Станция обсервации на острове Русский

На пути возможного занесения инфекционных болезней морским путем была учреждена станция в бухте Парис в 1901 году; она располагалась на полуострове Житкова, на участке Министерства внутренних дел и находилась в его ведении. Но содержанием и оборудованием станции занималась Китайско-Восточная железная дорога, для нужд которой ежегодно прибывали, в основном морским путем, тысячи рабочих из Китая и Кореи. Правление КВЖД ежегодно выделяло на содержание станции около 15 тысяч рублей. К 1902 году станция в своем комплексе имела: паровую машину, стерилизационное отделение, лечебные бараки и бараки для выздоравливающих, складские помещения, жилье для персонала.
 
Всякое судно, приходящее во Владивосток, делало остановку у брандвахты, где его посещал и осматривал врач станции. При обнаружении больных или признаков инфекционных болезней, судно отводили в бухту Парис, в карантин на обсервацию. При этом больных подвергали изоляции; после снятия здоровых пассажиров и экипажа, судно тщательно обеззараживали. В качестве средств дезинфекции обычно использовались сулема и известь.
 
Из медицинских отчетов и публикаций в периодической печати известны факты самоотверженной работы персонала станции обсервации. Особенно трудным был 1910 год, когда в город прибыло на заработки огромное количество рабочих из Китая и Кореи и среди них оказались больные холерой. В октябре 1910 года Владивосток был объявлен неблагополучным по холере. Местные газеты ежедневно публиковали сводки о случаях заболеваний, о количестве умерших и выздоровевших.
 
В этот период, с большой нагрузкой и часто в экстремальных условиях работал персонал станции обсервации. Показательным примером может служить эпизод с приходом во Владивосток парохода «Тунгус». Судно прибыло 8 октября 1910 года, на его борту находилось около тысячи человек китайских и корейских рабочих. При осмотре парохода были обнаружены холерные больные. С 22 часов до 6 часов утра следующего дня разгружали пароход - снимали людей. За ночь 300 человек были вымыты, продезинфицированы и размещены во временных бараках; остальные, снятые с судна, ждали дезинфекции на 3 баржах. Всего потребовалось около 4000 мест для наблюдаемых и 50 мест для больных. Станция же была рассчитана на прием 200 человек, а больничных мест было всего 18. Несмотря на серьезные затруднения, все прибывшие прошли необходимое обследование и обработку. Через несколько дней было официально сообщено, что около 500 китайцев прошли срок санитарного наблюдения и отправлены на родину.
 
Условия содержания китайцев и корейцев на санитарно-наблюдательной станции были вполне приемлемыми, каждый получал по 3 фунта риса в сутки (1 кг 200 гр.), чай и овощи (лук, картофель, капусту, сою). Для всех снятых с парохода «Тунгус», с момента выхода их на берег, были организованы 3 кухни, где готовилась пища и чай; каждая национальность имела от 4 до 8 поваров. В соответствии с желанием корейцев и китайцев, они были размещены отдельно.
Обработка парохода «Тунгус» была не единственным эпизодом в истории станции обсервации. Она действовала до 1926 года, проработав 25 лет.
 
В районе станции обсервации, на полуострове Житкова существовало место захоронения умерших больных. Постановлением Городской Думы 17 июля 1900 года было отведено место в бухте Парис под чумное кладбище. По неофициальным данным (газетным публикациям) здесь хоронили умерших на станции обсервации инфекционных больных. Только осенью 1910 года здесь было похоронено более 500 китайцев, умерших от холеры.

Документальные сведения об инфекционном кладбище на острове Русский, а районе бухты Парис, к настоящему времени не обнаружены.
 
Краевед  Н.Г. Мизь,  специально для "Владмедицина.Ру"


  Рейтинг: 4.22, Голосов: 9



Количество просмотров: 10546
Личный кабинет