ОРИТ: пускать или не пускать?

1635

Министерство здравоохранения РФ представило новые правила посещения больных в отделениях реанимации и интенсивной терапии. Они значительно расширяют и время, когда можно проведать пациента, и круг лиц, кому разрешен доступ в ОРИТ. Проект приказа ведомства опубликован на федеральном портале нормативных правовых актов. Новый регламент предполагает практически беспрепятственный доступ к больному не только родственников, но и друзей, детей, приятелей, коллег по работе, знакомых и даже соседей. 

При этом нанести визит можно в любое время суток - как днем, так и ночью. Кроме того, в палате смогут находиться более двух человек одновременно. В настоящее время проект приказа проходит окончательное согласование и скоро станет официальным документом. Однако сами представители реанимационных служб ЛПУ говорят, что тема эта тонкая, щепетильная и требует персонифицированного подхода в каждом отдельном случае.

Владивостокская клиническая больница №2, Тысячекоечная, Василий Павлов, реанимация 

- На самом деле посещение реанимаций у нас практиковалось всегда, категорического и однозначного запрета не было, - поделился с корр. портала VladMedicina.ru заведующий отделением реаниматологии и анестезиологии с ПРИТ КГБУЗ «Владивостокская клиническая больница №2» Василий Павлов. – Вопрос в том, что пускать туда нужно и можно далеко не всех, здесь очень много нюансов, требующих внимания и рассмотрения. И регламент посещений могут разработать только компетентные специалисты, непосредственно работающие в реанимационной службе, причем в конкретной. К примеру, разработанный мной порядок будет подходить только для моего отделения, здесь нет общих норм и правил – условия везде разные.

Владивостокская клиническая больница №2, Тысячекоечная, Василий Павлов, реанимация

Исходя из собственного немалого опыта работы, могу сказать, что в большинстве случаев посещение родственников ни к чему хорошему не приводит. При этом мы никогда не знаем наверняка, настоящий это родственник или просто названный. Считается, что у близких людей априори благие цели и намерения, но, к сожалению, так происходит не всегда. Ситуации бывают разные, возьмем самую простую и распространенную - приходит к человеку, упавшему с высоты, женщина и говорит, что она гражданская жена. Следом прибегает законная супруга со штампом в паспорте, они начинают громко скандалить и ругаться. Далее появляется мать, и, по общему мнению обеих жен, это она виновата, что сыночек пил и выпал из окна. Конфликт перерастает в маленькую войну местного масштаба, которая разворачивается здесь, в отделении реанимации, всегда требующем тишины и покоя. Кому это нужно?

Как подчеркивает врач-реаниматолог, нередко камнем преткновения в семейных спорах выступают наследственные права на недвижимость, автомобили, пин-коды банковских карт, ключи от квартиры, и т.д. Или, к примеру, водитель сбил пешехода, и он первым как самое заинтересованное лицо прибегает в ОРИТ, раньше родственников и гаишников. Но именно ему ни в коем случае не следует знать правду о состоянии пострадавшего. Что касается родных и близких, то как они докажут родство, кроме сыновей и дочерей, которые могут предъявить свидетельство о рождении?

- Есть еще моральные и нравственные стороны, - обращает внимание Василий Алексеевич. – Например, насколько этично сыну свою мать в таком состоянии и без одежды? И хочет ли этого она сама? Некоторым родственникам после увиденного в реанимации самим требуется медицинская помощь, у меня в отделении даже студенты профильного вуза плашмя в обморок падали. При этом есть объективные причины для запрета посещений палаты в данное конкретное время – проведение реанимационных мероприятий, установка дренажных трубок, активная смена белья, отправление больным естественных надобностей, и т.д. Повторюсь, специфических нюансов множество. В любом случае я убежден, что вопрос: пускать или не пускать, всегда должен решаться в строго индивидуальном порядке, после личной беседы врача с родственником. После такого непосредственного контакта доктор поймет истинные мотивы желания близкого человека во чтобы то ни стало увидеть своего мужа, жену, мать, сестру, и пр. Конечно, в 90-е годы всякое случалось – и гранаты в окна бросали, и оружием медработникам угрожали.

Понятно, что в то время криминальных травм и огнестрелов было намного больше, и проблема эта стояла намного острее, но и тогда мы ее решали Я ни в коем случае не отрицаю, что пациенту родственники нужны – вопрос, на каком этапе. Да, если он выведен из шока и пришел в сознание, присутствие близких любящих людей бывает незаменимо и помогает ему быстрее восстановиться и встать на ноги. Часто именно моральная поддержка родственников творит настоящие чудеса. Нормальные понимающие люди, если их близкий человек попал в беду, никогда не будут скандалить и закатывать истерики. И в абсолютном большинстве случаев, если врач-реаниматолог адекватно и доходчиво объясняет, почему сейчас посещение бессмысленно и нецелесообразно, вопрос решается без проблем. А если это полезно для пациента и будет способствовать его скорейшему выздоровлению – милости просим. Именно так мы всегда и поступали.


Поделиться
1635
Личный кабинет