Страницы: 1
RSS
Гинекологические байки (юмор по специальности)
 
Предлагаю коллегам поделиться интересными, а порой веселыми и смешными случаями из своей практики, а можно и из чужой.

Не удержусь и поставлю рассказик своего коллеги Дениса Цепова

Клиническая тайна.

Так получилось , мужская и женская часть дежурной акушеской бригады у нас той ночью разделилась
по цветовому признаку. Дело в том, что в женскую раздевалку из прачечной завезли зеленые хирургические костюмы а в мужскую соответственно темно- синие. Так мы и работали – зеленые девочки и синие мальчики.

Оговорюсь немного о составе ночных дежурных акушерских бригад в национальной службе здоровья: в ночной команде обычно три доктора : Реджистрар – ваш покорный слуга , у него на подхвате старший SHO (готовящийся стать реджистраром ) и просто SHO (готовящийся стать старшим SHO). В тот вечер работали со мной мальчик Джеймс и девочка Пенни. Оба стройные, высокие ,умные , красивые и в счастливом браке (но не между собой, а отдельно, так сказать, каждый в своем).

Работы той ночью было много , и обычно в насыщенную событиями ночь хирургический костюм меняешь раза два - три за ночь, ибо успеваешь либо сесть нечаянно в лужу околоплодных вод на кровати, либо поймаешь на грудь сгусток крови , слизи или еще какой нибудь летучий кал , коим изобилует любое родильное отделение.

Так вот работали мы в поте лица все втроем часов этак до 3 ночи и потом когда разгребли основной завал рожениц, как то все неожиданно успокоилось.

Первое правило дежурного акушера – как только нет работы – сразу спать! Хотя бы 20 минут сна- и то дело, потому что что какая жопа случится в остаток ночи ведает только всевышний.

Иду спать в свою каморру (комнату отдыха врачей с прекрасным кожаным диваном и телеком) на отделении и настоятельно рекомендую Пенни и Джеймсу сделать тоже самое. Их комнатки находятся на другом конце отделения. Так мы и разошлись: я и Джеймс в синеньких костюмах, а Пенни соответственно – в зелененьком.

Как всегда бывает по закону подлости – только засыпаешь как БЛИИИИП !
Пейджер орет – вызывают. А в этот раз он вообще заорал благим матом , сообщая всей дежурной бригаде что в родилке произошел какой то ужасный дизастер и надо все бросать и бежать чего то то там оперировать или еще чего ... вообщем Краш блип это называется.

Вскакиваю , одеваю бейдж, свой синий хирургический костюм – бегу!

В комнате 9 дистоция плечиков ! Ужос! Ситуация для плода крайне опасная и требует присутствия всей неотложной бригады, включая анестезиолога, итд. Но в этот раз - все обошлось и опытная акушерка принимавшая роды , посредством простых приемов благополучно родила женщине ребеночка , плечики которого немного застряли на выходе.

Пейджер флегматично зашипел об отмене тревоги, я поблагодарил господа бога и акушерку за то что все разрешилось , на этот раз , без жертв и травм.

Запыхавшимся и заспанным Пенни и Джеймсу , прибежавшим на краш блип я сообщил, что тревога отменяется, и что сам я иду опять спать и им рекомендую... Они не стали долго возражать и отправились обратно откуда пришли.

Я проводил их взглядом , уходящих каждый в свою комнату, молодых докторов... Пенни в зеленой робе и синих штанах и Джеймса , в синей робе и зеленых штанах.

Дежурства в родильном отделении высокого риска сопряжены со стрессом и требуют, время от времени, психологической разгрузки...
 
Улыбнуло :)  :) , продложу тему

история к сожалению не нова и трагична ...
Всякий раз на рождество  молодежь настолько взволнована ,

что то и дело засовывает себе в неподобающие места разные товары народного потребления, от мобильных телефонов до флаконов от дезодоранта и рыбок из аквариума ...

