Блеск и нищета здравоохранения Китая

10405
Как ни велики достижения традиционной китайской медицины, в течение веков они были доступны лишь элите, а простые китайцы не имели доступа к врачебной помощи. К началу образования КНР (1949 год) средняя продолжительность жизни составляла около 35 лет, а из пяти родившихся младенцев один умирал... Ситуация изменилась с началом правления Мао Цзэдуна. И за прошедшие с тех пор 60 лет здравоохранение Китая пережило бурное, сложное и вместе с тем необычайно интересное для изучения развитие.

Феноменальная устойчивость системы Семашко

Уже в начале 1950-х годов в Китае невероятными темпами начала строиться экстенсивная, по образцу советской и с огромной помощью СССР, система общедоступной медицинской помощи. Модель здравоохранения Семашко оказалась тогда единственно правильным способом устройства здравоохранения в стране с огромным населением и территорией.

В городах стали появляться больницы разного уровня, первые мединституты и училища для подготовки медсестер и фельдшеров. В сельских районах начала внедряться трехступенчатая сеть на уровне уезда, волости и деревни. В уездах организовывались центральные уездные больницы, в волостях - волостные амбулатории, в деревнях, как и на промышленных предприятиях, - медпункты.

Но если лечение рабочих, служащих и военных осуществлялось за счет государства, то медпомощь на селе руководство КНР было вынуждено оставить платной. Но что значит платной? Фельдшер в таких медпунктах обычно был выходцем из той же деревни, выбранный властями благодаря его грамотности и прошедший курсы краткосрочной подготовки. Расплатиться с ним можно было не только мелкой монетой, но и куриной тушкой, или... вовсе ничем, когда приходили беднейшие односельчане. И если здравпункт находился в так называемых административных деревнях, в том же строении располагались санэпидемстанция и «пункт охраны здоровья матери и ребенка».

На первый взгляд, какие плоды могло принести это созданное всего за 10 лет здравоохранение, где один специалист приходился на тысячи деревенских фельдшеров и акушерок? Плоды, однако, оказались такими, каких не знала история мирового здравоохранения, и которые в 2010 году остаются недоступными не только беднейшим странам Африки, но даже Индии, столь же бурно развивающейся, как Китай.

80% сельского и более 90% городского населения Китая к середине 1960-х годов получили доступ к сети медицинских учреждений. Продолжительность жизни перевалила за 50 лет, детская смертность упала с 200 из 1000 родившихся живыми до 30. Китай стал одним из первых государств в мире, искоренивших ряд инфекционных заболеваний, в част­ности, оспу.

Кроме охраны здоровья, эта система обеспечивала экономическое развитие и общественную стабильность и оказалась настолько прочной, что выдержала два сильнейших удара, которые пришлись в основном по звену квалифицированной медпомощи. Весной 1960-го года закончилась «великая дружба» СССР и КНР, тысячи советских врачей и преподавателей медвузов покинули страну. А через шесть лет началось трагическое десятилетие «культурной революции». Тысячи интеллигентов, в том числе и в белых халатах, отправились на перевоспитание в коммуны.

Даешь капиталистическую медицину!

За тридцать лет, прошедших с начала реформ Дэн Сяопина в 1976 году и до Пятого пленума ЦК КПК, разделившего китайскую «перестройку» на два периода, развитие здравоохранения этой страны происходило сложным и весьма противоречивым образом. Новые руководители переоценили роль рыночных отношений в развитии здравоохранения, и оно во многом деградировало по сравнению с эпохой Мао. Однако в другом ушло вперед.

В 2005 году система медицин­ского страхования в стране охватывала менее 50% городского и только 10% сельского населения. Расходы на медицину упали с 2,5-3% бюджета в разные годы правления Мао до 1,7% (причем три четверти из них тратились в городах, где проживало около 30-40% населения). И все больше медицинских услуг граждане оплачивали из собственного кармана. Средние затраты китайцев на лечение повышались несравненно быстрее, чем их доходы, и за период с 1990 по 2004 год увеличились более чем в 10 раз!

Кстати, и сегодня высокая стоимость лечения и лекарств занимает первое место среди всех социальных проблем Китая. Медицинские траты съедают около 12% семейного бюджета, уступая лишь расходам на питание. Средняя стоимость лечения серьезного заболевания сейчас составляет около 1000 долл. США, тогда как среднемесячный доход рабочего - 250 долл., а крестьянина в три раза меньше.

Итак, реформаторы напрасно понадеялись, что государство сможет обеспечить развитие здравоохранения, повсеместно снизив налоги, но при этом сократив и свои расходы на эту отрасль, одновременно распахнув двери в медицину предпринимателям. Бизнес устремился в индустрию лекарств и изделий медицинского назначения, а в реальном здравоохранении он «уперся» в платежеспособный спрос населения на медицинские услуги. В 2006 году частный сектор занимал менее 5% рынка всех медицинских услуг, да и сегодня эта цифра подросла всего на несколько процентов, причем львиную долю коммерческого здравоохранения составляют учреждения и частнопрактикующие доктора традиционной китайской медицины.

В 2005 году ученая-социолог Ян Туан, сотрудник Академии общественных наук КНР, писала: «После распределения земельных участков между крестьянскими семьями их доходы увеличились, однако отсутствие системы социальной защиты и государственных ассигнований на развитие общественного благосостояния привело к тому, что крестьяне вернулись к изолированному образу жизни. Многие госучреждения, как, например, сельские школы, медпункты, дома для престарелых находятся в разрушенном состоянии. Китай не осуществлял капиталовложения в сектор здравоохранения вот уже два десятилетия, уповая на то, что люди сами будут платить за себя. Сегодня ВОЗ ставит Китай на четвертое с конца место в списке 190 стран в вопросах равного доступа к сфере здравоохранения. Только Бразилия, Бирма и Сьерра-Леоне находятся позади нас, и правительство справедливо расценило этот результат как «по­стыдный» в одном из своих официальных исследований».

