Дарья Щербатых: Порой пациента нужно просто успокоить

6466

КГБУЗ «Владивостокская поликлиника №1» делает ставку на молодых специалистов. Во-первых, им передают знания их опытные коллеги, во-вторых, молодежь охотно изучает и внедряет в практику все новое. Невролог Дарья Щербатых, во многом, вобрала в себя лучшие качества и молодых, и опытных врачей. Она уверена, что лечить нужно не только лекарствами, но и грамотной беседой с больным, существенно снижая психологическую составляющую болезни.

неврологияНеврология — это интересно!

- Дарья Романовна, неврология — осознанный выбор?

– Эндокринология,  офтальмология и неврология показались мне более интересными, чем хирургия и терапия. В итоге остановилась на неврологии и начала готовиться к этой специализации уже с пятого курса. После поступления в интернатуру заключила договор с КГБУЗ «Владивостокская поликлиника №1», чтобы прийти сюда после учебы. Обучала меня опытный невролог Юлия Александровна Толмачева, вместе с ней я присутствовала на приеме больных, потом мне доверили вести их самостоятельно. И когда я пришла в поликлинику на постоянную работу, имела за плечами не только теоретические, но и практические знания.

- Неврология — динамично развивающаяся специальность, в которой постоянно происходит что-то новое. Удается следить за последними тенденциями?

- Я участвую во всех научных конференциях по неврологии, которые проводятся во Владивостоке. Посещала оба тематических конгресса, проходивших в ТГМУ в сентябре этого года. В свободное от работы время стараюсь изучать новинки литературы по своей специальности, консультируюсь с коллегами - опытные неврологи всегда помогут советом.

- Возвращаясь к тому же конгрессу, посвященному лечению пациентов с расстройствами движения, как быть специалисту в поликлинике, чтобы распознать такой непростой диагноз?

- Я всегда ориентируюсь на жалобы пациента или клиническое проявление болезни. А в случае сомнений в постановке диагноза, направляю его в Центр экстрапирамидных расстройств, где могут не только подтвердить диагноз, но и подробно распишут лечение либо направят больного в стационар. После обследования в Центре пациенты возвращаются в поликлинику и продолжают лечение.

Когда мода во вред

- С какими заболеваниями вы чаще всего сталкиваетесь в работе?

- Чаще всего встречается дорсопатия — заболевания позвоночника. Это связано, во многом, с сидячей работой и отсутствием адекватных физических нагрузок. В советские времена после трудового дня многие посещали спортивные секции, а сейчас человек с утра до позднего вечера проводит на работе, приходит домой - ложится спать или садится у телевизора. Некоторые на мой вопрос: «Ведете ли вы активный образ жизни?» отвечают, что иногда выезжают на рыбалку. Но сидеть с удочкой на берегу — это не двигательная активность.

- Открываешь любую социальную сеть и фотографий красивых тел не счесть.

- Да, сейчас в моде культ тела. Но многие занимаются тяжелой атлетикой в одиночку, без тренера. Итог  — травма позвоночника. У меня есть пациенты, которые уже в двадцатилетнем возрасте по нескольку межпозвоночных грыж. Правда, в нашей поликлинике созданы все условия для реабилитации, есть отделение восстановительного лечения, дневной стационар.

- Что может увидеть невролог в амбулаторных условиях, и что он может сделать для пациента? С кем из опытных коллег советуетесь в сложных ситуациях?

- Я полагаюсь на свою интуицию, на неврологическую симптоматику, жалобы пациента и результаты его обследования. Каждый врач видит заболевание пациента по-разному, но это не значит, что специалист назначает неправильное лечение. Я считаю неприемлемым, когда больной приходит на прием, а врач говорит ему, что назначенное ранее лечение неверно. Всегда нужно выяснить, каких целей хотел добиться твой коллега, на что направлены его действия.

Я в большей степени придерживаюсь стандартов, нового от себя не добавляю, тем более, если это противоречит основному диагнозу. И если пациент приходит с многочисленными жалобами, то стараюсь начинать с того заболевания, которое беспокоит человека больше всего. Сначала нужно купировать острые состояния, а потом выстраивать дальнейшую тактику. В некоторых случаях стараюсь советоваться с профессором кафедры неврологии и нейрохирургии ТГМУ Павлом Павловичем Калинским и главным внештатным неврологом Приморского края Дмитрием Вениаминовичем Новиковым.

- То, что вы сейчас назвали интуицией, не иначе как клиническое мышление. Помните, как оно у вас формировалось?

- На втором-третьем курсах я работала санитаркой, потом медсестрой в неврологическом отделении. Затем в Преображенской участковой больнице, где ты - единственный дежурный врач. Проработав в медицине определенное время, уже даже по тому, как пациент заходит в кабинет и как себя держит, можно понять, что его беспокоит. Но, конечно, полагаться только на интуицию не стоит, ведь за обычным остеохондрозом могут скрываться очень тяжелые патологии — опухоли, метастазы, туберкулез.

