Приморье вступает в эру таргетной терапии

6226

В настоящее время пациенты имеет полное право получить квоту на высокотехнологичную онкологическую помощь от государства. Причем уже нет необходимости направлять их в центральные базы, находящиеся в Москве и Новосибирске. На федеральные учреждения, работающие в Приморье, с начала января Минздрав России выделит более двух тысяч специализированных квот. И это даст реальный шанс на жизнь тысячам раковым пациентам нашего региона. Здесь нет необходимости «изобретать велосипед». Технология пришла из Запада, где благодаря ее успешному применению, онкологические больные живут значительно дольше.

У каждого рака – свой характер

Для начала поясним, что же из себя представляют химиотерапия и таргетная терапия по отдельности. Химиотерапия – это лечение на основе цитастатиков, т.е. лекарств, убивающих все делящиеся клетки. А таргетная терапия среди всех этих делящихся клеток выделяет их определенные группы, иными словами, таргетные препараты нацелены на уничтожение конкретных опухолевых клеток и тканей. 

- Химиотерапия и таргетная терапия – это разные направления лечения онкологических заболеваний, и если первая является «классикой» противораковой терапии, то вторая – это новая прогрессивная технология, появившаяся в последнее десятилетие и с успехом применяющаяся в онкологии объясняет врач-онколог, к.м.н. Грант Гулян. - И наибольший эффект достигается именно при использовании комбинированного варианта химио- и таргетной терапии, благодаря чему люди стали жить гораздо дольше, чем при применении стандартной «химии». При этом существенно улучшилось качество их жизни. Дело в том, что цитостатики очень опасны и вредны, их, как и радиацию, можно получать только в определенных дозах. Человек может умереть именно от химиотерапии, т.к. рано или поздно число клеток просто иссякает, они все погибают. Таргетная же терапия хороша тем, что она уничтожает только выбранные группы клеток с минимальной степенью воздействия на здоровые. К примеру, в США некоторые  больные, получавшие таргетную терапию, переживают уже второе десятилетие.

Грант Гулян акцентирует, что по большому счету, самый главный вопрос и для врача-онколога, и для пациента – о каком характере злокачественного новообразования идет речь. И здесь нет места формальному, непрофессиональному подходу. Пациент, у которого еще нет метастазов, но которые могут появиться – это главный клиент профильного специалиста.

- Условно раки можно разделить на два типа – метастатические и местнодеструирующе, - делает необходимое пояснение Грант Самсонович. – Самое важное, что последние не могут кровотоком распространяться в другие органы, потому что их рецепторная система не позволяет им закрепиться в других тканях. Проще говоря, они не могут давать метастазов. Когда же мутация затрагивает «хоуминг-систему», то раковые клетки получают возможность распространяться и закрепляться в любом месте организма, т.е. включается механизм метастазирования. Опять же условно можно разделить опухоли на метастатические и неметастатические в соотношении 50 на 50. Конечно, в разных нозологиях процент разный. И характер мутаций также очень разный. Но сегодня правильная диагностика позволяет определить, какие именно таргетные препараты нужны, с каким прогнозом. А таргетному воздействию поддаются практически все раки – толстого кишечника, прямой кишки, молочных желез, легких, яичников, почек, головного мозга…

Иголка в стоге сена

По словам Гранта Гуляна, когда приходит пациент с IV стадией рака, который дал метастазы, ему назначают по максимуму и химио- и лучевую, и таргетную терапию, и, если требуется, оперативное вмешательство.   

- С таким больным все понятно, здесь вопрос не совсем актуален, - замечает врач-онколог. - Актуальность возникает тогда, когда человека прооперировали на ранней стадии, ему сделали иммунно- гистохимию, гистологию, ДНК-типирование, изучили рецепторный аппарат, мутировавшие гены. Результаты обследования попадают к врачу. Он обязан собрать анамнез, жалобы и понять насколько агрессивно вела, и, возможно, будет вести себя опухоль. Крайне редко бывает, что у человека не было вообще никаких симптомов. Так или иначе, человек худеет, у него скачет температура, его тошнит, и пр. Т.е. необходимо понять, насколько агрессивно вело себя злокачественное новообразование до клинического проявления. Обычные, неметастические опухоли развиваются, как правило, медленно и ведут себя достаточно скрытно. Активные же, опухоли, влияющие на внутренние органы, с большой вероятностью относятся к метастатическим.

