Кровь стынет в жилах

Кровь стынет в жилах и в банках, продаваемых на чёрных рынках Чёрного континента, погружающегося в кошмар лихорадки Эбола. Именно так, на подпольных рынках донорских органов особо востребована кровь, выживших после лихорадки Эбола. На свой страх и риск заразившиеся лихорадкой африканцы переливают донорскую жидкость в надежде получить антитела. Вполне вероятно, что реципиенты знают что такое «антитела», всё-таки флакончик продукта рядовому жителю Африки недоступен по банальности – на него надо работать всю жизнь.

Основанием для распространения кровавого метода терапии стал единичный опыт американских врачей.

В прошлую пятницу из Либерии в Nebraska Medical Center был оставлен больной лихорадкой 51-летний американский акушер-гинеколог Рик Сакра. Поскольку его группа крови совпала с группой ранее выздоровевшего от Эбола доктора Кента Брантли, лечившегося экспериментальным препаратом ZMapp, было предложено подключить к терапии ZMapp и двукратное переливание крови с вероятными антителами к вирусу. Пока всё не хуже, чем было и могло бы быть, Сакр не выздоровел, но состояние его внушает оптимизм.

Имеются противоречивые данные по поводу эффективности и безопасности лечения лихорадки Эбола с помощью антител донора, однако, не имея лицензионных препаратов или вакцин, специалисты надеются. Но американское экспериментальное средство ZMapp, не оказавшись стопроцентно эффективным, привнесло некоторое разочарование. ВОЗ между тем предупредила, что предположение о целительности антител никем не доказано, хотя организация не сомневается, что это поспособствует ускорению использования экспериментальных методов терапии и вакцин для сдерживания эпидемии в Западной Африке.

С первых дней сентября начала испытания вакцины против лихорадки Эбола фармацевтическая компания GlaxoSmithKline. Вакцина компании не содержит самого вируса, а только один из его генов. Испытание вакцины на обезьянах продемонстрировало хорошие результаты, но препарат требует доработки. Противовирусный иммунитет у приматов продержался около пяти недель, антитела же сохранялись в обезьяньей крови до 10 месяцев. Препарат уже испытан на 10 здоровых добровольцах, окончательные выводы о возможности массового применения вакцины ожидаются к концу года.

Пока основными задачами учёных компании GlaxoSmithKline является определение спектра безопасности и изучение возможности лекарства репродуцировать в организме защитные антитела от лихорадки Эбола. Особые надежды эксперты ВОЗ возлагают на препараты VSV-EBO и ChAd-EBO – комплексы вируса везикулярного стоматита с геном вируса лихорадки Эбола и аденовируса шимпанзе. Заболевшим, которых уже тысячи, ждать некогда, смертность от лихорадки «на круг» дошла до 50%, поэтому вопрос «брать или не брать» чужую кровушку сугубо риторический.  

 

Источник: mirvracha.ru




Количество просмотров: 1935
Личный кабинет