Дверь открылась

3177
Утром 22 августа в своем доме в Мелкшеме, графство Уилтшир, в 80 милях к западу от Лондона, в присутствии жены Джейн и дочерей Лорен и Бет скончался 58-летний Тони Никлинсон. Это произошло через шесть дней после того, как Высокий суд отказал страдавшему "синдромом запертого человека" Тони в легальном праве прибегнуть к медицинской помощи, когда он решит прервать, наконец, свою жизнь, которая последние семь лет была, по его выражению, "ночным кошмаром наяву". Судебное решение, а также трагическая история жизни и смерти Никлинсона вызвали широкий эмоциональный отклик во всем мире, а в британском обществе оживили дискуссию о допустимости эвтаназии в стране.

Взаперти

До июня 2005 года Тони Никлинсон был преуспевающим инженером-строителем, бизнесменом, игроком в регби и любителем экстремальных видов спорта, а также веселым, общительным человеком, "рубахой-парнем" и "душой компании". Все закончилось во время поездки Тони в Афины, куда он отправился по делам, связанным с бизнесом.

В Афинах у Тони случился инсульт, в результате которого его полностью парализовало начиная с шеи, осталась лишь способность двигать головой и глазами, а также моргать. С тех пор его общение с миром осуществлялось сначала при помощи доски с буквами, которые он выбирал кивками и миганием, а затем с помощью специальной компьютерной программы, также основанной на движении век.

Никлинсон выжил, но превратился в пленника собственного тела. Такое состояние называется "синдром запертого человека". Как правило, оно является следствием поражения верхней части ствола головного мозга, практически полностью выключающего моторные функции, но не затрагивающего функции высшей нервной деятельности, то есть паралич при полной сохранности сознания и чувствительности.

Вот как сам Тони описывал свое положение в 2010 году в заявлении, приложенном к судебному иску: "Я не могу говорить. Я нуждаюсь в помощи практически во всех аспектах жизненных процессов - не могу почесаться, если чешется, не могу высморкаться, если заложен нос и так далее. Меня приходится кормить как маленького ребенка, но только я никогда не вырасту и не научусь есть сам. У меня не осталось ничего личного, никакой гордости и человеческого достоинства - меня моют, одевают и укладывают в постель посторонние люди. С меня хватит! Я сыт по горло таким жалким существованием и не хочу провести подобным образом еще лет 20. Благодарен ли я афинским врачам за спасение моей жизни? Нет. Если повернуть время вспять, если бы я тогда знал то, что знаю сейчас, я бы отказался от вызова скорой помощи и дал бы природе сделать свое дело".


За рамки полномочий

Так как Никлинсон, ввиду своего состояния, был лишен даже возможности самостоятельно покончить с собой, приняв летальную дозу препаратов, его единственной надеждой на прекращение жизни была, опять-таки, помощь извне, в первую очередь со стороны жены Джейн, которая преданно ухаживала за ним все эти годы. В июле 2010 года Никлинсон обратился в суд с просьбой уточнить пункты законодательства, касающиеся содействия в суициде, чтобы убедиться, что Джейн или врача, который согласится выполнить его желание, не обвинят в предумышленном убийстве.

Согласно Акту о суициде, принятому в Великобритании в 1961 году, подстрекательство, склонение, а также любое содействие в самоубийстве считается уголовным преступлением и наказывается лишением свободы на срок до 14 лет. В июле 2009 года британский парламент проголосовал против внесения изменений в уголовное законодательство в отношении самоубийств.

В действующем законодательстве Великобритании нет четкого разграничения между понятиями "лишение жизни из милосердия" и "преднамеренное убийство", не принимаются во внимание мотивация исполнителя и обстоятельства, при которых произошло лишение жизни, согласие жертвы не считается оправданием. В то же время в феврале 2012 года британская Генпрокуратура выпустила новое руководство, согласно которому при рассмотрении дел, связанных с эвтаназией, судам необходимо обращать больше внимания на мотивы подозреваемого, освобождая его от ответственности, если им двигало сострадание.


Адвокаты Никлинсона обращали внимание суда на образовавшееся несоответствие между обвинительной направленностью законодательства и более мягкими рекомендациями прокуратуры, потребовав все-таки определить степень ответственности исполнителя за помощь в уходе из жизни тяжелобольного человека. Кроме того, юристы ссылались на статью 8 Европейской конвенции по правам человека, указывая, что в данном случае британские законы нарушают право Никлинсона на уважение частной жизни.

"Я считаю неприемлемым, что в Британии 21 века я фактически лишен права прекратить свою собственную жизнь только потому, что я физически не могу сделать это самостоятельно, - писал Тони в своем послании, адресованном суду, накануне окончательных слушаний. - Разве это не удивительно, что в 1969 году человек побывал на Луне, а в 2012 году мы все еще не можем выработать адекватных правил для цивилизованного ухода из жизни".

Рассмотрение дела Никлинсона длилось два года. За это время к иску присоединилась еще одна жертва "синдрома запертого человека", 47-летний Мартин, фамилия которого не называется. Он добивался гарантий безнаказанности для волонтеров, которые должны помочь ему добраться до Швейцарии, где официально разрешено оказание помощи в самоубийстве иностранцам, которое производится в клинике Dignitas недалеко от Цюриха.