Как подчеркивает врач-онколог, сегодня можно успешно «посмотреть» на иммуногистохимию, выявить морфологическую структуру, и, самое главное, обратить внимание на ДНК – секвенацию.

- Это такая современная «фишка», позволяющая увидеть генную структуру злокачественного новообразования, - уточняет Грант Самсонович. – Самых разных генов в каждом из нас – огромное количество, и искать нужные – то же самое, что находить иголку в стоге сена. Но если ты знаешь, где искать, непременно найдешь. Многие методы стали доступны и во Владивостоке. Поэтому, выявив у человека рак, специалист должен понять, какой фактор онкологии преимуществует. Если у пациента метастатический рак на II-III стадиях, это совсем не значит, что он через полгода-год умрет. Важно выявить группу онкологических больных, кому действительно требуется комплексная и таргетная терапия. Это огромный шанс для пациентов не только продлить жизнь, но и улучшить ее качество.

Судите сами – за сутки через кубический сантиметр злокачественного образования проходит вся кровь организма. И если у раковых клеток нарушен рецепторный аппарат, отвечающий за размещение конкретной клетки в организме («хоуминг система»), то этим клеткам мало что мешает распространяться по организму.  И мутированные клетки очень быстро «цепляются» за другие органы и ткани. Опухоль можно убрать, но спустя полгода проявятся клинически значимые метастазы в другие органы, и это может убить человека. Ему назначают, опять же химиотерапию, гормональную терапию, а сегодня еще и таргетную терапию – революционный шаг в лечении раковых опухолей, которые могут значительно продлить жизнь таким пациентам. Повторюсь, в настоящее время крайне важно, чтобы врачи-онкологи назначили своевременное лечение. Конечно, если это I-II стадии с благоприятным прогнозом, в квоте вам, скорее всего, откажут.

Как не упустить шанс

Стоит особо отметить, что большое преимущество, которое появилось у врачей-онкологов Приморского края – назначать как раз комбинированную химио- и таргеттерапию онкологическим больным.

- В следующем году государство выделяет просто огромное количество квот, - подчеркивает Грант Гулян. – И если мы раньше экономили, то сейчас многие нуждающиеся больные могут получить современное и своевременное лечение. Причем  10% таких пациентов – из других областей и краев Дальневосточного федерального округа. И мы сможем обеспечить их необходимыми таргетными препаратами. До этого нам давали квоты федерального бюджета, сейчас их предоставляют и за счет средств фонда ОМС.

При этом эксперт констатирует, что таргетная терапия реально спасает человеческие жизни. А курс лечения стоит от 150 тыс. рублей  до 350 тыс. рублей и более. Таких курсов может понадобиться и 10!. Необходимые мощности и ресурсы, которые есть на сегодняшний день и успешно применяются, находятся в Медцентре ДВФУ.

Сам Грант Гулян ведет приём в трех местах – Медцентре ДВФУ, ДВОМЦ ФМБА России и клинике «Примамед».

- Медцентр ДВФУ вообще создан с большим запасом, - поясняет Грант Гулян. – Он сделан по западному образцу и обладает достаточной степенью мобильности. Пациент, который хочет жить – должен, просто обязан туда попасть. Посмотрите, почитайте, проявите активность и настойчивость. Вы должны быть упрямы и настойчивым в интересах своего здоровья и своих близких. У нас ведь как – человек пришел к онкологу, тот говорит, что все в порядке. Через полгода приходит снова, а уже поздно… Такого быть не должно. Поэтому и онкологи, занимающиеся таргетной терапией, должны сами «разруливать» пациентов. Когда, к примеру, квоты заканчиваются в одном учреждении, я больных перенаправляю в другое. Это выгодно и ЛПУ, и мне, как онкологу, чтобы пациенты не «повисали». По большому счету, все метастатические раки могут служить основанием для положенной по закону квоты на ВМП.

От редакции: поликлиника Медцентра ДВФУ, как и само федеральное учреждение, построено на деньги налогоплательщиков. Т.е. на наши с вами.  Вы в рамках действующей Конституции и законодательных актов имеете полное право  просить направить вас или вашего родственника туда, где вы получите качественную и доступную помощь в рамках системы госгарантий и по самым современным стандартам.



  Рейтинг: 4.91, Голосов: 56



Поделиться
6226
Личный кабинет