вот и вчера , на удивление всего персонала к нам  пришла девчушка с юношей и с шоколадиной "Toblerone" во влагалище.
Шоколадина была засунута во время легкого рождественского петтинга на диване , однако удаление ее, после того как страсти улеглись,  вызвало ряд трудностей связанных непосредственно с формой шололадины "Тоблероне". Доктор  после трех неудачных и крайне болезненных  попыток извлечения шоколадки позвонил мне , я пришел и предложил девоньке 2 варианта : либо быстрое удаление под наркозом либо сидение в горячей ванной до тех пор пока шоколадина вытечет сама. Победил разум.
 
Интересно, а что у нее за форма такая? :)
 
Очередная веселая байка от "Легендарного матроса Кошки"

Десперадо из химчистки

Я работаю акушером –гинекологом в Университетском Госпитале North Middlesex В четверг у меня всегда студенты. Утром они идут со мной на клинический обход, спрашивают умные вопросы и понимающе кивают, когда я начинаю распространяться о патогенезе каких нибудь преждевременных родов или сахарного диабета при беременности. Во второй половине дня у нас академическая сессия. Весь департамент Гинекологии и Акушерства собирается в лекционном зале послушать какой нибудь интересный доклад, обсудить новости и попить хорошего кофе, предоставленного представителем Фарм. Компании.

Все без исключения доктора нашего департамента в четверг приходят нарядные. Когда еще , если не четверг, можно похвастаться коллегам своим новым галстуком от «Hermes» или запонками от «New&Lingwood» ?

Уж точно не когда ты дежуришь в родильном отделении высокого риска , где то и дело по воздуху летают сгустки крови, какашки, фрагменты плаценты и околоплодные воды.

А в четверг – можно. К тому же кокеничать с 18 летними студентками гораздо приятнее когда на тебе не синяя хирургическая пижама, вся в пятнах от предыдуших родов в комнате номер четыре, а костюмчик от «Simon Carter».

Гораздо эстетичнее , кто понимает о чем я ...

Ну так вот, иду я со студентами весь такой красивый , через родильное отделение.

И надо же так было совпасть, что ответственный дежурный по родилке в операционной делал экстренное кесарево сечение тетеньке из комнаты номер девять , а у тетеньки в комнате номер шесть , в это время, после родов 4 килограммовым плодом произошла атония матки и в связи с этим, массивное акушерское кровотечение.

Массивное акушерское кровотечение , скажу я вам , это дело серьезное... за 20 минут тетенька может запросто потерять всю кровь. Хлещет как из ведра. Тут минуты решают все...

Ну конечно «краш блип», сирена , тревога.... По матюгальнику срочно требуют реджистрара , анестезиолога и гематологическую бригаду в шестую комнату.

Операционные сестры бегут срочно развертывать вторую операционную, а посредине всей этой тревоги – я , в сером костюмчике от «Simon Carter».

И плевать что я просто «мимо проходил» раз тревога – значит кому-то нужна помощь, а раз я здесь – значит надо бежать и спасать.

И тут понимаю я , что метнуться в раздевалку и быстренько напялить хирургическую пижаму у меня времени нет. Надо нестись останавливать кровопотерю.

Вбегаю в комнату. Лужа крови. Тетенька- бледна (как и все тетеньки , потерявшие более 2 литров крови)

Пульс 140 , давление 70/30. Шесть юнитов крови четвертой группы Резус плюс уже заказали , а пока в обе вены уже льют гелофузин и Хартман под давлением.

Принесли Первую Отрицательную – льем! Кровотечение не останавливается. Сажусь на кровать между ногами родильницы и что есть силы сжимаю матку руками. Нужно срочно в операционную !

Именно в таком положении (я на кровати с пациенткой с рукой по локоть во влагалище , в сером костюмчике от «Simon Carter», сжимающий что есть силы, не желающую сокращаться матку ) едем в операционную, где меня сменяет Джесс – мой доктор-стажер, пока я таки переодеваюсь в операционное белье для чревосечения.

Обошлись без экстирпации матки. Наложили компрессионный шов (и еще для пущщей гарантии перевязали маточные артерии ). Закидали матку простагландинами, окситоцином и прочими вкусностями...жизнь спасена.

Пациентку- в реанимацию. Я – писать историю...

