Рак: лечиться или смириться?

1510

«Конечно, когда-нибудь мы все умрем. Но за жизнь надо бороться. Об этом я и писала», - сказала Вероника Севостьянова, представляя сегодня в Союзе журналистов свою книгу «Про меня и Свету. Дневник онкологического больного». А есть ли смысл в этой борьбе? Действительно ли в онкологии лечение-мучение стоит того, чтобы бороться?

 

В России не принято сообщать о своем онкологическом заболевании. А говорить о том, что рак — не приговор, надо. Реакция на такие сообщения СМИ дорогого стоит. Например, когда в Америке заговорили о болезни жены Форда, писали о болезни Рейгана, более полумиллиона человек отправились на обследование к врачам. Об этом напомнил главный химиотерапевт Петербурга Владимир Моисеенко.

 

- В США заболеваемость выше, чем в России: мужчинам диагноз «рак» ставится чаще, чем женщинам. Статистику там ведут, начиная с 1970-х годов и видно, как она стабилизируется в последние годы, смертность от онкологии тоже снижается, - говорит Владимир Моисеенко. - В том числе от рака легких. Это результат борьбы с курением, которая началась в этой стране еще в 1950-60 годы. И конечно, современного лечения, стоимость которого растет.

 

Главный химиотерапевт сравнивает стоимость месяца лечения: в 1970-е годы она составляла 10 долларов, сегодня может достигать 100 тысяч долларов и больше. Например, очень хороший препарат для лечения тяжелой меланомы «Вемурафениб» стоит 27 тысяч евро в месяц. Чтобы посчитать страны, в которых государство способно оплачивать лечение такими лекарствами, даже пальцев одной руки — много. Великобритания, например, этого не делает. Что уж говорить о России, в которой обеспеченность лекарствами пациентов с онкозаболеваниями — меньше, чем в Румынии, не говоря уже о развитых европейских странах.

 

И достичь удовлетворения потребности в лечении на уровне европейских стран мы не сможем, даже если нефть будет стоить 300 долларов за баррель. Мы можем обеспечить только базовую терапию. Сейчас в Петербурге решается вопрос о выделении дополнительных денег на приобретение трастазумаба («Герцептин»). Сегодня он входит в большинство схем лечения рака молочной железы, но, учитывая его стоимость, закупки делаются в ограниченном объеме.

 

И даже в этих условиях в Петербурге удается излечивать и спасать людей от этой страшной болезни.

- У меня есть друзья, которым тоже ставили диагноз «рак», а они отказались от лечения. Думаю, что между их решением и решениями тех, кто совершает суицид из-за этой болезни, можно поставить знак равенства. Да, пережить период лечения непросто, - говорит Вероника Севостьянова. - Но я точно знаю, как ни странно это звучит, после болезни я стала счастливее.

 

«Лечение онкологического заболевания эффективно в комплексе: хирургия, лучевая терапия, химиотерапия, объясняет Владимир Моисеенко. - Но по большому счету они не оказывают влияния на смертность. Единственным способом избавиться от болезни остается ее раннее выявление и начало лечения». И напоминает правила, выполнение которых способно предотвратить развитие болезни, но их почему-то так сложно выполнять людям. Это борьба с курением, ограничение употребления алкоголя, борьба с ожирением, активный образ жизни, а также лечение хронических инфекций и вакцинация (гепатиты, ВПЧ — в том числе прививки для мальчиков, являющихся переносчиками вируса папилломы человека).

Источник: ДокторПитер

Фото с сайта: clip.dn.ua


Поделиться
1510
Личный кабинет