Врач отвечает совестью

3024
Больше сорока лет к операционному столу подходит заведующий отделением хирургии Уссурийской центральной городской больницы Виктор Егоров. Врач, на выбор профессии которого в детстве повлияла болезнь отца-шахтера, воплощает в себе все самые лучшие качества человека, свято чтущего клятву Гиппократа. За годы практики Виктор Петрович и сам в совершенстве овладел сложным ремеслом, и обучил этому мастерству многих молодых докторов. Сегодня, уверен доктор, в хирургии Приморья есть масса светлых умов. (Правда, некоторым из них не очень-то и легко оставаться в профессии, опираясь лишь на громкие слова о призвании — прим. ред.).
 
Брать не количеством, качеством
 
Стать врачом Виктор Егоров решил еще в детстве, когда видел, как от болезни медленно умирает его отец-шахтер. В Партизанске, где жила семья, ее главе диагностировали атеросклероз.

Виктор Егоров, Уссурийская центральная городская больница
 
- Он никак уже не мог поправиться, - рассказывает Виктор Петрович, - и все это сильно повлияло на меня, захотел стать врачом и лечить таких вот шахтеров, как и мой отец. С тех пор я начал активно заниматься биологией, анатомией, готовился к поступлению в медицинский институт. Учился хорошо, поэтому без проблем поступил и впоследствии успешно его окончил.
 
Несмотря на тягу к наукам и легкость, с которой Егорову давалась учеба, в институтские годы ему пришлось нелегко. Молодой студент, оставшийся без отца, при небольшой стипендии вынужден был подрабатывать. Сначала на кафедре эпидемиологии, позднее лаборантом-анатомом, возглавлял в общежитии студенческий совет.
 
Благодаря свободному распределению начинающий специалист вернулся в родной Сучан (Партизанск — прим. ред.). В местной больнице прошел интернатуру, а в 1979 году оказался в Уссурийске. После официально завершенной учебы расписался со своей супругой. Говорит, что раньше никак не мог себе этого позволить, понимал — сначала нужно встать на ноги. Кстати, с женой будущий врач познакомился еще в институте. Она акушер-гинеколог и так же, как и муж, на протяжении долгих лет отдает себя любимой работе, проводя дни и ночи на дежурстве в роддоме КГБУЗ «Уссурийская центральная районная больница». 
 
Объясняя, как это «даже не половину, а почти всю жизнь провести в операционных и ординаторских», Виктор Петрович увлеченно описывает свои занятость и стремление овладеть профессией. Чтобы стать хирургом с большой буквы, брался за всё. За травматологию, акушерство и гинекологию, делал «кесарево сечение»… Всего не перечислишь. Сегодня таких специалистов, как говорится, днём с огнём не сыщешь.
                                        
- Количество операций… В молодости мы их набирали, - делится заведующий отделением. - Чем больше сделал, тем опытнее стал в техническом плане. А потом, когда уже стал старше, я начал делать большие операции, и, конечно, все эти аппендициты, грыжи ушли на второй план. Зрелость хирурга определяется с какого-то момента не количеством оперативных вмешательств, а их качеством и объемом. Чем больше объем вмешательства, например, резекция желудка, ваготомия, холецистэктомия, тем хирург становится более зрелым. Вот в чем дело.
 
Учиться всю жизнь
 
С освоением этой, по ювелирному точной, медицинской науки Виктор Егоров старался не упускать время для повышения своей квалификации. Без учёбы — это аксиома — врач, как профессионал, просто не сможет развиваться. Поэтому любую свободную минуту он всегда тратил на самосовершенствование.
 
- Если раньше в желудочной хирургии появление проблем в основном старались объяснять «нервной теорией», - объясняет врач, - из-за ненужных расстройств нарушалось слизеобразование, то сегодня заболевания желудка больше списывают на появление хеликобактера. Меняются теории, меняется и технология операций. Когда-то в Советском Союзе, делая ваготомию при язвенных кровотечениях двенадцатиперстной кишки, мы основывались на решениях медицинских съездов, конгрессов. Впоследствии, к счастью, пришло понимание, что нужны, органосберегающие операции, желудок надо оставлять, оперируя по минимуму — ушить, усечь и оставить организм целым.
 
