В дефиците не талоны, а доктора

1821

Слово «квота» определяется словарями как доля, норма чего-то, допускаемая в рамках соглашений и договоров. Понятие, хорошо знакомое советским людям. Правда, тогда это называлось по-другому: карточки, пайки, талоны, заказы. В разные времена по-разному. Никто, разумеется, на самом деле ничего не заказывал, не заключал соглашений или договоров. Все это псевдонимы одного и того же явления – нормирования. Нормы спускались сверху. С исчезновением дефицита исчезали и пайки, и всяческие талоны – на муку, на сахар, страшно сказать, на водку (помните 90-е?).

Однако в одной отрасли, притом в важнейшей, талоны, или, если хотите, квоты, сохранились. Эта отрасль – здравоохранение. Необходима сложная операция, лечение тяжелого заболевания – придется добиваться квоты на так называемую высокотехнологичную медицинскую помощь. То есть, другими словами, современную, эффективную. Задачка трудная, требующая незаурядной энергии и хорошего здоровья, хотя бы от родственников больного. И становится эта задачка все труднее – ведь финансирование медицины из федерального бюджета сокращается, доля здравоохранения от ВВП резко уменьшается, и высокотехнологичная помощь «погружается» в систему обязательного медицинского страхования. По которому известно, что достается населению.

Но дело пошло еще дальше. Дефицитной становится не только высокотехнологичная, но и самая обычная медицинская помощь. Все трудней получить талон на прием в поликлинике. Ни по самозаписи, ни с помощью электронной записи. Никак.

Вот что пишут на интернет-форумах, причем жители разных регионов.

«Как рассчитывается потребность в этих самых талонах на поликлинику, если ожидание своей очереди за ними составляет от трех недель до нескольких месяцев».

«В регистратуре давка, талонов в электронной регистратуре нет, и одно хамство!»

«Для чего нужна «Электронная регистратура», если всегда выдается сообщение: «Все талоны выданы».

«Нет талонов через Интернет. Для чего все это?»

«Чтобы попасть к врачу, например, к неврологу, нужно два раза приходить в поликлинику».

«Талонов нет ни на портале, ни в регистратуре. Что-то странно, что ни к одному из врачей талонов нет»...

Нет, не странно. Объясняется это очень просто: врачей не хватает, причем с каждым годом не хватает все больше. Карточная система вводится в случае дефицита. Чего не хватает, на то и карточки. Не хватает продуктов – на продукты, не хватает одежды – на одежду. Это мы все пережили – и карточки на хлеб и сахар, и талоны на башмаки и галоши. А вот с врачами проблем не было. Лечили на уровне своего времени. Не врач, так фельдшер или медсестра были в любой деревне.

С тех пор число медицинских институтов, академий, университетов стало гораздо больше, и врачей они выпускают каждый год. По данным с сайта statinfo. biz, в России приходится 498 врачей на 100 тыс. населения. Для сравнения: в Германии 344, во Франции 340, в Израиле 356. В 2012 году ВОЗ поставила Россию на четвертое место по числу врачей на душу населения. И тем не менее в 2012 году Татьяна Голикова, тогдашний министр здравоохранения и социального развития, заявляла, что в стране не хватает 152 тыс. врачей, в 2013 году нынешний министр здравоохранения называла цифру 40 тыс. Видимо, считали по-разному. Как бы ни считать, врачей остро не хватает, это ощущает каждый обратившийся в государственное лечебное учреждение. Куда же деваются многочисленные выпускники медицинских вузов? Да в разные места: в коммерческие лечебные учреждения, в фармацевтические фирмы, а в последнее время появилась новая тенденция – консультантами в аптеки.

При усыхании бесплатного здравоохранения население стало заниматься самолечением. Сами себе ставят диагноз, приходят в аптеку и спрашивают, что помогает при такой-то болезни. Аптекарь советует. А теперь в некоторых аптеках покупателей встречает дипломированный врач, консультирует и назначает лечение. Тут же можно и назначенное лекарство купить. Очень удобно.

Не будем углубляться в то, как врач ставит диагноз без осмотра и без исследований, но это все-таки лучше, чем сам больной что-то вычитывает в Интернете. Врач же идет работать в аптеку по понятной причине: платят там больше, а мороки несравненно меньше – не надо тратить нервы на приеме, возиться с больными, их претензиями, заполнять бесконечную документацию. Дал совет покупателю – и привет.

Такая деятельность становится все популярней. В Приморье, например, бегство врачей в аптеки, которое там называют кадровой интервенцией аптечных сетей, стало серьезной проблемой. «Еще немного, и учреждение можно будет закрывать, – жалуется начальник кабинета статистики поликлиники госпиталя ветеранов войн Людмила Охлупина. – Наша поликлиника всегда славилась замечательными специалистами, со всего края люди приезжали за консультациями. А теперь к частникам ушли гинеколог, уролог, отоларинголог, катастрофически не хватает терапевтов».

В последнее время на форумах пишут, что даже вожделенный талон не дает гарантии, что попадешь к врачу. Врача просто нет: в отпуске, заболел или вообще уволился. И никакая электронная запись не поможет, если врача физически нет. Кстати, система электронной записи – штука дорогая: техника, программное обеспечение, каналы связи и т. д. Все это из сиротских здравоохранческих средств. Может, лучше на врачей их потратить, чтобы не бежали из медицины куда глаза глядят?

Источник: ng.ru

Поделиться
1821
Личный кабинет