Тема: Конец больничной интернатуре?

Вот как дела обстоят в Карелии  sad

Ситуация, в которой оказались нынешние выпускники медицинского факультета ПетрГУ, в очередной раз доказывает: в нашей стране слова всегда расходятся с делом. Со всех сторон нам твердят: в России не хватает врачей, работать некому, некоторых специалистов вообще по пальцам можно пересчитать. И тут вдруг целый выпуск будущих врачей в буквальном смысле «зависает» в воздухе. Ребята бы и рады начать работу, но им просто не дают этого сделать.

Никому не нужны
Несколько недель назад «Карельская Губернiя» уже рассказывала о беспределе, устроенном российским Минздравом. Напомним: чиновникам вздумалось начать реформировать систему медицинского образования прямо в июне. Они полностью отменили такое понятие, как больничная интернатура. Никому и в голову не пришло, что многие выпускники медфаков уже успели заключить договоры с больницами и будущих интернов там с нетерпением ждали. Теперь выпускники медфака ПетрГУ фактически никому не нужны: в больницы их не берут, вернуться обратно в университет они тоже не могут. Все места в так называемой «клинической» интернатуре при университете были распределены еще зимой. Ребят успокаивают, мол, не вы одни пострадали, выпускники медфаков по всей России сейчас не знают, куда им податься. Но это – слабое утешение.
– Интернатура у нас должна была начаться первого августа, – рассказывает выпускница медфака ПетрГУ Ирина Королева. – И мы были полностью уверены, что так оно и будет. А теперь представьте, какой шок мы испытали, когда неожиданно получили отказ во всех больницах! Все в один голос твердили о каком-то письме из Минздрава России. В нем вроде бы и говорилось о том, что должность врача-интерна исключается из больничной тарифной сетки. Все из-за того, что у больниц нет лицензии на осуществление учебной деятельности. Зато лицензия есть у университета. Поэтому мы все дружно переходим под его «крыло». То есть работать-то мы все равно будем в больницах, но сертификат об окончании интернатуры нам будет потом выдавать университет.
Ребята недоумевают: в чем же плюсы новой реформы? Вроде бы она должна «повысить качество» медицинского образования. Но на деле будущие врачи от нововведений только пострадали. У нашего университета просто нет лицензий на проведение интернатуры для многих специальностей. Поэтому непонятно, где теперь должны учиться будущие эндокринологи, травматологи, инфекционисты и многие другие специалисты.

Меняйте специальность
– Я уже давно готовилась к тому, чтобы стать неонатологом (специалистом, наблюдающим грудничков. – Прим. авт.), – говорит выпускница медфака Юля Хоменко. – Во время учебы работала в больнице, ходила на дежурства. А теперь вдруг оказалось, что мне больше негде учиться. Мне говорят: поменяй специализацию. Но я ведь ничего другого не знаю, я несколько лет целенаправленно готовилась для того, чтобы быть именно неонатологом. Получается, у меня теперь только один выход: ехать в Питер или в Москву и там учиться в платной интернатуре. Я узнавала, это стоит около шестидесяти тысяч в год. Понятия не имею, где сразу взять такую сумму. А ведь документы нужно подавать как можно быстрее…
Тем, кто все-таки может проходить интернатуру при университете, тоже не легче. Карельский Минздрав направил в Москву письмо с просьбой увеличить количество бюджетных мест в университетской клинической интернатуре. Прошло уже почти два месяца, но никакого ответа «сверху» так и не пришло. Специалисты отдела подготовки научных кадров ПетрГУ признаются: скорее всего, такое молчание означает отказ. И даже если чиновники из российского Минздрава вдруг пощадят наших выпускников, все равно такое большое количество бюджетных мест они выделить не смогут. И тем, кому мест не хватит, придется либо просить финансовой поддержки у городских властей, либо платить за интернатуру из своего кармана. Трудно представить, что та же Больница скорой медицинской помощи, у которой и на свои-то нужды денег не всегда хватает, сможет оплачивать интернатуру даже двум-трем своим будущим врачам. Значит, остается только второй вариант.
– Если честно, мы уже ни во что не верим, – признаются нынешние выпускники медфака. – Ситуация безвыходная. Нам только одно сложно понять: почему «под раздачу» попали именно мы? Неужели нельзя было начать реформу со следующего года и заранее предупредить об изменениях нынешних студентов медфака? Они бы хоть подготовиться успели. А для нас все случившееся как гром среди ясного неба.
Ребята невесело шутят: их дипломы сейчас можно в мусорное ведро выбросить. Пока они не пройдут интернатуру, ни в одну больницу их работать все равно не возьмут. Раньше они хотя бы могли подрабатывать санитарами или медсестрами.
– Но как только мы закончили университет, сразу же написали заявление об уходе по собственному желанию, – объясняют несостоявшиеся интерны. – Так всегда делается: увольняешься, к примеру, с должности медсестры и сразу же пишешь заявление с просьбой принять тебя на должность врача-интерна. Сейчас все наши места уже позанимали нынешние студенты медфака. А в интернатуру нас не приняли…