Так же и в лечении грыжи: раньше делали сечение, искали способы, как зашить грыжевое отверстие, чтобы не случилось рецидива, но уже в девяностых годах освоили пластику, придумали полипропиленовую сетку, которая в процессе заживления обрастает сосудами.
 
Новые технологии пришли и в желчную хирургию. К примеру, камень застрял в холедохе большого доуденального сосочка — приходилось вскрывать живот, затем желудок, двенадцатиперстную кишку, пробираться к папилле, разрезать сам холедох и только после этого доставать камень. Это большая объемная операция, которая всегда заканчивалась дренированием, медленным выздоровлением, всяческими осложнениями. А сегодня с помощью фиброскопа мы спокойно и малоинвазивно подходим к папилле, рассекаем её, и камень сам выскакивает. Всё. Пациент с мочекаменной болезнью, можно сказать, излечён.
 
Здорово шагнула вперед онкология. Новые технологии дали возможность оперировать на толстой кишке с помощью сшивающих аппаратов, что значительно легче переносит пациент. Аналогичные технологии применяют и в желудочной хирургии.
 
Теория без практики мертва
 
После столь подробного рассказа логично было бы предположить, что все эти годы интерес к профессии у Виктора Егорова не пропадает, в том числе и из-за тяги к повышению квалификации и постоянному обучению. В молодости, чтобы подтвердить умение делать ту или иную операцию, хирург многократно проводил ушивание прободной язвы. На длительной стажировке в Новокузнецке вновь и вновь постигал топографическую анатомию, много работал в моргах.
 
- Такой молодой специалист мог за какие-то четыре месяца освоить практическую хирургию. А потом уже технология обучения интернов поменялась. Сейчас больше времени отдается теоретическим знаниям, - делится врач, - а практикой занимаются меньше. Когда-то молодой интерн способен был за год научиться оперировать аппендициты, ушивать язвы, делать ампутацию. После он уже спокойно мог практиковать или даже пойти служить врачом на подводную лодку. А в сегодняшних интернах, которые приходят к нам из больших клиник, я не уверен. Их надо переучивать. К тому же в советское время нам давалась возможность изучать все болезни. Сертификат с определенной специализацией иметь было не нужно, поэтому те хирурги были на вес золота. Они могли оперировать в гинекологии, травматологии, онкологии…
 
Виктор Петрович убежден - интернатуру необходимо проходить в практическом здравоохранении. При этом как опытный врач легко распознает способности молодых специалистов, приходящих к нему в отделение. Но вот тех, кто задерживается в нём надолго, единицы. Одни считают, что им слишком мало платят, другие не могут смириться с жилищной проблемой. Егоров мудро соглашается, когда говорит о такой неустроенности молодых врачей, но, похоже, полностью поддержать их в этом вопросе не решается. Хорошим хирургом, по его мнению, можно стать, только отдавая всего себя операциям.  
 
- Если артист развлекает публику, то хирург юридически и морально в ответе за жизнь больного. Он отвечает своей совестью, - говорит Виктор Егоров. - Молодые, конечно, считают, что им должны много платить. С одной стороны их можно понять - сегодня жизнь изменилась: растут цены и условия другие. С другой, я сравниваю свою молодость: когда приехал в район, в кабинете у меня был стол, на стене вместо ковра краской нарисовал звезды, сам сбил шкаф из досок. Зато, надо признать, у меня была бесплатная трехкомнатная квартира, хорошая работа, а зарплаты хватало, чтобы набрать еды, что-то другое купить, слетать в отпуск в Москву. А сейчас на современную зарплату молодой врач вряд ли сможет прокормить семью, купить машину, куда-то съездить.
 