Устранить неолиберальные перекосы

И все же средняя продолжительность жизни китайцев подросла к 2005 году до 70 лет не только за счет того, что благодаря взлету экономики нищета и недоедание подавляющего большинства населения сменились бедностью, а для кого-то и скромным достатком. Выросло качество медицинских услуг, в том числе и в сельских районах. С 2003 года для крестьян заработал новый механизм кооперативного медицинского обслуживания. Да и система медицинской помощи горожанам, работающим на госпредприятиях, ушла вперед по сравнению с эпохой Мао. И хотя часть бизнесменов уклонялась от обязанности обеспечить своих работников медстраховкой, ее получила значительная часть занятых и в коммерческом секторе. Началось становление национальной медицинской науки. Страна уже полностью обеспечивала себя кадрами для здравоохранения. Небольшая же прослойка наиболее обеспеченных граждан получила доступ к высокотехнологичной медицинской помощи в китайских клиниках.
Пятый пленум ЦК КПК, определивший основные ориентиры одиннадцатой пятилетки (2006-2010 годы) в плане экономики и социального развития, стал воистину переломным моментом в осуществлении китайских преобразований. Начался переход от выдвинутой Дэн Сяопином концепции обогащения к лозунгу всеобщего процветания, то есть стала реализовываться идея большего социального равенства. Одержимость темпами экономического роста уступила место доктрине устойчивого развития ради улучшения качества жизни. Была поставлена цель укрепить социальное обеспечение, чтобы воспрепятствовать перекосам в экономическом и общественном развитии.

Начатая в 2005 году, после Пятого пленума ЦК КПК, реформа здравоохранения была призвана сохранить все лучшее, что было достигнуто, и в то же время устранить «неолиберальные перекосы». И за 5 лет, прошедших со времени этого пленума, Китай столь же решительно, как в начале 1950-х годов, начал совершенствовать свое здравоохранение. Бюджетные расходы на него увеличились в два раза, превысив 3% ВВП. Число вновь открытых поселковых больниц и медпунктов измеряется тысячами, уездных больниц - сотнями. Каждый год обучение на курсах медицинской квалификации проходят более 100 000 сельских фельдшеров и медсестер.

Есть и другие, не менее впечатляющие цифры, но давайте уточним главные. Средняя продолжительность жизни в прошлом году составила 72,3 года. Из 1,3 млрд населения Китая в 2009 году было обеспечено медстраховкой 63% горожан, 85% крестьян. А на второе десятилетие XXI века Китай вынашивает планы по созданию системы медицинского страхования небывалых масштабов.

И вширь, и вглубь

В октябре 2008 г. китайское правительство вынесло на общественное обсуждение проект нового этапа медицинских реформ, который в начале прошлого года был одобрен Госсоветом. Уточним ключевые цели проекта: обеспечить медицинскими страховками 90% населения к 2011 г.; создать мощную фарминдустрию, причем не только дженериков, но и инновационных препаратов; усовершенствовать инфраструктуру первично-базовой медицинской помощи. На реализацию этих планов решили выделить 125 млрд долл. США, и пока инвестиции идут точно по графику.

А вот к 2020 году Китай планирует не только обеспечить 100% населения базовой медицинской помощью уже преимущественно на основе бюджетного финансирования, но и внедрить многоуровневую систему медицинского страхования. То есть ожидается, что значительная часть китайского народа (планируемые цифры не уточняются) к началу 2030-х гг. будет обеспечена также и страховкой, покрывающей квалифицированное лечение большинства заболеваний, словом, той, что распространена в развитых странах.

Напомним, что в Китае сейчас действуют 3 основные программы медицинского страхования. Две из них, а именно - схема сельского кооперативного страхования (RCMIS - rural cooperative medical insurance scheme), а также базовая схема медицинского страхования работающих в городах (BMI - basic medical insurance scheme) гарантируют лишь базовое амбулаторное и стационарное лечение. Но с 2007 года заработала и система страхования городских жителей (URMIS - urban resident medical insurance scheme), уже близкая к медицинским «евростандартам» и обеспечивающая лечение большинства заболеваний, не покрываемых полисом BMI. В 2007 г. держателями такого полиса были 41 млн человек, а к началу 2010 г. уже более 300 млн. Если прибавить сюда зажиточных китайцев, не имеющих страховки, но оплачивающих качественное лечение от случая к случаю, то можно с осторожностью предположить, что доступ, пусть не к высокотехнологичной, но к качественной специализированной медпомощи сегодня уже имеет треть населения страны.

Так удастся ли Китаю через 10 лет догнать развитые страны по состоянию своего здравоохранения и уровню здоровья граждан? Медицинский сектор Китая, как и вся Поднебесная держава, еще остается страной контрастов, где прекрасно оборудованные клиники соседствуют с домишком деревенского «фершала» из рассказов А.П. Чехова. Но вместе с нищетой, уходящей в прошлое, у здравоохранения Китая есть и блеск наступательного порыва, точность в восприятии лучших западных достижений и умении сплетать их с опытом традиционной народной медицины. Словом, хочется верить, что китай­ский народ сумеет осуществить свои планы. А наш?

Александр Рылов



  Рейтинг: 5, Голосов: 5



Поделиться
10405
Личный кабинет