Кто прав?

264

Материнского счастья Светлана ждала 10 лет. Радость рождения первенца омрачили педиатры. О том, что искусственно зачатый ребенок — с синдромом Дауна — мама узнала только в роддоме.

Светлана Красина: «Конечно, когда педиатры сказали, что нужно отказаться от ребенка это было подобно смерти».

Светлана с мужем и не подумали отправлять малыша в детдом. Но всю жизнь расплачиваться за ошибку имбриолога не согласны. Именно его мама винит в болезнях сына. За лишнюю хромосому, и связанные с ней врожденный порок сердца и гормональные патологии малыша клиника ответит в судебном порядке.

Светлана Красина: «Эмбриолог был не готов к этой должности. Он просто прошел какие-то курсы. Она не могла подсаживать эмбрионы. На самом деле должны были сделать анализ супругу, который бы на 100 процентов подтвердил возможность рождения ребенка-дауна».

Проверить подсаженный эмбрион на совместимость с биологическим материалом мужа Светланы суду не удастся. Анонимный донор яйцеклетки отказалась участвовать в процессе. В клинике защищают эмбриолога, на счету которого четыре сотни здоровых челябинцев из пробирки. И винят в случившемся мать, которая якобы отказалась от необходимых обследований во время беременности, в частности, от инвазивной диагностики. Это своего рода индикатор болезней плода.

Татьяна Пестова, главный врач центра лечения бесплодия: «Именно это обследование было рекомендовано пациентке нашей клиники. К сожалению, она его проигнорировала. Нет сомнений, что пациентка знала о риске рождения дауна. Жаль, что она не уведомила своего лечащего врача, когда встала на учет в другое медицинское учреждение».

Случай для нашей страны уникальный. Прецедентов еще не было. Но вина клиники, по словам адвоката семьи, вполне доказуема, ведь в договорах — ни слова о синдроме Дауна.

Мария Аксёнова, юрист, представитель семьи Красиных: «Информированное согласие супруги подписывали. Но ни о синдроме Дауна, ни о других генетических заболеваниях в нем не говорится. Сказано лишь, что процедура ЭКО она не уменьшает и не увеличивает риски возникновения заболевания».

В ожидании решения суда, семья выплачивает кредит. Те самые 300 тысяч рублей, что 2 года назад заняли на искусственное оплодотворение. Моральный вред молодые родители оценили в миллион рублей. Этой суммы не хватит на адаптацию Толи. Курс лечения в Израиле стоит 200 тысяч рублей. И таких курсов ребенку нужно несколько в год. Мама задалась целью, чтобы Толя наравне с другими детьми смог пойти в детский сад, а затем и в школу.

Источник:  5-tv.ru

Поделиться
264
Личный кабинет