Александра Голубева: Cуды сегодня принимают сторону пациентов!

6372
Руководитель ГБУЗ «Приморское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» Александра Голубева обращает внимание, что любая, даже самая незначительная небрежность, допущенная врачами при оформлении медицинской документации, может обернуться для них крайне серьезными юридическим последствиями
 
В ГБУЗ «Приморское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» исследуется около 10 – 11 тысяч трупов ежегодно. Это примерно 30 – 40% всех умерших граждан в регионе. Сложившаяся практика порочна – сотрудники бюро должны исследовать исключительно трупы с насильственными причинами смерти, либо при подозрении на насилие, то есть не более 30% от всех умерших. Как указывает начальник учреждения и главный внештатный судмедэксперт Минздрава Российской Федерации по ДФО, к.м.н. Александра Голубева, это зачастую происходит вследствие нежелания врачей заключать договоры с патологоанатомическими службами. В результате тела скончавшихся жителей попадают к экспертам бюро, неоправданно увеличивая их и без того серьезную рабочую нагрузку.
 
Вскрывать или не вскрывать?
 
- Когда умирает пациент, руководители ЛПУ нередко вызывают полицейского, мотивируя тем, что либо это неустановленное лицо, либо тем, что причиной смерти могли стать насильственные действия, - поясняет Александра Владимировна. – И все, труп автоматически «скидывается» на нас, отвлекая сотрудников от их прямых и более важных обязанностей. У нас ведь тоже есть государственное задание, и я надеюсь, что порядок здесь будет наведен, в противном случае мы станем просто отказываться от таких «подкидышей».
 
По словам начальника бюро, существует несколько возможностей получить медицинское свидетельство о смерти, которое необходимо для регистрации смерти человека в органах ЗАГС. Кстати, на территории Приморья есть отдаленные районы, где живут староверы, и им эти медицинские свидетельства в принципе не нужны, они спокойно обходятся без подобных юридических формальностей. Но Россия является светским государством, которое устанавливает определенные правила и нормы. 
 
- В соответствии с законодательством Российской Федерации, необходимо регистрировать как рождение, так и смерть человека, и соответствующее свидетельство оформляется или врачами, или фельдшерами, причём как в поликлиническом звене, так и в стационаре, - уточняет Александра Голубева. - Выдать медицинское свидетельство можно и без вскрытия, при соблюдении ряда условий. Так, умерший должен был находиться при жизни под диспансерным наблюдением (не менее 6 мес. до наступления смерти), а у доктора, его наблюдавшего, не должно оставаться никаких сомнений в причине смерти. Грубо говоря, что он умер именно от того, от чего его лечили. В этом случае, согласно приказу Минздравсоцразвития Российской Федерации за №782-н, врач обязан констатировать наступление смерти, естественно очно, указать на отсутствие признаков насильственной смерти, а также установить факт того, что умер именно этот человек, а не какой-нибудь другой, и тогда, совершенно спокойно, заполняет амбулаторную карту и оформляет медицинское свидетельство о смерти.
 
Второй вариант – человек лечится в стационаре от разных заболеваний. Опять же, если у лечащих врачей нет никаких сомнений по поводу причины смерти, и если есть заявление от родственников, они могут выдать свидетельство о смерти без вскрытия. Но в случае, когда возникают сомнения в причинах, повлекших смерть, если она наступила в первые сутки, при установленном диагнозе или не в первые сутки, но имеются сомнения в правильной установке диагноза, тактики лечения, других моментов, а также при обращении родных и близких, главный врач направляет такой труп на патологоанатомическое вскрытие. Кроме того, оно проводится в обязательном порядке при любых инфекционных заболеваниях, младенческой смертности и проч.
 
При этом «наша» категория трупов – это, прежде всего, насильственная смерть или подозрение на таковую. Вторая группа – гнилостно измененные, скелетированные и расчлененные трупы. Также мы подключаемся, если смерть наступила либо в машине скорой помощи, либо в первые сутки при неустановленном диагнозе, либо если это неизвестное лицо, личность которого не установлена. Еще один вариант – жалоба родственников на этапе лечения. Кроме того, нас могут привлечь и в случае смерти человека дома, как говорится - в своей постели, но если при этом он не наблюдался в ЛПУ или у лечащего врача есть основания подозревать насильственную смерть.
 
