Благотворительные фонды не намерены рисковать жизнью детей, которых можно спасти за границей

2846

Заявление главного детского онколога России Владимира Полякова о нецелесообразности отправки признанных неизлечимыми в России детей на лечение за рубеж вызвало широкий общественный резонанс. Владимир Поляков считает, что российские благотворительные центры дискредитируют отечественную медицину, отправляя больных детей на лечение в другие страны. Многие специалисты с ним соглашаются, но представители благотворительных фондов уверены, что далеко не всех детей можно вылечить в России.

Главный детский онколог страны Владимир Поляков уверен, что нет случаев, когда дети, которых в России признали неизлечимыми, выздоравливали бы за рубежом. С ним солидарен и главный специалист-онколог Москвы Анатолий Махсон. Он не против лечения онкологических больных за границей, если у них есть такое желание, но согласен с коллегой в том, что за качественной медицинской помощью онкобольным не обязательно ехать за рубеж.  Отдельные специалисты признают, что исключения все-таки есть.

«Мы лечим по тем же протоколам, по которым лечат везде в мире. По крайней мере, в Москве и в федеральных центрах так.  Проблема в другом. Некоторые, надеясь на чудо, направляют на лечение за границу больных, признанных инкурабельными, - говорит детский онколог Игорь Долгополов. - Есть вещи, которые мы в России, не делаем: онкология ушла вперед, и какое-то сложное протезирование, сложные операции на головном мозге делать за рубежом вполне оправдано. Таких вещей, которых мы не можем сделать, не так много, это десять-пятнадцать детей в год от всего количества онкологических больных в стране».

Лечение детей за рубежом, но только когда подобную помощь невозможно получить в России, оплачивает благотворительный фонд «Подари жизнь». Один из его учредителей, актриса Чулпан Хаматова подчеркивает, что решение, оплачивать ли лечение ребенку за границей или отказать - всегда принимает медицинский экспертный совет, в который входят ведущие детские онкологи и гематологи страны. И если эксперты фонда  видят, что случай действительно паллиативный, то приходится отказывать родителям.

благотворительные фонды, детская онкология, Чулпан Хаматова«Тем не менее, не все виды лечения доступны в России, и мы знаем случаи, когда ребенку для полного выздоровления действительно необходимо было поехать лечиться в зарубежную клинику, - отмечает Хаматова.  - Это те случаи, когда врачи в России уже ничего не могли предпринять. Например, в год около 75 детей, которым поставили диагноз – нейробластома, нуждаются в проведении MIBG-терапии, а ее не проводят ни в одной клинике нашей страны».

Актриса приводит ряд примеров, когда только вмешательство иностранных специалистов спасло детей, на которых на родине поставили крест. Так, шестилетней Даше Егорову из Тулы поставили диагноз – остеогенная саркома, рак кости. После безуспешного лечения в московской клинике ее выписали домой и объяснили родителям, что больше ничем помочь не могут. И только за рубежом девочку приняли на лечение, ей сделали операцию по эндопротезированию, ногу удалось сохранить. Сейчас Даша учится в школе, занимается народными танцами и ничем не отличается от обычных сверстников.

«Мы были бы счастливы не тратить деньги благотворителей, если бы всех детей можно было вылечить дома, в России. Мы очень ждем, когда в России, наконец, появятся  центры и специалисты, которые смогли бы проводить MIBG-терапию. Важно, чтобы в России строились и работали новые клиники, как открывшийся в 2011 году в Москве Центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Димы Рогачева. С того времени, как уникальный Центр начал принимать пациентов, мы стали оплачивать зарубежное лечение намного реже. Но его возможностей не хватает, чтобы принимать всех детей из регионов нашей огромной страны».

Поделиться
2846
Личный кабинет