Приморский наркодиспансер: Мы гордимся своими пациентами!

5532

Российская наркологическая лига подвела итоги конкурса на лучшую реабилитационную программу для наркологических больных. Сразу две программы - краткосрочной и долгосрочной реабилитации - разработанные ГБУЗ «Краевой наркологический диспансер», заняли второе место.  

Российская наркологическая лига подвела итоги конкурса на лучшую реабилитационную программу для наркологических больных. Сразу две программы - краткосрочной и долгосрочной реабилитации - разработанные ГБУЗ «Краевой наркологический диспансер», заняли второе место.  А ведь  до середины 2012 года в Приморском крае не было ни одного государственного центра или отделения, предлагающего полноценное  лечение зависимостей, рассчитанное на 2-3 месяца. Сегодня в число специалистов, работающих с  алко- и наркозависимыми пациентами, вошли и те, кто сами недавно не представляли свою жизнь без дозы. Они справились со своей болезнью, а теперь помогают другим.

Несмотря на показатели официальной статистики, которые улучшились за последний год,  проблема зависимости людей от всевозможных наркотических веществ остается актуальной.  Только  с июня 2012 года по октябрь 2013 за помощью в Приморский краевой наркологический диспансер  обратились  3909 человек.  Но это только официальные данные, о том, как обстоят дела на самом деле, и почему не стоит закрывать глаза на существующую проблему, корр.портала VladMedicina  поговорил с заместителем главного врача ГБУЗ «Краевой наркологический диспансер»  Людмилой Михалевой. 

 - Людмила Дмитриевна, насколько верны цифры, приведенные Росстатом?  Последние два года говорят о явном снижении показателей.

 ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМОМ
И АЛКОГОЛЬНЫМИ ПСИХОЗАМИ1)
(взято под диспансерное наблюдение пациентов с диагнозом,
установленным впервые в жизни; на 100 000 человек населения)

 

 

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ НАРКОМАНИЕЙ
(на 100 000 человек населения)

 - Официальная статистика улучшается: число пациентов,  стоящих у нас под наблюдением, и впервые выявленных наркозависимых уменьшается. Но не всегда статистика является  действительной, потому что далеко не все люди к нам приходят. Одни не признают себя зависимыми, другие  настороженно относятся к государственной наркологической службе, считая, что будут ущемлены в своих правах, поэтому ищут другие пути избавления от болезни.

- Ну, наверное, людям элементарно страшно попадать в наркодиспансер - тут срабатывают и представления, сложившиеся о методах лечения, таких  как пристегивание к кроватям и батареям. Впечатляют и бытовые условия в подобных заведениях. То, что мне пришлось увидеть несколько лет назад в одном из подразделений Приморского наркодиспансера,  ужаснуло.

- Вы попали в отделение для лечения больных наркоманией. Конечно, оно было очень сложное и тяжелое. Сейчас это отделение совершенно преобразовалось. В первом квартале 2012 года оно было перепрофилировано  для среднесрочной реабилитации больных – когда пациент находится в круглосуточном  стационаре в течение 7-8 недель, а потом переводится на амбулаторный режим длительностью около трех месяцев. Мы сделали капитальный ремонт, купили новую мебель. Сейчас это отделение, где открыты все двери, нет никаких решеток на окнах и железных кроватей.  Прошлое и настоящее – как небо и земля.

Даже пациенты, которые сейчас там находятся, также сильно отличаются от «прошлых». Сегодняшние находятся на лечении добровольно, выполняют свой режим дня, проходят медикаментозную  и психологическую терапию.  Созданы все условия для адаптации к нормальной трезвой жизни: есть небольшая спортивная площадка, комнаты для обливания холодной водой и проведения психотерапевтических занятий. Да и само здание по ул. Гоголя, 35 было отремонтировано в рамках программы «Фасады морского города». Благодаря нацпроекту «Здоровье» и программе «Приморье без наркотиков» мы получили оборудование для физиотерапевтического кабинета, исследовательское и лабораторное, существенно улучшили материальную базу.

- А медицинский персонал под новое отделение  готовили специально?

- С пациентами работают врачи психиатры-наркологи, клинические психологи, специалисты по социальной работе и медицинские сестры. Все они выстраивают лечебно-реабилитационный процесс так, чтобы у наших пациентов оставалось  очень мало свободного времени.  Готовили мы своих специалистов в Польше (на базе Польского реабилитационного центра по лечению алкоголизма и наркомании), были в реабилитационных центрах Италии, Испании, Германии и США.  Мы посмотрели достаточно моделей реабилитационных центров перед тем, как выбрали свою. Теперь своим отделением мы по праву можем гордиться: собралась достаточно опытная команда. Кроме того, среди теперь уже наших сотрудников есть те, кто сами прошли путь избавления от алкоголя и наркотиков. Они проходят различные курсы и стажировки, получают дополнительное образование – становятся психологами, специалистами по социальной работе с высшим образованием, обучаются в институте гештальт терапии. Эти люди постоянно растут и в личностном плане, и профессиональном, мы ими очень гордимся.

- Прямо красивая сказка получается!

- Сейчас мы своим отделением довольны. Но вначале было очень сложно, надо было подготовить команду специалистов, да и не сразу формировался тот порядок, который должен быть в отделениях реабилитации. Сложно было сформировать костяк пациентов, которые ХОТЕЛИ бы пройти реабилитацию, ведь, как правило, у людей подход такой: я к вам попал, вот вы меня и лечите. Наркологическое отделение иного профиля – невозможно вылечить пациента, если сам он того не желает и не хочет принимать на себя никакой ответственности за этот процесс. А здесь ответственность на больном огромная – много заданий, которые он должен выполнить, в том числе и «домашних», трудотерапия,  посещение  тренингов, на которых  он должен оценить свое психическое состояние, свои чувства.