В списках не значилась…
 
Александра Голубева приводит и наглядные примеры того, когда тело умершего человека попадает в бюро не по адресу:
 
- В одном ЛПУ умирает молодая активная женщина. Да, там сочетанная инфекция ВИЧ/туберкулез, но никто не желает с этим связываться. Главврач принимает следующее решение: фамилия пациентки зачеркивается и сверху пишется «неизвестная жещина». Администрация ЛПУ не хочет вступать в договорные отношения с патологоанатомом, и вызывает представителя полиции под предлогом того, что скончалось неустановленное лицо. А, следовательно, это наша работа … Или человек наблюдался в поликлинике и умер дома. Руководство, желая избежать лишней головной боли и обременяющих хлопот, также пытается направить такой труп на судебно-медицинское исследование.
 
Здесь начальник краевого бюро судмедэкспертизы обращает внимание на важность профилактической беседы с родственниками.
 
- Медицинские работники обязательно должны разъяснять, как им следует действовать после наступления смерти близкого человека, - считает Александра Владимировна. – Во-первых, нужно сразу же позвонить в поликлинику, в которой наблюдался умерший, и сообщить о смерти близкого человека. Если же первым делом позвонить в органы правопорядка, то это приведет к тому, что представители полиции не будут развираться в том – наблюдался человек при жизни в поликлинике или нет, а сотрудники ритуальных контор «перехватят» труп и увезут в том направлении, куда выгодно именно им. У них одна цель – получить с родственников деньги, причем как можно больше и как можно быстрее. Когда вызывают участкового полиции, он сразу же, не задумываясь, приглашает «ритуальщиков», и, не глядя, направляет тело на судебно-медицинское исследование. Но это не «наш» труп. А что делать – мы его вскрываем, а родственники приносят из поликлиники выписанное заочно еще одно медицинское свидетельство о смерти. А иногда возникают конфликтные ситуации с нежеланием родственников вскрывать труп их близкого человека, который при жизни длительно страдал тяжёлым заболеванием, наблюдался в поликлинике, но при направлении тела на судебно-медицинское исследование, он должен быть вскрыт в обязательном порядке. К счастью, число подобных казусов в последнее время снижается, мы стараемся проводить разъяснительную работу, но проблема все равно остается.
 
«Воскресшие» из «мертвых» и похороненная дважды
 
- Вообще, существует множество примеров, когда врач даже не успевал выйти и осмотреть труп, который уже отбыл в неизвестном направлении, - продолжает Александра Голубева. – Поэтому, если доктор видит, что больной тяжелый, и его смерть – факт ближайшего будущего, должны непременно разъяснить родственникам, что если смерть наступит в рабочее время поликлиники, то в первую очередь, необходимо информировать администрацию или персонал ЛПУ. Врач должен выйти и осмотреть труп этого больного, удостовериться, что это именно он. Я вспоминаю два случая, когда мужчины восстанавливались из мертвых, несколько лет доказывали в судах, что они живы. Один труп проходил по нашему ведомству, в сопроводительных документах были указаны ФИО, которые написал полицейский со слов родственников, соответственно, и у нас он числился с теми же данными. Во втором случае справку о смерти выдала поликлиника заочно, не видя труп. И это самое больное место в нашей системе. Человек живой, а у него могила… Смерть зарегистрирована в ЗАГСе, родственники уже имущество поделили. Пять лет восстанавливался!
 
Руководитель краевого бюро судмедэкспертизы вспоминает еще одну давнюю, но очень наглядную историю, когда одна гражданка на закате своих лет заключила договор ренты:
 
- Женщину похоронили дважды – родственники умершей, которые свидетельство о смерти взяли в поликлинике, и юрист, которая выступала плательщиком ренты и получила документ от нашего ведомства. Родственники первыми забрали тело, потом пришла эта женщина. Трупа, естественно, уже нет, и наши санитары не придумали ничего лучшего, как предложить взять любой невостребованный. Она выбрала труп мужчины с бородой, и похоронила под именем этой бабушки… Санитары, конечно, понесли заслуженное наказание, но дикая суть произошедшего от этого не меняется. Это случилось исключительно по вине поликлиники, которая заочно выдала свидетельство о смерти. 
 
Пациент всегда прав
 
По мнению Александры Голубевой, существует только один способ избежать подобных ситуаций – руководствоваться не сложившейся порочной практикой, а исключительно требованиями действующего законодательства.
 
- Все прописано в законодательных актах, придумывать ничего не нужно, - акцентирует Александра Владимировна. – Врачи должны неукоснительно следовать федеральным законам и приказам Минздрава, и всё. Кстати, тот гражданин, который пять лет «воскресал» из «мертвых», мог вчинить миллионный иск поликлинике, на Западе он был бы уже миллионером.
 
