Николай Березкин: Нужно лечить не случай, а душу!

5664

С назначением в 2014 году нового руководителя Краевого клинического центра специализированных видов помощи учреждение постепенно стало выходить из затяжного кризиса. Началась серьезная модернизация отделений, прекратился отток кадров. Пациенты, по мнению руководителя, также ощутили на себе положительные перемены.

 

Краевой клинический центр специализированных видов медицинской помощи – многие жители Приморья и соседних регионов поймут, о чем идет речь.  Если сказать проще – Центр охраны материнства и детства, именно под этим названием он известен большинству приморцев.  Но сегодня в структуру этого автономного учреждения входит сразу несколько крупных подразделений, каждое из которых занимает особый статус в системе краевого здравоохранения. С приходом в ГАУЗ «ККЦ СВМП» нового руководителя (с февраля 2014 года его возглавляет Николай Березкин – прим. ред.), изменилась и стратегия развития большого медицинского объекта. О том, что уже  сделано,  что еще только предстоит осуществить, и почему уважение к подчиненному – наиболее важная составляющая в работе руководителя, корр. портала VladMedicina.ru расспросил главного врача Центра Николая Березкина в его рабочем кабинете.   

Краевой клинический центр специализированных видов медицинской помощи, Николай Берёзкин– Николай Львович, у меня лично ваше учреждение ассоциируется именно с Центром охраны материнства и детства. Это здание многим известно.

– Вы знаете, когда началось  объединение центра с другими структурами, коллектив по старинке так и называл его - Центр охраны материнства и детства.  Сейчас мы уже разработали, но пока не внедрили новый логотип. А фактически объединение произошло только на бумаге. Сотрудники еще не до конца осознали и прочувствовали этот процесс. Мне кажется, еще только предстоит создать нечто такое, чтобы все понимали – мы вместе работаем. 


Учреждение на Уборевича, в первую очередь, конечно, для детей работает, оказывает им высокотехнологичную помощь. Диагностический центр, в основном, взрослых обслуживает. В Центре реабилитации слуха также возрастное население, но есть и дети.  Отделение на Кирова, 66 (Центр восстановительной медицины и реабилитации – прим.ред.) работает для  детей с проблемами опорно-двигательного аппарата, центральной нервной системы.

Вот эта разношерстность учреждения заставляет главного врача быть везде. Когда я год назад сюда пришел, то понял, что моя первоначальная задача – создать некий баланс отношений между сотрудниками, чтобы они не чувствовали разрозненности. Сегодня мы планерки уже проводим с помощью телекоммуникаций. Со многими своими подчиненными я общаюсь «через экран»  – оперативно решаем вопросы и никуда не нужно ехать, срываясь с рабочего места. Еще один момент – виртуальная учеба врачей. Это не ново, но мы это внедряем у себя. Позволяем специалистам без отрыва от производства проходить обучающие семинары.  Ну а живое общение никто не отменял. Личные встречи позволяют услышать не только заведующих, но и простых санитарок, медсестер.

– Каковы реальные изменения в оснащении вашего учреждения? Что удалось сделать?

– С ужасом вспоминаю, что до меня, в 2013-м году, на работу Центра было написано порядка трехсот жалоб. Сейчас их почти нет. Ведь что такое нестабильная ситуация в лечебном учреждении?! Вся эта атмосфера сказывается на больных, их родственниках. Дестабилизация только усиливает недоверие к медицине.

Сейчас говорю конкретно о своем учреждении. Мы должны создать такую форму управления, чтобы персонал не задумывался в принципе о существовании начальника. А для этого должно быть все в наличии – медикаменты, расходные материалы, аппаратура. А если же человек видит в руководителе некоего спасителя – значит, плохое руководство. Конечно, когда я пришел, было тяжело. Даже с моим стажем (Николай Березкин начал свою врачебную деятельность после окончания мединститута  в 1980-м году – прим.ред. ). Но нам удалось мотивировать коллектив. 


Приобрели массу нового оборудования, потратив на оснащение порядка 120 миллионов рублей. Это бюджетные и собственные средства.  Из этих денег только для генетиков закупили аппаратуры на 70 миллионов! Появился роботизированный комплекс «Локомат» для лечения детей с заболеваниями ЦНС. Большую часть – 21,5 млн. рублей  – дала краевая администрация, а 4,7  млн. вложили сами. Это немалые деньги, и мы понимаем, что сегодня нужно поддержать эту категорию больных детей.  Более чем  на 2,5 миллиона приобрели всевозможных тренажеров. Заменили дорогущую лучевую трубку на компьютерном томографе.