Как правило, к моменту реабилитации у людей формируется чувство как вины за содеянное, так и стыда за то, во что они превратили свою жизнь. Поэтому сначала они должны «проработать»  все эти вещи, чтобы начать меняться. Научиться по-новому относиться к родственникам, собственной жизни и здоровью, а это не так просто.

- Людмила Дмитриевна, а почему вы решились на создание дополнительной  программы реабилитации? Для чего создавать новые отделения, если есть альтернативы?

- Для России вообще  характерна нехватка «реабилитационных коек».  Неслучайно реабилитационные центры стали создаваться общественными организациями, религиозными конфессиями, просто людьми, неравнодушными к проблеме наркомании (это, например, Е. В. Ройзман - основатель фонда «Город без наркотиков»). Но не всегда центры действуют на законных основаниях, да и методы, наподобие привязывания больных к батарее, весьма неоднозначны и вызывают большой резонанс в обществе. Не всегда религиозные центры ставят перед собой цель вернуть человека к нормальной полноценной жизни, зачастую  это вербование новых адептов  и открытие все новых и новых центров для продвижения своей «религии».

То есть потребность в обществе была.  То есть  отделение долгосрочной реабилитации, где пациенты находятся в круглосуточном режиме от  3 месяцев до года, а иногда и больше. Но не каждый может себе это позволить  – длительность лечения людей шокирует, не все соглашаются и не все выдерживают.  

- Из-за чего? Тяжело морально и физически или это дорого?

- Нет, это совершенно бесплатная программа, просто люди, особенно наши пациенты, считают, что путь к выздоровлению проще и быстрее. Но мы – то понимаем, что это не так. И потом, в этом отделении лечатся не только от наркомании, но и от алкоголизма, и эти люди уже были сформированы как личности, имели семью, работу…  Не для всех нужны такие длительные программы. Более того, не все формы зависимостей вообще нуждаются в этой форме программы. Для них у нас есть дневные стационары, где процесс реабилитации проходит за месяц, с последующим диспансерным наблюдением. В общем, все люди разные, в разном социальном статусе, с разными  заболеваниями и их течением, поэтому сегодня в нашем центре предусмотрена и  краткосрочная реабилитационная программа в условиях дневного стационара, и среднесрочная (круглосуточного пребывания) на 7-8 недель, и долгосрочная. Мы всю эту цепочку замкнули  для того, чтобы и у пациента, и у врача был более широкий выбор тех методов, в которых пациент нуждается. И даже если мы понимаем, что пациенту нужно длительное лечение, а он или его родственники на это не соглашаются, мы предлагаем краткосрочный курс в надежде, что человек сам в процессе поймет, что ему этого явно мало.

Главное, человеку начать работу над собой, а дальше он сам осознает необходимость продолжения.

- Какой контингент к вам чаще всего попадают?

- Самый разный.  Люди состоятельные, конечно же, ищут другие методы и места – они хотят конфиденциальности, которой нет в государственной бюджетной реабилитации.  Но у нас  специалисты лучше - это однозначно,  да и потом,  ни во Владивостоке, ни в Приморском крае нет ни одного частного реабилитационного центра для зависимых людей. Был один – «Парус», но и он закрылся, так как не было пациентов, достаточно квалифицированных специалистов, грамотных методик. В этом отношении государственные реабилитационные центры, безусловно, лучше, но к нам попадают уже в тяжелых состояниях. Люди походят-походят по платным частным клиникам, снимут там состояния запоя или ломок, а потом, когда уже совершенно нет денег, и болезнь зашла уже очень далеко, приходят к нам.

- А как вы относитесь к таким методам, как кодирование?

 - Лично я отношусь не очень положительно, хотя в нашем учреждении это практикуется.  Объясню почему. Остаются «непроработанными» личностные проблемы человека – чувство вины, стыда, духовного опустошения. Не каждый человек  способен существовать на одном таком «тормозе». Это гораздо сложнее. Одни способны удержаться,  а другие только и ждут дня, когда закончится код, чтобы употребить психоактивное вещество, и заболевание вспыхивает с новой силой. Пройдя курс реабилитации целиком, такие срывы можно предотвратить. Вот конкретный пример: мужчина несколько лет «на кодировании» не употреблял, когда произошел срыв, жена ему говорит:  «Вот посмотри, как нам все это время было хорошо – счастливая семья, мы могли путешествовать,  воспитывали детей»…  А он отвечает: «Это ты все время счастлива была». То есть человек, который все время сдерживался, жил в страхе, что с ним что-то случится, не чувствовал полноты жизни и счастья.  «Проработав»  свои чувства, вернуться к нормальной жизни постепенно можно.  Поэтому кодирование мы предлагаем рассматривать как один из шагов, ведь для многих семей даже год «трезвой» жизни очень важен.

- Может ли наступить полное излечение, или однажды сорвавшись, человек попадает в зависимость снова?

 - На сегодняшний день, увы, медицина не имеет тех средств, которые бы помогли полностью излечить человека. Но есть другой важный аспект – это психологический настрой на неупотребление. Если в человеке появился такой стержень, то он уже не вернется к своему недугу.

ГУЗ "Краевой наркологический диспансер"
692003, г. Владивосток, улица Станюковича, 53


Сайт www.pkknd.ru

Ранее по теме:

Наркоманов Приморья начнут возвращать к полноценной жизни уже с начала 2014 года

Приморский наркодиспансер не выпускает своих пациентов «в никуда»

Работа по реабилитации наркобольных в Приморье отмечена на высоком уровне

 



  Рейтинг: 4.5, Голосов: 4



Поделиться
5532
Личный кабинет