Хотя главный специалист Минздрава признает, что и в российской судебной практике суды очень легко и все чаще принимают сторону пациентов:
 
- Сегодня очень много различных свободных адвокатов, интернет-порталов бесплатной юридической помощи, набирают силу и влияние пациентские организации, поэтому люди все чаще обращаются в суды и выигрывают! Тем более, внесена инициированная Президентом Российской Федерации поправка об ужесточении ответственности за незаконное лишение имущества. Если будет доказано, что те же родственники с помощью доктора поликлиники, выдавшего заочно медицинское свидетельство о смерти, обманом завладели имуществом умершего, то не только они, но и этот врач, который был встроен в данную преступную цепочку, понесет наказание, вплоть до лишения свободы. Я уже не говорю об имущественной ответственности и лишении права заниматься медицинской деятельностью. Врачам необходимо помнить и понимать: удовлетворенные судами иски пациентов о возмещении морального и материального вреда – реалии наших дней.
 
Ошибка в документе – зачеркнутая карьера
 
По словам Александры Голубевой, именно страх наказания рублем, должен являться самым мощным стимулом для соблюдения врачами всех установленных норм и правил. Причем гражданское и уголовное судопроизводство могут идти параллельно, одно другому не мешает. И вряд ли кого-то может обрадовать перспектива лишиться и должности, и свободы, и крупной денежной суммы. А столь печальные последствия могут наступить не обязательно вследствие преступной халатности или неверно назначенного лечения. Спусковым крючком для возбуждения гражданского и даже уголовного дела против врача может быть элементарная небрежность или невнимательность при оформлении медицинской документации.
 
- Перед нашим бюро стоят две главные задачи, - объясняет суть своей работы  начальник ведомства. – Первая – помощь судебно-следственным органам в расследовании дел, касающихся жизни и здоровья человека. Вторая – повышение качества медицинской помощи, оказываемой лечебными учреждениями, посредством анализа дефектов. Первая задача иногда не выполняется по одной простой причине – ненадлежащего заполнения и оформления медицинской документации. К примеру, человек хочет возместить причиненный вред его здоровью и доказать наличие сотрясения головного мозга. Мы открываем его амбулаторную карту и видим записанные доктором жалобы пациента на тошноту, головную боль, и пр. Но все это чистой воды субъективизм. Объективно – описана норма, при этом стоит диагноз «сотрясение головного мозга».
 
Мы работаем по медицинским документам, и подтвердить, было ли у него сотрясение или нет, не можем. Таким образом, потерпевший также не в состоянии доказать причиненный ему вред, а вот грамотный адвокат докажет, что это произошло по вине врача, который недостаточно полно провел обследование, не обосновал диагноз, не заполнил правильно карту, допустил ошибку, небрежность, неточность. Как следствие – иск о возмещении морального, а может быть, и материального вреда. Суды перестают вставать на сторону врачей, и с готовностью удовлетворяют иски пациентов. Поэтому я еще раз обращаю внимание врачей на качество оформления медицинской документации – начиная с подробного, точного и внятного описания телесных повреждений и заканчивая неврологической симптоматикой.
 
Как отмечает Александра Голубева, бывают истории болезней, в которых буквально невозможно разобрать ни слова. Пишут неправильно название ЛПУ, ФИО пациента, делают ошибки в терминах. Нередко случается так, что и специалист от бога, и операция проведена блестяще, а вот её ход врач записал с исправлениями, зачеркиваниями, помарками. Все это сработает против него.
 
- Я всегда говорю своим студентам на лекциях – за врачом никого нет, кроме него самого, и если он сам себя не прикроет, этого не сделает никто, - констатирует Александра Владимировна. – В лучшем случае – администрация ЛПУ. А за спиной пациента – целая армия различных надзорных и контролирующих органов, готовых прийти ему на помощь в случае возникновения конфликтной ситуации. К сожалению, многие об этом задумываться не хотят, а потом бывает слишком поздно. Когда я слышу жалобы от врачей на нехватку времени для правильного заполнения документов, у меня только один аргумент: если пациент подаст в суд и этот маховик закрутится, вам придется потратить несоизмеримо больше времени и сил в качестве ответчика в судах, экспертизах, проверках. Не говоря уже о более тяжелых последствиях. Когда я была студенткой, нам на всех кафедрах говорили: вы пишете историю болезни для прокурора.
 
Уважаемые доктора, не забывайте об этом!



  Рейтинг: 4.98, Голосов: 47



Поделиться
6372
Личный кабинет