Обновление аппаратуры просто необходимо. Это одна из наших первоочередных задач. На фоне здоровой конкуренции с  такими флагманами, как краевая больница, Медцентр ДВФУ, Краевой перинатальный центр, в части оказания помощи детям не хотелось бы оказаться  в последних рядах. В результате у нас увеличился поток пациентов, записи к врачам стало больше.


– То есть вы меняете подходы к работе?


– Оборудование для криобанка стоит почти 60 миллионов рублей! Его закупили еще до моего прихода, но оно стояло и пылилось. Почему оно должно было заработать только с моим приходом в ККЦ СВМП? А это большое перспективное направление. Хранение стволовых клеток – одно. А если развивать лечение?! Я не говорю о высоких материях типа выращивания сердца или печени. Взять, к примеру, обычную спортивную травму. У нас очень много спортсменов  в крае, которым надо быстро помочь. Те же ожоги…  Используя стволовые клетки, можно решать эти проблемы. Помните пожар в клубе «Хромая лошадь»? Многих пострадавших лечили именно с помощью стволовых клеток, и результаты были хорошие.


Я уже не говорю об онкологии. Применение очень широкое. И это было бы в разы дешевле, чем отправлять  людей за границу. Но мы прекрасно понимаем, даже если куплено высокотехнологичное оборудование, не значит, что все к тебе сразу побегут лечиться. Только совместные усилия могут что-то изменить. Благо сейчас Андрей Валерьевич (Кузьмин – прим. ред.) утвержден на должность руководителя департамента. Он консолидирует здравоохранение, распределяет функции каждого ЛПУ. С какой бы мы аппаратурой ни работали, какие средства ни вкладывали, если не будем к пациентам относиться с любовью, не казенно, ничего не поменяется. Мы так людям сегодня голову заморочили! На каждое действие требуем справку, каждая справка рождает очередь, а очередь пробуждает гнев людей.  В ККЦ СВМП сейчас буквально уповаем на информатизацию. Вот возможность беспроводного доступа в интернет уже на Кирова, 66 появилась. Работаем над тем, чтобы человеку результаты анализов смс-сообщением на телефон приходили. За границей все это развито, а мы к этому стремимся. Скоро Wi-Fi появится и в диагностическом центре. IP-телефонию развиваем, новую АТС купили. С любой территории Приморского края к нам уже можно дозвониться бесплатно.


– Что значит комплексный подход к лечению в вашем понимании?


– Мы сейчас хотим взять оборудование в долг. На три года берем аппаратуру стоимостью около 100 миллионов. И это не лизинг. Первый год вообще за него не платим, а на два оставшихся равномерно распределяем погашение платежей так, как нам это выгодно. Договоренность уже есть, оформляем документы и ждем конкурса – какая фирма выиграет. Но условия понятные – берем не просто КТ, а полную цепочку составляем. К томографу – аппарат УЗИ, кардиоборудование, доплеры, холтеры… То есть целый комплекс, который позволяет не просто вырвать нам пациента временно из программы обследования, а дать ему на выходе четкий диагноз.


Вот, к примеру, мы объединяем усилия с первой краевой больницей. Займемся диагностикой, лечением, диспансеризацией, но уже после оперативного вмешательства. Если человеку поставили стенты, то дальше мы его на своем уровне сопровождаем. При таком подходе его уже не упустим из виду. А пациент, в свою очередь, понимает все, что с ним делают, узнает о перспективах и качестве своей жизни.


Поэтому повторю свою мысль: не нужно стремиться к закупке аппарата, нужно создавать программу обслуживания человека.  Тогда все станет на свои места и, наверное, завоюем доверие, и людям не нужно будет ездить за границу лечиться. А подготовка наших специалистов не отличается, как я вижу, от зарубежной. Есть лишь одна небольшая разница – мы страдаем от того, что лечим не душу, а конкретный случай. На первое место должно выходить душевное отношение к человеку, сервис. Этим заграница и берет – там пациента везде отведут за руку. Я уж не говорю об условиях пребывания.  А у нас с этим, сами знаете, как дело обстоит. И это не проблема государства. В первую очередь, состояние здравоохранения зависит от нас самих.


– Николай Львович, какие направления в работе ККЦ СВМП вы бы назвали наиболее приоритетными?


