Российской медицине для раскрытия своего потенциала нужно грамотное управление

Отечественная медицина всегда крайне настороженно относилась к инновациям из-за рубежа. После того, как во Владивосток пришла известная европейская компания Фальк, в ее сторону устремлены взгляды со всего региона. Сможет ли работа новой клиники укоренить среди медицинской общественности мнение о том, что европейские менеджеры способны в полной мере раскрыть потенциал российской медицины? И не пострадает ли от этого сама система отношений врача и пациента, которая складывалась столетиями? Об этом и многом другом корр. портала VladMedicina.ru поговорил с координатором работы клиники во Владивостоке – доктором Брэндо Тамайо.

- Господин Тамайо, что привело вас из Великобритании во Владивосток?

- Фальк искал человека, который бы знал, как выстроить медицинские процессы по западным стандартам и мог работать в межкультурном пространстве. А я как раз получил степень по бизнес-администрированию. Наша главная цель – это построение работы на основе симбиоза – лучшего, что есть в западных и российских традициях. Поверьте, все благополучные результаты лечения зависят не только от одного доктора, но и от всего учреждения. Когда я говорю «культура», я имею в виду некие корпоративные ценности, организацию работы, принципы ведения бизнеса. Люди должны заниматься тем, что они умеют лучше всего. В Европе благосостояние пациента складывается на всех этапах, которые он проходит, начиная от работы регистратора и всех сотрудников, которых он встречает на своем пути. Мы хотим, чтобы нашими конкурентами стали клиники Сингапура и искренне верим в то, что можем предоставлять услуги на том же уровне.

- Было ли вам сложно перейти с практической медицины на управление ей?

- На протяжении всей карьеры я занимал управляющие должности. Последние 10-15 лет работал в современных военных госпиталях. Для меня не большая проблема перейти полностью в систему управления. В прошлом я – анестезиолог. Будучи им, ты можешь сделать анестезию пациенту и передать его доктору, помогая только одному человеку. А перейдя в менеджмент, ты можешь помочь большему количеству людей, устроив правильно сам процесс.

Российской медицине можно привить европейские ценности менеджмента

- Вы, как человек с военным прошлым (г-н Тамайо принимал как врач участие во второй иракской компании - прим. VladMedicina.ru), наверняка, провели небольшую рекогносцировку местности. Что вы знали о российской медицине до своего приезда, и изменилось ли ваше мнение о ней сейчас?

- К российской медицине очень уважительно относятся на Западе, потому что очень большая история у медицины в целом. В Советском Союзе была самая хорошая система здравоохранения в мире. И естественно отсюда ваши общеизвестные доктора и идеи, которые ушли на Запад и прижились там.

Я был немного в курсе дел, поскольку ранее уже бывал в России. Плюс в Британии мне довелось сотрудничать с коллегами из вашей страны. Единственное, что я понял о российской медицине, что она не так однородна, как ее некоторые хотят представить, и по-своему уникальна. Очень многое зависит от места дислокации учреждения. И иногда доступ к хорошим передовым клиникам ограничивается у пациентов не только финансами, но и их географическим расположением.

На Западе немного недооценивают тот уровень технологий, которые сейчас есть в России, а он действительно высок. Единственное, в чем западные специалисты могут помочь российским, - в правильном комбинировании совместной работы технологий и людей. В России очень квалифицированные доктора. Они всегда осведомлены о международных новинках в медицине. Просто им в работе иногда не хватает современных технологий. Для того чтобы избежать сложных ситуаций или ошибок, связанных с незнанием каких-то технологий, мы вводим в обиход так называемые чек-листы, своеобразные списки действий персонала. В первую очередь, это связано с безопасностью пациента. Плюс, надо понять, что мы можем делать на своем уровне, а чего еще нет.

- Господин Тамайо, нет ли у вас опасений, что своеобразная медицинская глобализация может убить особенное отношение к доктору, которое сложилось в русской традиции?