Захожу в раздевалку ... мой серенький костюмчик от «Simon Carter» выглядит прямо скажем, неважно. И штаны и пиджак - все в кровище. Засовываю костюм в пакет , переодеваюсь в чистое синее белье и в таком виде иду дописываю историю болезни и вспоминаю, что меня ждут в лекционном зале студенты.

Дочитываю лекцию, по понятным причинам , в пижаме. В ней же еду домой.
Дома вытаскиваю из пакета серенький костюмчик от Simon Carter и понимаю что отстирать его самому нереально. Либо выкидывать – либо химчистка.

В нашем районе Тоттенхам - море химчисток. Но сдаю я свои рубашки только старому мексиканцу Хуану. Он меня узнает , приветствует каждый раз по испански «Буэнос Диас компадре Денисио! » и делает мне скидку на партию рубашек больше пяти штук.

Семидесятилетний Хуан , судя по всему , прожил бурную жизнь. Орлиный нос , хищный взгляд и шрам на горле говорили мне о том что до того как стал гладить рубашки , старый Эль-Койот кое чего в жизни повидал.

Он встретил меня с неизменной потухшей сигарой в зубах. Я молча вывалил ему на прилавок окровавленный серо – буро - малиновый костюмчик от «Simon Carter».

-Caramba! Пробормотал Хуан и пристально посмотрел на меня.
- Буэнос диас, дон Хуан !
- Хэй , компадре ! – сказал он , обнажив желтые зубы и пахнув мне в лицо запахом сигарного дыма. «Если бы старому Хуану нужно было бы отрезать яй....а заклятому врагу, я бы не надевал такой шикарный костюм! Но синьор может мне доверять – я ничего не скажу легавым. Если вы решили пустить кому-то кровь, значит на то были причины !» - Его смех перешел в кашель.

Я не стал возражать и объясняться. Я не хотел, чтобы Хуан подумал , что я ему не доверяю. Я лишь только прищурился , многозначительно покачал головой и ...зачем то протянул ему банкноту в 20 фунтов. Видимо, за молчание.
 
Давненько не бывал на Владмедицине, и вот решил заглянуть в виртуальную ординаторскую. Хоть я  и не гинеколог, но признаю, что наиболее забавные случаи происходят именно в этой области медицинских знаний

Итак, Кукушка (быль)

Чего боится  человек? Ну, понятное дело, смерти.  Даже разухабистые реаниматологи, привыкшие к ежедневным рейдам на  ту сторону бытия, почтительно смиряют свой цинизм при виде  ее неумолимости, пропитывающей холодным  воском тело очередной добычи. Это страх глобальный, трудно контролируемый и существующий ежесекундно, потому привычный и мало замечаемый. Естественно при условии, что вы не спецназовец, дайвер, парашютист или любитель пеших одиночных прогулок по темным подворотням рабочих кварталов. Страх этот  дарован нам природой в момент рождения, как комплект шнуров к новому сотовому телефону. До поры до времени, они хранятся в коробке, вместе с диском неясного назначения, где-нибудь на антресолях. Потом, когда эйфория свежего приобретения проходит, и возможности новинки изучены - вспоминают и о них.
Но если бы мы боялись только смерти. Гораздо хуже оказаться смешным. Вот где ужас!

Умение смеяться над собой – признак ума и чувства юмора, по крайней мере, так в школе учили. И это правильно, но  когда ты один! Например, в ванной прыщик  выдавливаешь или плешь остатками буйной молодости камуфлируешь.  Вот тогда улыбнуться на свой счет можно и даже нужно. Хотя бы в целях профилактики депрессии. Но если в компании становишься предметом насмешек…?  Это какая же сволочь придумала, что смех увеличивает жизнь? Ладно, смеешься ты,  тогда  возможно так и есть, а над тобой? Да такой смех жизнь скорее сокращает. Если ты слабей, то тебе. Если посильнее, то тому весельчаку, кто не врубается, что ты сегодня не форме, плохо спал, и мозги не работают.
Хочешь прослыть человеком умным и с чувством юмора? Это не сложно! В  кругу друзей и знакомых нужно сказать с легкой грустной  улыбкой:
- Мне очень нравится Жванецкий! Обожаю его иронию! Но, к сожалению, нынче на экране одни петросянцы и петросянки, - легкий томный вздох, слегка закатываем глаза и чуть пожимаем плечами. – Кстати, мне надо спешить. Скоро начнется «Дежурный по стране», не хочу пропустить.
Затем не торопясь, полные внутреннего достоинства, покидаем общество и бегом домой к дивану и телевизору, где «Кривое зеркало» и ваши любимые «новые русские бабки». Уважение и статус умного, тонкого ценителя - вам обеспечены.