Решение, оглашенное 16 августа 2012 года судьей Высокого суда Лондона сэром Роджером Тулсоном, глубоко разочаровало обоих истцов. Суть его сводится к следующему: хотя оба случая чрезвычайно трогательны и заслуживают самого тщательного и сочувственного рассмотрения, затронутые истцами вопросы требуют слишком глубокого пересмотра законодательства, что выходит за рамки полномочий суда и скорее относится к юрисдикции парламента. Суд отказывается брать на себя такую ответственность и потому, во всяком случае, пока, положение вещей останется прежним.

Такой исход дела Никлинсона приветствовали и правительство Дэвида Кэмерона, и Британская медицинская ассоциация, которые опасаются, что изменения в законодательстве, снимающие ответственность с тех, кто помогает уйти из жизни желающим это сделать, отрицательно скажется и на тех, кто этого на самом деле не хочет и откроет легальные пути для криминала в этой области. Адвокаты второго истца, Мартина, заявили, что их подзащитный намерен продолжать борьбу и решение суда будет обжаловано.

Goodbye world

Однако Никлинсон воспринял произошедшее как катастрофу. BBC показало душераздирающие кадры рыдающего перед экраном телевизора, по которому показывают заседание суда, Тони и вытирающую ему слезы Джейн.

По словам Саймо Чахал, семейного юриста, узнав о решении суда, Тони полностью отказался от приема пищи и быстро угас от воспаления легких. "Казалось, он просто прекратил бороться", - отметила она.
 
Дочь Тони разместила в его Твиттере следующее сообщение: "Мой отец мирно скончался этим утром от естественных причин. Ему было 58. Перед смертью он попросил нас написать: "Goodbye world the time has come, I had some fun" (Прощай мир, время пришло, временами мне было весело)".

Спрос и предложение

Этические, моральные и законодательные проблемы, связанные с тем, как должно государство поступать со своим гражданином, страдающим неизлечимым заболеванием, испытывающим невыносимые страдания и желающим добровольно уйти из жизни, и теми, кто готов ему в этом помочь, уже довольно давно являются предметом ожесточенных споров, скандалов и судебных исков в большинстве цивилизованных стран мира.

Стоит вспомнить такие недавние широко освещавшиеся в СМИ истории, как дело французского врача Николя Бонмезона, обвиненного в 2011 году во введении смертельной комбинации лекарств неизлечимо больным пациентам, петицию в защиту которого подписали более 40 тысяч французов; история француженки Шанталь Себир, безуспешно добивавшейся эвтаназии в суде в 2007 году и, в конце концов, покончившей жизнь самоубийством; во многом похожие истории итальянки Элуаны Энгларо и американки Терри Шиаво - молодых женщин, после многолетнего пребывания в хроническом вегетативном состоянии все-таки отключенных от системы жизнеобеспечения, причем в обоих случаях в казалось бы сугубо семейное дело вмешались политики и религиозные организации.

Ну и, конечно, самый известный персонаж в этой сфере - американский доктор Джек Кеворкян, "Доктор Смерть", который с помощью изобретенной им "машины смерти", или "Танатрона" помог совершить самоубийство примерно 130 безнадежно больным людям. За свою деятельность, благодаря которой он и получил свое прозвище, Кеворкян был осужден в 1999 году на восемь лет тюремного заключения.

В настоящее время эвтаназия легализована в четырех странах Европы - Нидерландах, Люксембурге, Бельгии и Швейцарии. Нидерланды узаконили эвтаназию самыми первыми, еще в 2002 году, и с тех пор этим правом в стране ежегодно пользуются около трех тысяч человек. С марта 2012 года там даже действуют специальные медицинские команды, которые производят процедуру эвтаназии на дому.

Швейцария является своеобразной Меккой так называемого суицидального туризма. Основное число иностранцев, приезжающих в страну, чтобы добровольно уйти из жизни, являются гражданами Германии и Великобритании. В Швейцарии наиболее либеральное законодательство в этой области - эвтаназия там может совершаться не только врачами, при этом человек, помогающий уйти из жизни, не должен быть заинтересован в смерти пациента. За последнее десятилетие частота случаев эвтаназии в стране выросла семикратно. В июне 2012 года более 61 процента жителей швейцарского кантона Во проголосовали за введение эвтаназии в домах престарелых с медицинским уходом.

В США закон, разрешающий оказание медицинской помощи в осуществлении самоубийства больным в терминальной стадии, был принят (с рядом ограничений) в ноябре 1994 года в штате Орегон. При этом опрос, проведенный в августе 2010 года, показал, что более половины взрослых жителей США поддерживают право неизлечимо больных людей на добровольный уход из жизни при содействии врача.

В России проведение эвтаназии официально запрещено, что прописано в тексте закона "Об основах охраны здоровья граждан в РФ", подписанного Дмитрием Медведевым в ноябре 2011 года. Согласно данным социологического исследования, проведенного фондом "Общественное мнение" в июне 2012 года, поддерживают легализацию эвтаназии в стране около трети россиян.



Нет голосов



Поделиться
3177
Личный кабинет