Новая жизнь четвертой городской больницы

4981

Пережив изрядно сложные времена, КГБУЗ «Владивостокская клиническая больница № 4» смогла оправиться и преодолеть многолетние проблемы. Сегодня медучреждение разительно отличается от того, каким оно было еще несколько лет назад. Четвертая больница теперь оказывает самые современные виды медицинской помощи. Пусть впереди еще много нерешенных задач, но уже сделано очень много. Это отметили во время визита в больницу в ноябре и вице-губернатор Павел Серебряков с директором департамента здравоохранения Приморского края Андреем Кузьминым.

Главный врач ЛПУ к.м.н. Даниил Яровенко рассказал корр. портала VladMedicina.ru о проведенных преобразованиях, деятельности по реализации распоряжений кураторов и личных методах работы с позиций своего реаниматологического опыта. 

Старт от градоначальника

– Даниил Евгеньевич, за последние несколько лет при вашем участии больница претерпела масштабные преобразования. Как все начиналось?

– Запланировано это было не мной, а еще моим предшественником Олегом Юрьевичем Бубновым. В 2010 году он пригласил меня сюда на должность врача-реаниматолога. Вскоре мне предложили должность заведующего реанимацией, которую предстояло создать почти с нуля. Понимал, что работа предстоит непростая, и лавры никто не обещает.

Тогда и репутация, и состояние учреждения были далеко не самыми лучшими. Пять лет назад больница выглядела совершенно иначе. Какой она была снаружи, такой была и внутри. Последний ремонт проводился еще в 80-х годах. Планировка была совершенно непродуманной, все это делало учреждение очень неприглядным и усложняло работу медперсоналу. Достаточно увидеть фотографии тех времен, чтобы понять, что здесь происходило. Но доктора в этом не виноваты – просто не было возможности, денег и средств.

– Но работа пошла – значит, средства появились. Откуда они были выделены?

– Первые деньги на ремонт тогда выделил город, который в то время являлся собственником. Игорь Пушкарев был первым градоначальником, который обратил внимание на больницу и вложил в нее средства. Чувствовалось, что его это по-настоящему интересовало. В 2012 году мы перешли в собственность края, и тот старт, который получили, будучи «городскими», постарались продолжить и дальше. Конечно, преобразование учреждения напрямую зависело от его финансового положения. Программа модернизации, которая прошла по всей стране, коснулась и нас. В ходе нее было сделано немало. Это касается и оборудования, и ремонта, и многого другого. Если пройти по больнице, то все хорошо видно.

Реанимация с нуля

– Изменения начались с реанимационного отделения. Почему его пришлось создавать?

– Реанимационная помощь здесь оказывалась и раньше. Тогда в больнице было лишь две палаты интенсивной терапии – в кардиологическом и хирургическом отделениях, никак не связанных между собой логистически и территориально. К тому же практически отсутствовало организационное взаимодействие между сотрудниками. Реаниматологи в палатах интенсивной терапии «варились в собственном соку», необходимо было наладить круглосуточную работу не одного специалиста, а группы докторов. Проблемы были и с оснащенностью оборудованием. Весь персонал осознавал необходимость перемен.

– Как происходил процесс создания отделения?

– На перекрестке корпусов больницы было выделено место, где мы создали поливалентную реанимацию на 12 коек. Для медучреждения с такой экстренностью операционные и реанимации – это сердце, потому что любая больница подобного плана должна иметь возможность оказывать помощь даже самым тяжелым пациентам в круглосуточном режиме. Сейчас реанимационное отделение находится именно там, где и должно быть.

В нем располагаются четыре трехместных палаты. Оснащены они иначе, чем другие: здесь стоят функциональные кровати с возможностью взвешивания, рядом с каждой – аппараты искусственной вентиляции легких, кардиомониторы, инфузионные насосы. Когда реанимация только была создана, во всей больнице был всего один аппарат искусственной вентиляции легких. Сейчас, чтобы сделать рентгенологическое исследование «тяжелому» пациенту, его не нужно никуда перемещать – портативный аппарат находится здесь же. Таких в больнице два, этого хватает на наши основные потребности. В отделении также есть и боксированная палата с санузлом для больных, нуждающихся в изоляции – например, инфекционно опасных.

– Удалось ли наладить взаимодействие между службами?

– Да, создав единую реанимацию, мы сделали по-настоящему едиными и службы анестезиологии, реанимации, интенсивной терапии, аналгезии. В кабинет анестезиологов-реаниматологов приходят доктора из других отделений, где наблюдают за своими «тяжелыми» пациентами. На мониторы компьютеров выводится информация из всех реанимационных палат.

Помимо этого, мы организовали оптимальный режим работы сотрудников реанимации, которые практически живут с пациентами 24 часа в сутки, но медсестры здесь совсем не имели возможности отдохнуть. Именно поэтому мы построили работу по принципу – сколько палат, столько и сестер. В ночное время две из них отдыхают, а две работают. В отделении есть душевая для медперсонала. Пост, сестринская и процедурная находятся рядом друг с другом, и посетителям нет нужды искать эти кабинеты по коридорам.  

Сейчас реанимационное отделение может выполнять самые современные задачи. Конечно, с нынешними технологиями строительства и отделки сейчас бы было всё по-другому. Но тогда, я считаю, у нас получилось хорошо – учитывая довольно скромные средства, которыми мы располагали. 

Финансовые вливания и оптимальные решения

– Даниил Евгеньевич, наряду с реанимацией, практически сразу было переделано и приемное отделение. Расскажите, каким оно стало.

