Экстренная и неотложная

3250

Станция скорой медицинской помощи г. ВладивостокаСкорая медицинская помощь Владивостока сегодня переживает нелегкие времена. Проблема кадров, знакомая чуть ли не всем учреждениям здравоохранения Приморья, на станции более заметна. И если в стационаре, где не хватает, к примеру, половины реаниматологов, существует возможность оперативно перераспределить нагрузку между врачами, то в условиях скорой медицинской помощи направить одного врача на два вызова, одновременно поступивших из разных концов города, невозможно. В службе СМП от количества сформированных бригад и исправных автомобилей напрямую зависит время доезда к пациенту.

Заместитель главного врача станции скорой медицинской помощи Владивостока, анестезиолог-реаниматолог Ирина Салахутдинова рассказала корр. портала VladMedicina.ru, как сегодня коллектив учреждения, его руководство и департамент здравоохранения выправляют ситуацию, уменьшив, в частности, неотложную составляющую тяжелой ежедневной работы.

Осознанный выбор

Ирина Юрьевна попала на руководящую должность относительно недавно, осенью прошлого года. Перед этим она успела изучить специальность врача скорой помощи досконально — в 2002 году (в 1998 году во время учебы в ВГМУ начала работать в бригаде медицинской сестрой, затем фельдшером) пришла на станцию в интернатуру по скорой медицинской помощи. Затем окончила ординатуру по специальности анестезиолога-реаниматолога и сотни раз побывала на вызовах. В самые тяжелые годы приходилось штурмовать верхние этажи домов пешком, когда свет отключали часто и надолго, и лифты не работали. Бригады в большинстве своем были недоукомплектованы, и таскать тяжелый металлический чемоданчик с медикаментами приходилось в одиночку.

- Да и пациенты были другие, а город – более криминализированным, - вспоминает Ирина Юрьевна. - И это напрямую сказывалось на характере вызовов. В начале случались периоды, когда на дежурство выходили всего 24 бригады. В среднем у меня получалось более 20 вызовов в сутки, некоторые коллеги делали и по 30 поездок. Но мы были совсем молодые и не роптали. Трудились сутки через сутки, минимум 11 смен. Приходили на голый оклад, но я понимала, что если отработаю, к примеру, 12 дежурств, то получу такую же зарплату, как и опытный врач, который появляется на станции сутки через трое. Так было всегда в нашей профессии, но я шла зарабатывать, поскольку осознавала, что мне никто ничего не просто так не даст. Если денег не хватало, дополнительно дежурила в стационаре.

Большая разница

Сегодня на станции приходящим врачам предлагается график «сутки через трое». Анализируя работу коллектива, администрация пришла к выводу: исходя из объема финансирования, примерно на 176 тысяч вызовов в год, оптимально иметь 33 дежурных бригады. Мы взяли для примера несколько графиков почасовой работы учреждения в будни, в зимние — самые тяжелые дни — и в праздники.

- Это и есть реальное количество вызовов, - поясняет Ирина Салахутдинова. - Здесь указаны и экстренные, и неотложные. Но последние мы отдаем в поликлинику с 8:00 и до 18:00. Так и должно быть. Зачем бригаде нестись к пациенту, у которого остеохондроз? Такой вызов вполне может выполнить поликлиника, имея в своем составе неотложную службу. Мы лучше вовремя приедем к человеку с кровотечением или тяжелой травмой, отвезем в роддом роженицу.

Вечером становится сложнее, больше раздается звонков, поликлиника закрывается и «неотложку» у нас не забирают. Так что при активной работе наших коллег в поликлиниках количество вызовов, например, по гипертонической болезни должно уменьшиться, что мы и наблюдаем в сравнении с предыдущими периодами. Меньше должно становиться случаев гриппа и пневмонии, если, по опыту регионов, вакцинацию начинать в августе и сентябре. Таким образом, пойдет перераспределение средств.

