Скорая паллиативная помощь

1787

«Скорая помощь» должна будет использовать морфин при прорывах боли у паллиативных больных. Об этом Минздрав сообщит региональным органам здравоохранения в среду на селекторном совещании, пообещала заместитель министра Татьяна Яковлева на заседании Совета при правительстве РФ по попечительству в понедельник. Минздрав также собирается потребовать от регионов обеспечить наркотиками аптеки и больницы и выполнять новые, упрощенные правила назначения и выписки рецептов.

 

Столичный опыт

 

Об этом опыте на заседании Совета рассказал первый заместитель руководителя департамента здравоохранения Николай Потекаев. По его словам, в городе есть необходимый на два квартала запас опиоидных анальгетиков, а проведенные в связи с самоубийством генерала Анатолия Кудрявцева в январе 2015 года выборочные проверки показали, что все находящиеся под наблюдением пациенты обеспечены необходимыми препаратами. Врачам хосписов, в том числе выездных патронажных бригад, разрешена выписка рецептов на наркотики, сами хосписы закреплены за уполномоченными аптеками. И, кроме того, подготовлен приказ, разрешающий выдавать такие препараты при выписке из хосписа.


Последние изменения в федеральное законодательство несколько упростили многоходовую забюрократизированную систему выписки обезболивающих. Однако, по данным Росздравнадзора, приказ Минздрава о выдаче пациентам при выписке из стационара пятидневного запаса обезболивающих или рецептов на их получение – за пределами МКАД повсеместно нарушается. Объясняется это, в том числе, тем, что рецепты просто негде будет реализовать – к специализированным аптекам, принимающим такие рецепты, прикреплены только поликлиники. А наркотических препаратов не хватает самим больницам.


«Стойкий стереотип»

Препаратов действительно не хватает. И, как утверждают в Минздраве, виноваты в этом исключительно регионы, старающиеся как можно меньше связываться с наркотиками, их хранением и транспортировкой. Согласно справке, подготовленной ведомством к заседанию, «средняя выборка неинвазивных опиоидных анальгетиков за 2014 год составила по некоторым препаратам от 15% до 50% от заявленной потребности» в тех субъектах РФ, где этой проблеме «уделяется внимание». И 2,7% – в «вызывающем особую озабоченность» ведомства Южном федеральном округе.


Никуда не делся и страх перед наркотиками самих врачей. Несмотря на то, что сейчас терапевт имеет право единолично выписывать наркотики больному с четвертой стадией рака, проверки Росздравнадзора показали, что в половине случаев врачи предпочитают делать это «комиссионно», то есть, направляя к онкологу. Не лучше обстоят дела и в Москве, признался Потекаев: «не все терапевты решаются выписывать рецепты, стойкий стереотип все еще сидит в каждом враче».


«Сидит» такой стереотип и в бригадах столичной «скорой помощи», правилами которой в некоторых случаях допускается снятие хронической боли наркотиками: за 2014 год сотрудники «скорой» применили такое обезболивание только 18 раз. По мнению  президента благотворительного фонда «Вера» Нюты Федермессер, врачи столичной «скорой» предпочитают не использовать наркотики, так как после этого надо возвращаться на базу, заполнять бумаги, отрываясь от другой работы и вызывая недовольство руководства.

 

Тем не менее, Совет по попечительству считает правила для столичной «скорой» прорывом и ранее уже просил Минздрав рассмотреть возможность применения наркотиков при оказании скорой помощи. Речь шла о случаях, предусмотренных в московском приказе: когда у больного есть наркотик, но некому его ввести, или когда препарат назначен, но закончился на момент вызова «скорой» (подстанции столичной «скорой» ежемесячно получают из поликлиник списки больных, которым назначаются такие препараты).

 

«Скорая» на «переходный период»

В Минздраве, впрочем, «возложение на службу скорой помощи непрофильной функции» сочли «нерациональным». Как объяснила на заседании Совета Яковлева, нельзя отрывать «скорую» от ее непосредственных обязанностях – спасать людей  в экстренных случаях. А с хроническими больными надо «заставить работать паллиативную помощь».

 

В ответ члены Совета заявили, что паллиативную помощь в России надо сначала создать, и экстренный вызов «скорой» – единственное, на что сегодня можно рассчитывать. «Конечно, основная нагрузка по лечению хронического болевого синдрома должна лечь на поликлиники и, в будущем, на создающиеся выездные службы паллиативной помощи. Однако на сегодняшний день даже после вмешательства Минздрава и Росзравнадзора обезболить конкретного пациента удается только при помощи «скорой», – заявила директор Благотворительного фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова.


«Мы не предлагаем перекладывать обязанности паллиативной службы на скорую, – добавила Федермессер. – Но разово при прорыве сильной боли купировать ее должна «скорая». В приказе Минздрава должен быть указан и этот, третий случай использования наркотиков». Общественников поддержала председатель Совета – вице-премьер Ольга Голодец. В итоге было решено, что в течение «переходного периода» «скорая помощь» будет иметь право использовать морфин при прорывах боли у паллиативных больных. На подготовку соответствующей «инструкции» для регионов Минздраву дали две недели.

Источник: Медпортал

Фото с сайта: Shutterstock


Поделиться
1787
Личный кабинет