– Приемное отделение перекроено полностью. Если раньше оно было похоже на каземат без окон и дверей, с маленькими комнатушками, то теперь выглядит совершенно по-другому. Сразу на входе за стеклом располагается диспетчерская, через стенку от нее – сестринская, дальше – процедурная и зал экстренного осмотра. Если скорая помощь доставила больного в тяжелом состоянии, то его не нужно перевозить по этажам, помощь ему начнут оказывать практически с порога больницы. Помещения сообщаются между собой через внутренние двери, благодаря чему сотрудникам нет нужды выходить в общий коридор. Медперсонал всегда в кабинетах(поскольку там же оборудовано и место отдыха) – пациентам не нужно их искать по коридорам учреждения.

– Какие еще изменения произошли в учреждении?

– На средства по программе модернизации мы провели ремонт в общей сложности на 55 млн рублей. Была сделана перепланировка больницы, где-то появились новые стены, где-то – окна. В каждом отделении пост и сестринский пункт располагаются рядом – для удобства работников и больных. Мы учли все детали, и теперь можно сказать, что помещения используются наиболее оптимальным образом. Кроме того, по всей больнице были проведены масштабные отделочные работы. В приемном, гинекологическом и хирургическом отделениях стены оббиты специальным композитным пластиком с антибактериальным напылением, который не позволяет бактериям размножаться и жить на поверхности. Материалами с антибактериальными свойствами отделаны и полы, и плинтусы, и отбойники.

Около 150 млн рублей мы потратили на закупку оборудования. Это аппараты в реанимации, мониторы и центральная станция мониторирования, компьютерный учет в приемном отделении. Для нужд других отделений мы приобрели десятки единиц современной медицинской техники: приборы для измерения суточного давления, аппараты ЭКГ, мониторы и пульсоксиметры, эндоскопическое оборудование. Серьезные вложения произвели в блок физиотерапии, а также реабилитации. В палаты хирургического отделения закупили специальные медицинские кровати на колесах. В случае необходимости пациента можно просто выкатить и доставить куда нужно.

Указано – будет сделано!

– Месяц назад в вашем учреждении побывали вице-губернатор Павел Серебряков и директор департамента здравоохранения Приморского края Андрей Кузьмин. Среди прочего, вице-губернатор распорядился проработать вопрос по увеличению часов приема пациентов в лабораторииСделано ли что-нибудь в этом направлении?

– Мы четко понимаем, чего хочет вице-губернатор – качественной и доступной помощи для пациентов. Процедурный кабинет в поликлинике работает с 8 до 10 часов, и этого мало. Работающим людям сложно попасть в такой график.

Поручение Павла Юрьевича мы выполнили и график работы кабинета изменили, теперь он работает с 8 до 12 часов. Но есть такое понятие, как доаналитический этап при выполнении любого анализа. И его необходимо соблюсти для достоверности результата. Кроме того, существует определенное условие, по которому пациент может сдать кровь – это воздержание от пищи перед процедурой. В противном случае анализ будет сопровождаться неправильными выводами и, соответственно, зря потраченными, при этом и так скромными, ресурсами учреждения. В этом главная сложность.

Доаналитический этап мы отменить никак не можем. Но тех людей, кто приходит позже приемного времени и соответствует критериям для взятия крови (воздержание от пищи и назначение от лечащего врача), мы пока принимаем в индивидуальном порядке. Прийти с улицы и сделать анализ по собственной инициативе, без назначения врача, можно только за плату, но, опять же, заведомо воздерживаясь от приема пищи.

Думаю, такая проблема есть не только у нас. Мы должны донести пациентам, при каких условиях они могут пройти бесплатное исследование.

Мультидисциплинарность как залог успешной работы

– Даниил Евгеньевич, вы ведь осознавали всю сложность и ответственность предстоящей работы, когда пришли сюда. Как смогли решиться на этот шаг?  

– Риски есть в любом деле. Но мне это было интересно. В 2013 году я стал главным врачом. Считаю, что очень важно, когда руководитель прошел все ступени работы в своем учреждении.  В принципе, я эту работу знаю на каждом этапе – от санитарского труда до заведования отделением и деятельности начмеда. Главный врач – явление иногда временное, а твоя профессия с тобой навсегда. Я никогда не старался искать местечка потеплее. Поэтому, когда мне предложили осуществить этот проект, я захотел за него взяться. И хочу подчеркнуть, что, хоть я и курировал всю эту работу, наши сегодняшние достижения – результаты коллективного труда.

– Как опыт врача-реаниматолога повлиял на вашу работу в должности руководителя больницы?

– Реаниматолог – это тот  человек, который занимается критическими состояниями тогда, когда все схемы перестают работать. Он всегда  на стыке специальностей. В экстренном состоянии может поступить неврологический, кардиологический, хирургический больной. И для реаниматолога хороший профессиональный навык – это мультидисциплинарность, он должен быть определенным образом компетентен в разных медицинских областях. И когда ты, как врач, с самого начала учился взаимодействовать с различными специальностями, тебе гораздо проще. Лично у меня, благодаря этому опыту,  нет трудностей в понимании лечебного процесса.

– А как повлияло то, что вы начинали с должности обычного врача, на ваши отношения с коллективом? 

– Я могу сказать, что ощущаю уважение подчиненных. Везде бывает по-разному, и не может руководитель устраивать всех. Но моя деятельность здесь довольно бесхитростна и открыта. Я поступаю так сознательно, хотя зачастую понимаю, что это не совсем эффективно в управлении. Но мы работаем в медицине – а здесь всё держится на людях, и руководитель просто не может быть безликим эффективным менеджером.



  Рейтинг: 4.11, Голосов: 38



Поделиться
4981
Личный кабинет