Неприятно, когда над тобой смеются. Всем неприятно. Но особенного от этого страдают амбициозные граждане, уверенные в исключительности своего ума. Будучи непризнанными гениями, они обожают Губермана, полагая, что «гарики» не про них, а про кого-то другого. Таких полно среди чиновников, кухонных философов,  эмигрировавших «русских интеллигентов» и прыщавых подростков. Страх показаться смешным, толкает их на странные поступки.
Вольный ветер демократии, принес в страну вместе со свободой и раннее половое созревание.  Оно, может быть и до этого присутствовало, но в глаза не бросалось, задавленное проклятым пуританским воспитанием «совка». Не дай бог, если юноша позволял себе больше «комсомольского» поцелуя в присутствии трех понятых из школьного комитета. За распущенность, на том комитете так бы поимели, что на долгие годы самым сексуальным в жизни Ромео стала бы торжественная смычка рельсов на БАМе.

Но, слава Богу, комсомол приказал долго жить. Комсорги в одночасье стали либералами и принялись растаскивать страну по кусочкам. Очумевшие от свободы и безденежья взрослые кинулись добывать пропитание, разумно посчитав, что лучше чадо будет невоспитанным, чем голодным. А сами «цветы жизни» в условиях вольницы зацвели буйным цветом, дурманя друг друга не по годам налитыми частями тела.

Юность – это революционная пора, когда низы уже зудят, а верхи еще не могут. Если раньше, буйство половых гормонов при недостатке мозгов, контролировалось родителями и обществом, то в новую историческую эпоху либеральных ценностей, сей гнет исчез. Тут-то и началось. По телевизору рассказывают, в видеосалонах показывают, а «СПИД-инфо» объясняет. Куда там Бунину с его «Тенистыми аллеями».

Начало истории банально, как стакан кефира. Ему шестнадцать. Ей тоже. Он высок, худ и бледен. Она с лицом младенца и ярко выраженными вторичными половыми признаками. Субботнее утро. Мама с папой со вчерашнего вечера ведут активную жизнь в коленно-локтевой позе, окучивая  грядки на своих шести сотках. Любимая дока, сославшись на какие-то неотложные дела, осталась дома. В квартире лишь Джульетта, ее пылкий Ромео, да шустрая тень голозадого Амура. Два юных создания, нежно любящих друг друга, не могут упустить такой шанс. За окнами большой город, лето и начало девяностых, поэтому сцена с поцелуем на балконе  пропущена, как пережиток темного прошлого. Какая романтика? Все проще и интересней.

В условиях нового мышления, каждый школьник знает, что настоящая любовь  требует подтверждения своего существования! По мнению компетентных источников, секс - высшее проявление любви и ее доказательство! Но благодаря тем же источникам,  школьницы знают, что от секса заводятся дети и что бы избежать ненужных казусов – требуется предохраняться. Только есть одна проблема – как-то «очково» в аптеке презервативы спрашивать, а вдруг предки узнают? И даже если не узнают, тетенька аптекарь смеяться будет. Но ведь так не хочется, быть смешной и глупой. Вот и Ромео отказывается за резинкой идти. Говорит, что когда настоящая любовь, тогда презерватив не нужен. Врет, конечно. Тоже боится, что засмеют.