А поговорить?

- Может, пациентам как раз и не хватает общения с доктором?

- Из-за загруженности многие врачи перестали обращать внимание на самого пациента. Но не всегда болезнь требует применения каких-то препаратов. Некоторых пациентов нужно просто успокоить, что ничего страшного с ними не произошло. Что-то изменилось в теле с возрастом, с какими-то заболеваниями нужно просто продолжать жить, что есть периоды обострения и ремиссии, и тогда люди чувствуют себя гораздо лучше. И часть необоснованных жалоб на собственное здоровье проходит. Такого, что «все болит, и никто меня не лечит», уже нет.

- Пациента тоже можно понять — его боль всегда самая больная, требующая повышенного внимания. Как удержать свои эмоции под контролем?

- Я по натуре спокойный человек, что помогает в работе. Всегда приведу пациенту необходимые факты. Но для этого нужно дать человеку выговориться, внимательно его выслушать. Когда он видит, что ты искренне заинтересован в его проблеме, то проникается к тебе доверием и успокаивается. Тем более, я выросла в многодетной семье, поэтому знаю, как вести себя в конфликтных ситуациях.

Важно объяснить пациенту, что в его заболевании в данный момент нет ничего страшного и непоправимого. Например, я каждый месяц вижу более двухсот пациентов с заболеваниями позвоночника, а у конкретного человека оно проявилось впервые. Нужно подобрать правильные слова, успокоить. И после проведенного лечения пациент будет себя чувствовать гораздо лучше.

Больного нужно понять и простить

- Чаще всего у пациентов так и не складывается приверженность к лечению, как вам удается этого добиваться?

- Я стараюсь не назначать много лекарств одновременно. И прошу пациентов вести дневник приема препаратов, чтобы оценить их действие. Бывает, люди забывают о том, что именно принимали, а при повторном приеме лекарств жалуются, что они им не помогли, что симптомы заболевания остались прежними. При этом, как выясняется, они стали лучше спать, их реже беспокоят головные боли, меньше головокружение... В этом случае я прописываю им схожие или дополнительные препараты, и через некоторое время люди чувствуют себя гораздо лучше.

- Получается, правильно говорят ваши опытные коллеги — выбрал одного врача — доверяй ему.

- Я не вижу необходимости менять одного врача на другого, не закончив назначенного курса лечения. Препаратов в неврологии не так уж много, и чаще всего другой доктор просто является приверженцем других препаратов,  аналогичных по действию.

- Может ли врач помочь сэкономить пациенту на лекарствах, ведь многие  стоят дорого только из-за упаковки.

- Дешевые лекарства не всегда бывают действенными, поэтому нужно выбирать золотую середину. Есть производители, препараты которых соотносятся по цене/качеству. Сейчас выпускается такое количество дженериков, что уследить за всеми невозможно, и многие врачи просто не знают обо всех. Но когда пациент дает мне упаковку, то сразу можно определить, что это за лекарство, по его международному названию.

- А есть ли в неврологии эффект плацебо?

- Определенный есть, но он неприменим для каждого заболевания. Если у пациента, к примеру, есть механическое повреждение нерва, когда корешок сдавливается грыжей, то эффект плацебо никак не повлияет на его самочувствие.

Госмедицина повернулась к пациенту и врачу лицом

- Замечаете ли вы положительные изменения в государственном здравоохранении?

- Доступность помощи для пациентов существенно выросла. Некоторые дорогостоящие обследования, высокотехнологичную помощь можно получить бесплатно. Почти все анализы в нашей поликлинике доступны по полису ОМС. И даже если пациент хочет прийти ко мне на платный прием, то я спрошу у него, почему он так решил. Не всегда это происходит от избытка денежных средств или нежелания стоять в очереди. Иногда ему просто не удалось записаться. А если кто-то пришел оформлять инвалидность, я постараюсь принять его вне очереди.

- А для себя, как для врача?

- Департамент здравоохранения и главные врачи стараются создавать условия для привлечения в медицину молодых специалистов, только не все хотят этого замечать. В первый год моей работы в нашей поликлинике я получала денежную надбавку, чтобы могла получать достойную заработную плату, не имея достаточного стажа. На начальном этапе меня не нагружали большими потоками пациентов, как более опытных враче, все делалось постепенно. Коллеги относятся к молодежи доброжелательно, всегда готовы поделиться опытом.

- А как же вечные разговоры о зарплате?

- Заработок у молодого специалиста не может быть слишком высоким, потому что он только пришел в медицину. Многие из выпускников даже не работали в больнице или поликлинике, учась в университете. Сейчас многие хотят мало работать, но много зарабатывать. Но так не бывает. Кстати, почти все мои однокурсники сейчас трудятся в государственном здравоохранении. И, насколько я могу судить, довольны своим выбором.



  Рейтинг: 4.63, Голосов: 35



Поделиться
6466
Личный кабинет