почечной недостаточностью и больными реанимационного профиля – наших пациентов удается стабилизировать и лечить только благодаря слаженной работе коллектива.

- Но сейчас все больше приходится слышать, что молодежь пошла не та – сразу просят квартиру, большую зарплату, а энтузиазма от них не дождешься...

- Коллектив детской больницы особенный. Здесь есть такое понятие как школа, дух. Энтузиазм из этих стен не ушел, хотя он и впрямь поддерживается немолодыми докторами. Соглашусь, что молодое поколение отличается от людей старшего и среднего возраста. Они не готовы активно идти на самопожертвование, они более рациональны. Но я не могу сказать, что это плохо, нам просто надо научиться общаться с этим другим поколением.

При всем этом хочу привести в пример отделение реанимации новорожденных, которое мы открыли год назад. Заведующая отделением Лилия Александровна Оденбах и сама энтузиаст своего дела, и команду вокруг себя ей удалось сплотить такую же. Причем, сейчас это самый молодой коллектив в больнице – средний возраст составляет 27 лет. Молодые доктора, девчонки - медицинские сестры, которые пришли из колледжа, студенты - у всех глаза горят. Они работают день и ночь – у них очень тяжелые дети, и их очень много, но из этого отделения я ни разу не слышала недовольства или нытья. Они с удовольствием, улыбаясь, выполняют свою тяжелую работу.

- Выпускники медуниверситета устраиваются к вам, уже в полной мере осознавая, что в детстве работать очень тяжело или им требуется время, чтобы это понять? Сколько в вашу больницу приходит молодых специалистов?

- В этом году мы ожидаем только одного. В прошлом году пришли четверо, один из них немного поработал и сказал: «Не могу». Раньше в детство шли более охотно. И всегда был определенный отток: в педиатрии остается тот, кто действительно верит в профессию, любит и без этого не может жить. Но для того что б кто-то остался, надо чтобы кто-то приходил. А с каждым годом, к сожалению, все меньше и меньше молодых стремятся в детство.

Думаю, главные причины того, что люди боятся связывать жизнь с педиатрией, – непопулярность профессии, жесткая критика в СМИ и отношение общества к медицине. У меня было много молодых ребят, которые говорили: «В больнице все понравилось, пришел бы работать, но боюсь родителей, их настроя».

Я призываю родителей и общество относится с пониманием к молодым специалистам и вообще к докторам. Сегодня врачей становится все меньше и нам надо их как-то сохранить. Чем больше мы говорим плохого, тем больше уйдет из отрасли специалистов и тем хуже нам дальше будет жить. Ведь доступность медицинской помощи, ее качество зависят, в том числе, от количества кадров.

- Вам на это любой возразит: вы предлагаете молчать о вопиющих фактах и нарушениях в медицине?

- Нет, молчать нельзя. Скрывать правду никто не просит, но не надо кидать в людей камни, пока не поставлена точка в расследовании и не определена причина и степень вины. Сегодня получается, что еще никто ни в чем не разобрался, а специалиста уже закидали, и вылезти из этих журналистских каменей, оставшись достойным человеком, очень тяжело.

Ведь ни один корреспондент еще не извинился перед врачом, которого незаслуженно обидел. По крайней мере, я не знаю такого случая. Получается, журналисты требуют ответственности от врачей, а сами стараются ее избежать. Сейчас даже фамилий под статьями на сайтах, в которых поливают грязью врачей, не найдешь. А кто дал право работникам СМИ унижать и оскорблять людей? Если вы посмотрите, когда у нас появился отток специалистов из медицины и кадровый дефицит начал нарастать, это момент, когда журналисты стали активно подавать негативную информацию о работе докторов. Не стесняясь в выражениях.

О любых фактах можно говорить по-разному. Я не защищаю коллег, допустивших огрехи в работе. Но ведь каждый человек имеет право на ошибку. Ни один врач преднамеренно не собирался причинить вред пациенту. А где написано, что за врачебную ошибку нужно убивать, унижать, растаптывать докторов так, чтобы они не могли больше работать? Знаю людей, которые после натисков в СМИ ушли из профессии. Это доктора с хорошими руками и мозгами, но они эмоционально не способны уже работать. Кто-то боится снова ошибиться и тем самым теряет возможность вовремя принять решение, а это тоже плохо для пациента.

Не думаю, что готовность журналиста кинуться на любую врачебную ошибку и трепать ее с первой минуты, принесет пользу обществу. Если мы после каждого такого случая будем уничтожать врача как физическое лицо, как мы будем жить дальше? Ведь у нас нет конвейера, который бы штамповал роботов-докторов, а человек – это мозг, эмоции, способность.

- Родители ваших пациентов с большим пониманием относятся к работе врача?

- По-разному бывает. Родители в большинстве своем молодцы, и я очень уважаю тех, кто пытается помочь своему ребенку, используя все возможности. Единственное – это должно быть без паники, крика и оскорблений. Все ситуации можно разрешить в спокойной обстановке, и нам это чаще всего удается.

Когда родитель и доктор работают в одной связке, ребенку всегда легче и лечение идет быстрее и эффективнее. Если в отношениях наступает нервозность, и стороны не пытаются найти точек соприкосновения, страдают, в первую очередь, интересы маленького пациента.

Да, доктор должен. Но и родитель пришел за помощью в стационар и должен помочь лечить своего ребенка. Это значит, ему необходимо слышать врача, конечно, задавать вопросы, но не кричать и не топать ногами. У нас бывают родители с такой позицией: сейчас всех бросьте, занимайтесь только моим ребенком. А ведь у доктора не бывает по одному пациенту. Ему необходимо посмотреть 20 больных, сделать назначения и записи, сходить в операционную и при этом еще с каждым пациентом поговорить. Это очень тяжело. Поэтому с кем-то доктор поговорит в один день, с кем-то – в другой. В отделениях у нас есть расписание бесед с лечащим врачом для родителей.