Но ведь любовь! В шестнадцать лет – это самое святое. На что только не пойдешь ради любви.
Девчушка оказалась на редкость находчивой. Дабы мерзкие сперматозоиды не прошли, она запихала в себя вату, решив что, запечатав, таким образом, вход, она не даст хвостатым тварям шанса. Для шестнадцатилетних, не обремененных знаниями мозгов – вывод логичный и вполне очевидный. Главное не надо никуда идти – позорится. Но она не учла одного момента. Уровень тестостерона в крови паренька был столь высок, а сам он был так необуздан, что имей бастующие шахтеры, хоть часть его напора, они бы своими касками раздолбили бы в хлам не только «Кузнецкий мост», но всю историческую  часть Москвы.

Юношеский секс бурный, но быстрый. Когда страсти стихли, пришло время извлекать фортификационные сооружения. Увы, возвести их, было значительно проще. То ли Ромео был не по годам развит, то ли  напор молодого тела был излишне  грандиозен, но достать вату никак не удавалось. Однако  юноша был не менее сообразительным, чем его избранница. Это был русский паренек, в чьих жилах текла кровь Кулибина, Циолковского и деда Щукаря!
На стене, как чеховское ружье, висели часы с кукушкой. Теперь пришло их время сделать выстрел. Разобрав ходики, Ромео вытащил из них птичку. Выпрямив гармошку, на которой каждый час выскакивает пластмассовая пташка, он обнаружил на конце крючок. Решив, что это самый подходящий инструмент, юный гинеколог поспешил им  воспользоваться. Сложно объяснить причину столь смелого поступка, видимо в роду у него был еще и профессор Крассовский, а может и Горвиц с Лазаревичем. И все же, навыков в столь деликатном деле ему не хватило, а решительность их заменить не смогла. Вату он не достал, а вот стенку зацепил хорошо.

Скорая приехала быстро.
Лица двух молодых людей в белых халатах стали напряжены и немного вытянулись, когда откинув простыню, Джульетта показала птичку, весело порхающую меж юных белых бедер. У фельдшера задергалось веко, он постарался отвернуться и прикрыл расползающиеся губы рукой. Доктор старался оставаться невозмутимым, но судя потому, что дышал он редко и шумно – удавалось это с трудом. Выслушав рассказ о случившемся, он померил девчушке давление и, прокашлявшись, сдавленным голосом сказал:
- Надо ехать в больницу.
Ромео, открывший Скорой дверь, куда-то исчез. Видимо, решил удрать на всякий случай. Водителя приглашать не стали – вряд ли бы он смог оставаться спокойным, а ехать предстояло через весь город. Двое медиков сами потащили носилки, на которых прикрытые легким покрывалом колыхались вторичные полове признаки юной Джульетты.

Оперативная гинекология, в лице суровой медсестры встретила рабу любви без всяких сантиментов. Строгая женщина прочитала направление и, бегло глянув на пострадавшую поверх приспущенных на нос очков, велела ей забираться на кресло. Неторопливо заполняя карту пациента, сестра методично стала обзванивать всех дежурных врачей, приглашая их спустить вниз для консультации. Последним явился анестезиолог.

Пришло человек восемь. Расположившись вокруг Джульетты, врачи, молча, слушали рассказ Скорой о происшествии. Периодически по лицам пробегала судорога сдерживаемой улыбки, но медики хранили молчание. Это было трудно - все же гинекологи, а не психиатры. Наконец, когда картина стала ясна, анестезиолог с каменным выражением лица наклонился к кукушке, задорно выглядывающей меж распятых на кресле ног, и доверительно произнес:
- Кукушка, кукушка,  сколько ей жить осталось?
То, чего опасалось юное создание, свершилось! Тишина приемного покоя взорвалась безудержным хохотом. Смеялись все и врачи, и сестра и Скорая. Даже Джульетта улыбалась, не понимая, что так всех развеселило. Едва справляясь с приступами смеха, медики стали расходится.
- Что в карточке написать? – утирая выступившие слезы, спросил доктор со Скорой.
- А ты так и пиши, кукушка из п…ы! – авторитетно ответил анестезиолог.
Страницы: 1

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отвечать в форум

Забыли пароль?
Войти как пользователь:
Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Личный кабинет