– В первую очередь, это, конечно, такие высокотехнологичные направления, как нейро- и кардиохирургия. Хотя тут же мне видится и главная сложность.  В крае не так много кардиологов. Это я говорю о тех специалистах, которые призваны работать с детьми, еще не родившимися либо совсем маленькими - до 10 дней после родов. В нашем центре есть врачи, еще кое-где есть, но на все Приморье их, конечно же,  недостаточно. Второе – это вопросы, связанные с экстракорпоральным оплодотворением. Мы в этом году увеличили количество квот на ЭКО-операции. По большей части это платная услуга, но я убежден, что у государства даже в нынешней экономической ситуации есть средства на это.


Дальше я бы выделил еще целый пласт работы – лечение больных с заболеваниями центральной нервной системы. Мы сейчас оформляем лицензию и хотим лечить часть таких детей по квотам на месте, чтобы они не мотались из Приморья в Санкт-Петербург или Красноярск. Они, возвращаясь, рассказывают  – уезжают  только потому, что там делают это бесплатно. Оплата идет за счет государства и страховых компаний. И нам бы хотелось, чтобы наши приморские пациенты получали такое лечение дома. Сложности есть и с кардиологической помощью взрослым. Из-за нехватки оборудования сейчас у нас очень длинная очередь на диагностику заболеваний сердца. Поэтому мы вкладываемся именно в обновление оборудования. Если все получится – снимем нагрузку на этом направлении.


– Изменения, как я понимаю, не только в работе с пациентами, но и в самом коллективе?


– Да, наконец, принят коллективный договор. Это главный акт, который, по сути, регулирует работу нашего учреждения. Мы долго думали, советовались, решали и в итоге приняли этот документ. В прошлом году примерно 10 миллионов рублей выделили на лечение наших сотрудников. Я говорю о дорогостоящих операциях. Оплачиваем не все подряд, естественно, а то, что не входит в программу госгарантий.


Делаем выплаты к юбилеям, по случаю рождения ребенка в семье, оказавшимся  в трудной жизненной ситуации, когда, например, кто-то умер. Социальная защищенность на уровне, я считаю. Многие даже удивляются, что у нас это делается. Не хочу сказать, что только это помогает решать кадровую проблему, но, по сравнению с 2013-м годом, увольнений стало гораздо меньше. Не хватает, конечно, сестер, врачей, но что-то делаем.


В прошлом году затратили 3,5 миллиона на учебу – более ста человек  удалось в прошлом году выучить. К счастью, у нас сегодня нет проблемы нехватки лекарств. Иногда поступают очень тяжелые дети, но всегда есть медикаменты. Каждый вторник мне главная  сестра и начмед докладывают о сроках годности препаратов и наличии немедицинских изделий. Это очень важно.


– А как у вас дела с зарплатой?


– Хочу сказать, что по дорожной карте у нас сейчас немножко выше. Врач получает более 50 тысяч рублей, медседстра - за 38, прочий персонал – в районе 18-ти тысяч рублей. Но есть и врачи, которые зарабатывают по 300 тысяч в месяц. Ведь что такое средняя зарплата? Понятно, это не оклад, а вся работа, которую выполняет медработник, совмещая. В условиях дефицита кадров, мы, к сожалению, не можем позволить изменить систему так, чтобы на одну ставку такую сумму выделять.


– Николай Львович, вам совсем недавно подписали контракт на три года. Сложно планировать деятельность учреждения на такой срок? 


– Мне кажется, сложнее перспективу на один год увидеть, тяжелее прогнозировать. Ближайшие задачи понятны, но есть ведь еще и отдаленные. А при долгосрочном планировании понимаешь – это сделаю сегодня, то – завтра, потом создам такую ситуацию и так далее. А вообще на работе на первое место я ставлю взаимоотношения руководящего состава с коллективом. От этого зависит  многое. Мы всегда поздравляем с днем рождения коллег. Заведующих поздравляю лично.  Не могу дать им званий заслуженного врача, но могу отметить и поздравить. Знаете, как приятно принародно человеку сказать добрые слова? Это очень стимулирует. Всегда повторяю своим  сотрудникам: я здесь временно, а вы – постоянно. Вы здесь главные. А моя задача в том, чтобы создать условия, когда людям будет интересно приходить на работу.  Кто-то из мудрецов сказал: «Счастье, когда ты хочешь идти на работу, а после работы стремишься домой».




  Рейтинг: 3.56, Голосов: 16



Поделиться
5664
Личный кабинет