- В ноябре 2012 года состоялась встреча администрации больницы, родителей и губернатора Владимира Миклушевского. Речь шла, в том числе о бытовой неустроенности мамочек, которые находятся с детьми в стационаре. Что изменилось в этом плане?

- Сегодня у нас ситуация более благоприятная для мам с новорожденными. Но трудности все равно остаются, и связаны они с отсутствием возможности увеличения площади палат. Мы пока остаемся единственным в крае учреждением третьего уровня, то есть оказываем помощь недоношенным детям и новорожденным со всего Приморского края. Все тяжелые новорожденные оказываются у нас, и коечный фонд с трудом справляется с существующей в крае потребностью. Поэтому говорить о том, что в палатах у нас мамам предоставляются идеальные условия,  к сожалению, пока не приходится. Мы надеемся, что открытие перинатального центра облегчит эту ситуацию.

Однако мы все равно стараемся улучшить то, что возможно. У нас, например, заработал единый раздаточный молочный пункт, который обеспечивает питание детям до года по всей больнице. Появилась комната сцеживания для мам – отдельное помещение, где они могут не только сцедить молочко, но и просто посидеть в покое. Там очень комфортная обстановка, играет музыка, есть красивый витраж.

Мы открыли комнату матери и ребенка в приемном отделении. Любой посетитель – пришедший на амбулаторный прием, в гости к пациенту, ожидающий госпитализации в наше учреждение – может там перепеленать ребенка, накормить, умыть. Все происходит в более комфортных условиях, а не в коридоре на коленке.

В прошлом году мы создали отделение раннего грудного возраста – там размещаются детки в возрасте от 28 дней до 3 месяцев. Раньше все малыши до 60 дней находились в отделении для новорожденных. Мы их развели в разные стороны, и создали более благоприятные условия для мам с детьми первых дней жизни. Там обеспечено 100-процентное совместное пребывание мамы и ребенка. Отремонтированы палаты, душ, туалет, есть столовая для мам. На мой взгляд, очень комфортные условия. Но даже в этом отделении есть мамочки, которые не хотят там находиться. Оно и понятно: домашнюю атмосферу в больнице создать нельзя. 

- На встрече с родителями и губернатором говорилось также о строительстве за счет средств бюджета крытого перехода между корпусами больницы и реконструкции лифтов. В этих вопросах есть какие-то подвижки?

- Пока эти проекты не реализованы. Ведется работа по разработке проектно-сметной документации и определению сроков финансирования этого проекта.

- Надежда Викторовна, сейчас стали чаще показывать сериалы о работе врачей. Как думаете, они могут изменить настрой общества в отношении медиков в лучшую сторону?

- В «Склифосовском» главный герой – молодец, спасает людей, борется за жизнь и здоровье пациента. Этот образ, без сомнения, работает на положительный имидж профессии. В этом сериале показано идеальное лечебное учреждение и по структуре, и по оснащению – и приморская медицина приближается к таким условиям с открытием медицинского центра на острове Русском и перинатального центра. А вот персонаж из «Интернов», пьющий в ординаторской, вряд ли скажется положительно на образе врача. Зато в медицинских сестрах этого сериала есть много хорошего.

- А что, по-Вашему, может выправить ситуацию в отношениях общество-медики?

- Материалы честные о работе врачей и медицинских учреждений, без поддевок и попыток все-таки достать кусочек грязного белья. Если у журналистов есть желание поработать на имидж врача, поспособствовать тому, чтобы люди начали возвращаться в профессию, я всем предлагаю: давайте сделаем такой проект – «Один день из жизни врача». Посмотрите сами и людям расскажете, как работает доктор, сколько времени и на что у него уходит.

- Сейчас Ваш рабочий день как строится - Вы тратите больше времени на решение хозяйственных вопросов или организацию медицинского процесса?

- Трудно разделить, подчас одно вытекает из другого. Но все-таки каждое утро начинается с решения медицинских вопросов, организации помощи тяжелым детям, принятия каких-то ключевых решений на предстоящий день. А дальше весь день построен на общении с абсолютно разными людьми - экономистами, хозяйственниками, заведующими отделениями, просто посетителями. Приемная пустеет после семи часов, не раньше. А после этого я час-полтора разбираю документы.

- А на практическую деятельность время остается? Все-таки Вы детский кардиолог, педиатр, не скучаете по работе с маленькими пациентами?

- Очень скучаю, но на это совсем не остается времени. Хотя фонендоскоп вот лежит на столе – на всякий случай. Врач всегда остается врачом, даже если становится организатором или чиновником. Пожалуй, от имени коллег скажу еще раз: мы не просим, чтобы нас любили и хвалили – не за этим пришли в медицину, в нашей отрасли работают по зову души, без этого никак – просто уважайте наш труд.

Коллегам же в канун праздника хочу пожелать целеустремленности, непроходящего желания совершенствоваться в профессии, любви к своему делу и к пациентам, а еще терпения, уважения и, конечно, крепкого здоровья.

фото с сайта prmamedia.ru

Ранее по теме:


Приморские врачи бьются за жизнь Насти Богатырь без сна и отдыха

Приморцев просят помогать больным детям с умом

Маленьких пациентов Краевой детской клинической больницы №1 больше не придется гонять по другим клиникам Владивостока

В Приморье дети с заболеваниями почек получают бесплатную помощь мировых стандартов

Новости медицины Приморья



  Рейтинг: 5, Голосов: 16



Поделиться
4267
Личный кабинет