Приморский доктор подписал декларацию независимости российских врачей

3001
Декларацию независимости российских врачей, опубликованную докторами Тарусской больницы Максимом Осиповым и Артемием Охотиным, за неделю подписали 1 500 медиков со всей России, сообщает АМИ-ТАСС. Портал «Владмедицина» публикует мнение одного из подписавшихся, представителя Приморского края.

Марина Викторовна Алексеева, хирург, Центральная городская больница (город Лесозаводск, Приморский край):

«Когда я 9 лет назад поступала в медакадемию, у меня были романтические настроения, я хотела помогать людям. И сейчас профессией я довольна: мне нравится лечить больных, видеть их счастливые лица. Но руководство здравоохранением вызывает у меня неприятные ощущения. И со сменой начальников совершенно ничего не произошло. По телевизору все расписывается красиво, но по факту ни мы, ни пациенты улучшений не видим.

Сейчас у нас не хватает очень многих медикаментов, даже простых инфузионных лекарств, физрастворов, не говоря уже об антибиотиках — есть только 7–8 стандартных. Если у нас каких-то лекарств совсем мало, мы их тратим на экстренные случаи, а остальным пациентам, если они могут, советуем приобретать лекарства самостоятельно. Конечно, больным это не нравится, они начинают жаловаться. Причем жалуются не на недостаток медикаментов, а на то, что мы якобы не хотим лечить. Некоторые больные приходят без полиса, хотят, чтобы мы оказывали им помощь бесплатно. Когда врач говорит, что не может это сделать и нужно потратить деньги, его обвиняют в том, что он просит взятку.

Я работаю первый год. Осенью прошлого года мы отправили запрос на то, чтобы я получила допуск к наркотическим веществам. Ответа до сих пор нет, поэтому я такие препараты не назначаю — приходится просить других врачей это сделать. Наркотические обезболивающие мы стараемся назначать реже. Смотрите: они хранятся в отделении анестезиологии и реанимации. Их нужно оттуда особым образом получить, применить и списать в отдельном журнале. Ампулы сдаются. Если вдруг одну разобьешь или потеряешь, то это может закончиться чуть ли не судебным разбирательством.

В стандартах лечения есть такое понятие — «острый аппендицит с осложнением». Осложнение — это инфильтрат, местный перитонит. Пациент в таком случае должен лежать в больнице 11 дней. Для молодого больного этих сроков хватает: он встает на ноги, ему снимают швы. Возрастным пациентам нередко нужно больше времени. У такого больного иммунитет хуже, плохо срастается брюшная стенка, на восстановление могут влиять сопутствующие заболевания, тот же сахарный диабет. Такой человек должен лежать иногда не меньше 20 дней. А мы по стандартам не можем его столько держать. Поэтому мы на бумаге его выписываем, а потом «кладем» по новой, с другим заболеванием. Кстати, на заполнение различных бумаг в соответствии со стандартами уходит практически половина моего рабочего времени.

В медицине, особенно хирургии, очень важен опыт. С этим не поспоришь. Аппендэктомию я научилась делать в ординатуре. До этого, во время учебы в медакадемии, я могла только присутствовать на операциях в качестве зрителя. Если кто-то из студентов и ассистировал, то благодаря нужному знакомству или другим причинам. В программе обучения такого пункта не имелось. Но мне кажется, последние год-два в медицинском вузе можно было бы потратить на субординатуру - непосредственно на специальность. А четырех лет книжного обучения по основным специальностям будет достаточно.

Конечно, с трудом верится в то, что декларация что-то изменит. Но я надеюсь, что чем больше человек ее подпишет, тем лучшее действие она окажет. Своим коллегам про декларацию я рассказала — может, подпишут».

Новости медицины Владивостока и Приморья
Поделиться
3001
Личный кабинет