Самому Виктору Егорову одновременно уйти в отпуск с супругой удавалось далеко не всегда. У каждого свой плотный рабочий график, оба постоянно пропадали на дежурствах. Но к такому ритму жизни давно привыкли. Жена (Елена Егорова - акушер-гинеколог КГБУЗ «Уссурийская центральная районная больница» - прим. ред.) помогла появиться на свет десяткам младенцев и сама родила двух детей. Сегодня уже сын и дочь Егоровых радуют родителей внуками. Но когда-то и их самих было очень нелегко поставить на ноги, особенно тяжело пришлось семье в девяностые.
 
- Это сейчас они уже взрослые. Один инженер по специальности, другая — экономист. Но мы их по своим стопам не пустили. Они заканчивали как раз в 90-е годы. Представляете, - вспоминает Виктор Петрович, - в семье два врача, зарплату месяцами не выдавали. Вот мы и решили не отпускать их от себя, а выучить в Уссурийске. Так они поступили и закончили нашу сельхозакадемию. Как нам удалось пережить те годы? Кто-то делил власть, имущество, занимался приватизацией, а мы не думали о том, как нам жить завтра. Жили одним днём. Бывало, встанем утром, а на столе всего три картошины. Съели, что было, и пошли на работу.
 
Делать все для спасения жизни
 
Врач отмечает, что всё это время они были, как на войне. Дежурили, не выходя из операционной.
 
- Тогда было много бандитизма, а значит и ранений. Постоянно ведь устраивали передел территории, разборки какие-то, - рассказывает заведующий отделением. - Все бандиты тогда прошли через нашу хирургию. Случалось, что одновременно несколько бригад трудилось на разных операционных столах. Сейчас это редко бывает. В месяц — одно-два ранения. Если привозят людей с нормальными показателями, почти всех спасаем. Вот недавно были у нас пациенты с серьезными ножевыми ранениями. У одного сквозное, по сути, смертельное ранение печени с повреждением нижней полой вены — крупнейшего сосуда организма, который подает кровь к сердцу. Прооперировали, обработали, ушили. Такой больной по всем раскладам должен был умереть, но мы спасли. Другие тоже живы и здоровы.
 
На вопрос задумывался ли он над тем, кто лежит перед ним на операционном столе, Виктор Егоров однозначно отвечает - «нет». Убежден: не дело хирурга разбираться в биографии пациента, его социальной принадлежности или национальности. Главное — сделать все возможное для спасения жизни. Этой редкой сегодня филантропической философии заведующий отделением долгие годы учит своих подопечных.
 
По мнению Егорова сегодня здравоохранение Приморского края значительно выросло. Когда-то на стажировках в других странах он удивлялся уровню медицины. Сегодня многие российские клиники уже обогнали своих зарубежных коллег. Как минимум, в вопросе технического оснащения. В Уссурийске успешно функционирует обновленная городская поликлиника № 2, больница оборудована современными УЗД-аппаратами и отличным компьютерным томографом.
 
- Осталось, - говорит врач, - немного подтянуть урологию и можно догонять краевую больницу. Достаточно расходного материала, медикаментов, прекрасное питание больных, и руководство учреждения делает все для его развития. Здравоохранение в крае и в Уссурийске, в частности, шагнуло вперед. Наша больница (Уссурийская ЦГБ — прим. ред.) в ближайшем будущем догонит Владивосток, Хабаровск, Иркутск.
 
В разговоре с корр. портала VladMedicina.ru Виктор Петрович признаётся, что всерьез уже подумывает о пенсии. В октябре ему исполнится 65. Надеется, что на заслуженном отдыхе у него появится больше свободного времени. Ведь сейчас, чтобы хоть и емко, но с благодарностью ответить на каждую из сотни поздравительных смс-сообщений, заведующему хирургическим отделением понадобится не меньше часа.    
 

 



  Рейтинг: 4.8, Голосов: 46



Поделиться
3024
Личный кабинет