В Хабаровске туберкулезные больные пикетировали минздрав края

4707

Пациенты диспансера с острой формой туберкулеза доехали до присутственных зданий на общественном транспорте, в масках. Журналисты побаивались подходить к митингующим близко. Что заставило пикетчиков оставить диспансер и стучаться к чиновникам минздрава? Что происходит в краевом учреждении, главврач которого Олег Карпенко совсем недавно делился в Берлине с коллегами своим опытом в области фтизиатрии?

Главврач и "гаврики"

Хабаровский диспансер на 600 коек ютится в двух тесноватых приспособленных зданиях - это вдвое меньше потребности. Люди с активной группой учета по туберкулезу живут в центре города и свободно перемещаются по своим надобностям. Пройти в медучреждение может кто угодно и к кому угодно - корреспондент "РГ" не обнаружила ни охраны, ни бахил. 57-летний главврач Олег Карпенко - цветущий мужчина с хорошо поставленным голосом. Заслуженный врач России, доцент и главный фтизиатр Хабаровского края, руководит диспансером уже 22 года. Деловит, боевит, готов к отпору. Олег Леонидович - избранник коллектива. Он убежден, что акция протеста - хорошо спланированный выпад недругов, а ситуация с туберуклезом в крае даже благополучнее, чем в целом по округу.

Восьмого корреспондента за неделю главврач привычно ведет на кухню. Меню вопросов не вызывает. Творожная запеканка, курица, капуста, гречка, рыбная котлета - обычная унылая больничная еда, не лучше и не хуже, чем в других муниципальных больницах. У многих больных на тумбочках - дополнительная еда, за которой они бегают в киоск. Карпенко признается: нижний предел нормы по питанию поддерживают. Без излишеств.

Палаты сильно отличаются между собой по состоянию, количеству коек и составу больных. Новенькое оборудование и салатовый цвет стен в главном корпусе резко контрастируют с облезшей краской и духотой второго корпуса. В этом стационаре палаты переполнены: практически везде стоит от 6 до 11 коек. Укомплектованность младшим и средним медперсоналом в диспансере - менее 50 процентов, несмотря на 55 процентов доплаты врачам, 40 - административным работникам.

Обстановка ужасная: вентиляции в корпусе нет, респираторы ввели только год назад, но дольше пяти минут в них дышать невозможно, становишься весь мокрый... Но снять маску нельзя, ведь здесь лечится "контингент"- самые сложные больные, с застарелой инфекцией.

- Тридцать пять процентов - бывшие уголовники, - поясняет Карпенко. - Они мало заинтересованы в лечении, ведь пить горькие лекарства в течение 150 дней - огромный труд.

Главный фтизиатр считает, что лечение туберкулезных должно быть контролируемым и непрерывным, иначе пациент приобретает множественную лекарственную устойчивость и его лечение обходится в миллионы рублей налогоплательщикам. Об этом он и рассказывал в Германии. В Хабаровском крае с такой устойчивостью - триста человек. Но врачебного контроля здешние больные не любят. Карпенко называет бывших уголовников "гавриками".

"Гаврики" держат в страхе все отделение, пытаются манипулировать медперсоналом. Галина Пятко, заведующая отделением:

- Наших больных порой приставы приводят, выздоравливать им невыгодно. Статус особо тяжелого больного выгодно дает инвалидность, значит, поместят в стационар с усиленным питанием, работать не нужно...

Во фтизиатрии слишком много социального, не сравнишь со стоматологией, где за свои больные зубы пациент отвечает сам и не обязан санировать их каждые полгода. Во фтизиатрии всегда есть элемент принуждения. За то, что Карпенко выписывает "непослушных", пациенты "главного" недолюбливают. Рассказывают, что кто-то в отместку сжег джип главврача. А еще намекают - мол, у него в биографии есть судимость.

А с другой стороны - любой пациент имеет право на чистый матрас, достойную еду и внимательное отношение.

- Деньги на развитие нам впервые пошли четыре года назад, хорошие деньги, - объясняет главврач. - До этого просто угасали. Рядом будет строиться новый типовой корпус на 210 мест, проблему тесноты снимем. Ремонт впервые за двадцать лет сделан только в отдельных помещениях. Минздрав края выделил почти двести миллионов.

Поддержка Минздрава не только в этом. Ведомство проводило не одну проверку в противотуберкулезном диспансере, но ничего преступного не нашли. Судимость главврача признали погашенной, и Олега Карпенко оставили. Как говорят, за деловые качества, успехи в борьбе с туберкулезом.

- А главное - его коллектив выбрал! - говорит представитель Минздрава края Ирина Баглай.

На что жалуетесь?

Наталья Мельникова, УЗИ-диагност:

- Методы работы главврача - репрессивная фтизиатрия: он подавляет любое сопротивление, глобально пресекает инакомыслие.

У Мельниковой в кабинете - своеобразный штаб протеста. Докладные и обращения к власти в диспансере пишут чаще, чем истории болезни.

Вынести сор из избы и поставить под сомнение успехи коллег в борьбе с фтизиатрией решился завотделением Павел Харитонов. На рабочем месте его нет уже девятый месяц - хирург на больничном, но его письма "в защиту фтизиатрии" лежат в прокуратуре и редакциях газет.

Александр Шевченко, хирург:

- Мы все отказались работать с Харитоновым за одним операционным столом, не доверяем ему. Больные жаловались, что он берет с них мзду за операции.

В минздраве уверены, что именно хирург, с которым отказались работать все его коллеги, попытался вывести туберкулезников в центр города.

Возможно, конфликт на самом деле не имеет никакого отношения к жидкому больничному супу. "Буря в больничной тарелке" даже затмила проблемы фтизиатрии в Хабаровском крае, где в 2010 году показатель общей заболеваемости туберкулезом превысил общероссийский на 55 процентов, а количество детей, заболевших туберкулезом, увеличилось на 21,6 процентов.

- В России нет закона о принудительном лечении больных туберкулезом и нет стационаров закрытого типа, нам остается только терпеть, - разводят руками врачи. - На уровне региона принять такой закон невозможно.

Почему в Венгрии штрафуют тех, кто не пришел на флюорографию, на четверть зарплаты? Почему в Эстонии врач пишет на недисциплинированного больного, опасного для окружающих, бумагу в полицию, и суд решает вопрос в 24 часа - вывезти в закрытый стационар с решетками за город, лечить, пока не перестанет выделять бациллы. И почему мы только фиксируем буйный рост "палочки Коха"?

Краевая прокуратура требует увольнения главврача Олега Карпенко через суд, мотивируя это тем, что человек, имевший судимость, главврачом в учреждении с детским отделением быть не может. Но похоже, дело не только в авторитарной личности главного - учреждению требуется серьезная кадровая санация.

Поделиться
4707
Личный кабинет