У черты бедности
Искать работу, не связанную с медициной, ребята не хотят. Не для того же они шесть лет учились на врачей, чтобы потом, к примеру, стоять за прилавком магазина. И квалификация теряется, и опыт уходит.
Настораживает в новой реформе и еще один факт: зарплата «клинических» интернов – чуть больше трех тысяч рублей. А интерн, работающий в больнице, получает почти десять тысяч. Не ахти какие деньги, но на них хотя бы жить можно. Наше же государство зачем-то сознательно подгоняет выпускников медфаков к черте бедности. Три тысячи – это ведь даже меньше, чем прожиточный минимум! У многих же выпускников уже семьи и дети. Как можно целый год кормить семью на зарплату «клинического» интерна – загадка.
– Тут невольно начнешь сомневаться, что новая реформа задумана для улучшения качества нашего образования, – говорит выпускник медфака ПетрГУ Андрей Соколов. – Мы будем вынуждены работать на трех-четырех работах, о каком тут качестве может идти речь. Да и университетским преподавателям не позавидуешь. Сейчас они только за студентов отвечают, а тут на них «повесят» еще и полсотни интернов, за которыми нужно будет постоянно следить. Даже не представляю, как они справятся с такой нагрузкой.
Кстати, многие выпускники медфака признаются: больше всего в сложившейся ситуации их удивило поведение нашего университета. Ребята рассчитывали на помощь и поддержку, а в ответ вдруг услышали: мы свое дело сделали – выпустили вас, так чего же вы теперь от нас хотите? Правда, в самом университете нас заверили: за судьбой интернов здесь пристально следят. Людмила Сорокина, начальник отдела подготовки научных кадров ПетрГУ, в очередной раз объясняет: для них нововведения тоже стали сюрпризом. Похоже, что сотрудников медфака никто даже и не собирался предупреждать.
– Письмо, в котором шла речь об отмене больничной интернатуры, нам прислали по факсу наши коллеги из другого города, – говорит Людмила Сорокина. – Скорее всего, до нас бы оно так и не дошло, ведь мы – медицинский факультет, а не медицинский вуз. Подобные вопросы решают не с нами, а напрямую с карельским Минздравом. Так что лучше туда и обращайтесь. Могу сказать только, что мы готовы взять на себя ответственность за интернов. Если количество бюджетных мест у нас на факультете все-таки будет расширено, мы будем искать возможность ввести дополнительные ставки для преподавателей.

Надеемся и ждем
В карельском Минздраве только руками разводят: ситуация с интернатурой меняется чуть ли не каждый день, поэтому о чем-то конкретном говорить сложно. Проблемами интернов сейчас занимается первый замминистра здравоохранения Александр Балашов. Он пока отказывается от разговора с журналистами. Однако в пресс-службе карельского Минздрава нашу газету заверили: специалисты министерства делают все, что в их силах, но все решения принимает Москва. Губернатор Карелии Андрей Нелидов уже написал туда письмо с просьбой увеличить число бюджетных мест при нашем университете. Министр здравоохранения РК Эльмира Зильбер на прошлой неделе лично побывала в Москве и в основном занималась как раз решением проблемы с интернатурой.
– Пока можем сказать только одно: тех ребят, кто не может проходить интернатуру по своей специальности при медфаке ПетрГУ, мы будем отправлять в Питер и в Москву, – пояснили нам в пресс-службе карельского Минздрава. – К примеру, уже есть договоренность с московским Пироговским медико-хирургическим центром. Наших выпускников будут учить бесплатно, но они обязаны после окончания интернатуры вернуться в Карелию. Пока никаких официальных документов мы еще не подписали, все на уровне устной договоренности. Сейчас мы разговариваем с ребятами, ведь не все так вот сразу могут переехать в столицу. Про остальных интернов еще ничего не известно.
Обидно, что московские чиновники даже не подумали о том, как «аукнутся» их ново-введения. Захотели – сделали. И никому даже дела нет до того, что Россия в этом году может недосчитаться десятков тысяч будущих врачей. Карельским же выпускникам медфака остается только скрестить пальцы и надеяться, что их все-таки услышат.

Источник: www.rep.ru

Хм..... интересно, как дела обстоят в ЛПУ региона 25? neutral

2

Re: Конец больничной интернатуре?

Как обстоят дела? Отменили ее официально во всей стране. Вот и все.

3

Re: Конец больничной интернатуре?

Туда ей (интернатуре) и дорога. Лично мне она мало что дала. За первые 2 месяца работы в црб, знаний, а главное, умений приобретаешь гораздо больше, имхо

4

Re: Конец больничной интернатуре?

А ответьте кто-нибудь пожалуйста, где можно найти документ об отмене интернатуры? не могу нигде найти... у нас в Омске это распространяется пока в виде слухов....