Для чего пациенту с гипертонической болезнью, которому требуется подобрать медикаментозную терапию, лежать в круглосуточном стационаре?! Ему необходимо в дневной — полежать под капельницей и уйти домой. А это значительно дешевле, и бюджетных средств расходуется меньше. Поэтому я не совсем понимаю, когда кто-то предлагает держать по 60 бригад. Чем они будут заниматься? А ведь всем им нужно платить зарплату. Давайте посчитаем. Экстренная помощь по программе госгарантий компенсируется по ставке 2 490 рублей за вызов, а за неотложную дают всего 640.

Кадровый голод

Ирина Юрьевна переживает: негативный фон, который создали многие краевые средства массовой информации, плохо сказывается на работе учреждения. Станции сегодня необходимы пять анестезиологов-реаниматологов и шесть педиатров. Но пока не находится желающих занять вакантные места, несмотря на вполне разумный график работы «сутки через трое» и зарплату от 40 тысяч рублей на ставку. Найти людей обязательно нужно к сентябрю, когда у врачей начнется плановая учеба с отрывом от производства, а многие уйдут в отпуск.

- Пока можем искать будущих специалистов в университете и медицинских колледжах. Но время сильно изменилось, в медицине остается мало людей, - констатирует заместитель главного врача Владивостокской СМП. - Если, допустим, приглашать специалистов из других городов края, главной проблемой станет поиск квартиры. Рассматривали возможность запустить программу компенсации жилья иногородним, но это можно реализовать за счет внебюджетных средств, которых у скорой почти нет. Мы способны заработать на обеспечении спортивных мероприятий, но это копейки. Поменялась и система выпуска врачей. После вуза они идут в первичное амбулаторное звено терапевтами. Три года проведут там, затем потребуется обучение в ординатуре по скорой медицинской помощи в течение двух лет.

Сегодня единственный, правда, совсем не скорый выход из ситуации для пополнения врачебными кадрами — ожидание «целевиков». Работа в этом направлении ведется активно, но это вклад в завтрашний день, а специалисты нужны сегодня. Нет для медицинских работников в краевом центре и жилищных программ, подобных «Земскому доктору». Так, взвесив все «за» и «против», на Камчатку, Сахалин, в Магаданскую область в предыдущие годы переехали работать многие специалисты Владивостокской станции скорой помощи.

Неразрывная связь

При всех существующих проблемах учреждение старается развивать систему связи с врачами. Сегодня каждая бригада оснащена планшетом, на котором установлена специализированная программа обработки вызовов «ИСТОК-М». На каждом устройстве можно увидеть сообщение о новом вызове к пациенту, программа автоматически прокладывает маршрут на карте города, врач в ней же заполняет данные о пациенте и может добавить, например, в карточку фрагмент кардиограммы или другой важной информации.

- В будущем, когда рабочие места доступа будут находиться во всех медучреждениях, мы сможем оперативно, не теряя времени, передавать информацию о диагнозе и состоянии пациента, находясь еще на пути к больнице, - прогнозирует Ирина Салахутдинова, - Это значительно улучшит качество преемственности между бригадами скорой помощи и стационарами.

Также по договору с одним из сотовых операторов мы создали внутреннюю трехзначную связь. У каждого врача есть рабочий телефон, и дозвониться до него можно без проблем. Раньше в моей практике были случаи, когда я не могла выйти на связь с оперативным отделом — в районе улицы Сипягина на Эгершельде наша рация просто не работала. Приходилось ехать в определенное место за Казанский мост.

Сегодня вследствие острой нехватки анестезиологов-реаниматологов выходить на дежурство приходится не только простым врачам, но и руководству скорой. По графику работает и Ирина Юрьевна. В обычные дни, когда занимается непосредственно административной работой, домой раньше восьми вечера не уходит. Смеется: сначала думала, что на новой должности свободного времени будет больше…

- Официально, конечно, рабочий день гораздо короче, но я не могу себе позволить уйти рано, - говорит Ирина Салахутдинова. - Раз уж пошла на это повышение, значит, будь любезна - сядь и работай. А теперь и не скажешь, что устала — самой будет стыдно.



  Рейтинг: 4, Голосов: 22



Поделиться
3250
Личный кабинет