- Ни для кого не секрет, что Россия – такая же современная страна, как и другие. Хочу сказать, что привлечение передовых специалистов, инноваций на Западе сейчас редко финансируется за счет государства. Были случаи, когда государства тратили на медицину миллиарды, но эти проекты не пользовались успехом, так как правительства стран не знали, как это нужно делать правильно. Поэтому за последние двадцать лет внедрение всех технических новинок шло благодаря частным спонсорам или от частно-государственных партнерств.

Во всем мире государства почти не практикуют предоставление финансовой помощи медучреждениям и людям. Они хотят, чтобы граждане сами отвечали за свое здоровье. Поэтому я считаю, что частная медицина применима и в России, так как, в первую очередь, это предоставление выбора пациенту. Цель нашего учреждения - не снизить затраты пациентов на другие медучреждения, а уменьшить затраты людей на поездки, например, в Сингапур. Для того чтобы выжить на конкурентном рынке, все должны улучшать уровень оказания медпомощи. Для нас самое главное то, что хочет пациент, а не доктор.

- Будете ли вы опираться на государственную медицину?

- Конечно, мы бы очень хотели сотрудничать с госучреждениями. Мы хотим оставаться частью общества, иначе тяжело будет выжить, и верим, что являемся частью системы здравоохранения Приморья.

- Такая система работает только в данном филиале?

- Некоторые из филиалов компании полностью находятся на частном обеспечении, некоторые – частично на государственном. Например, большинство услуг медицинской авиации в европейских странах предоставляется Фальком, так как государство стремилось установить более строгий контроль за денежными средствами. Обеспечение работы одного вертолета стоит около 160 тысяч евро в год. Государство платит частной фирме, а она уже рационально использует технику.

Британское здравоохранение кренится в сторону частных клиник

- Расскажите, а как устроена британская система здравоохранения?

- В Британии все находится под контролем государства. 48% ВВП уходит на поддержание отрасли. Наша система здравоохранения во многом похожа на прежнюю российскую систему. Кстати, в Британии самая высокая ставка налога достигала 50%. Это естественно снижает прирост ВВП, что делает нас более гибкими к изменениям мировой экономики. При этом вся система позволяет отрасли быть относительно независимой от государства. Но сохраняется разница и по регионам – ты не везде можешь получить ту помощь, которую хотел бы, поскольку здравоохранение очень дорогое. В некоторых частях Британии ты даже не сможешь получить определенную услугу. Например, замену коленного сустава тебе в Лондоне сделают быстрее, чем в Кардиффе. Препараты от рака не во всех уголках Великобритании можно достать. Если ты выбираешь здоровье, то надо будет ограничить себя во многих других сферах жизни.

Тем не менее, в Британии активно применяется частно-государственное партнерство при построении новых медучреждений. На моем предыдущем месте работы фирма инвестировала 500 миллионов евро для строительства новой клиники, а государство потом взяло ее в аренду на 80 лет. Так устроено большинство отношений государства и бизнеса.

Частные компании понимают, что завтра они не получат деньги обратно, так как вложения в медицинскую сферу предполагают возврат средств в долгосрочной перспективе, от 30 лет. Представим любое медучреждение в Великобритании. Если его построит частная компания, то она и будет нанимать сотрудников, вести финансовые дела и, соответственно, получать всю прибыль. Я считаю, что такая система способна прижиться и в России, принося прибыль для частного и государственного сектора.

Если вернуться к Фальку, то мы массово не импортируем сюда рабочую силу из-за рубежа. У нас только три иностранных специалиста в руководстве. Мы предоставляем местным жителям рабочие места, а при строительстве привлекали местных работников. Мы платим налоги здесь, а не уводим деньги за рубеж.

- Существует ли в Британии кадровый дефицит, который наблюдается в России?

- У нас не хватает докторов, но больше всего чувствуется потребность в медсестрах. Мы берем значительное количество зарубежных работников, например, с Филиппин. Никаких проблем с ними не возникает, так как они учатся в университетах, работающих по американской системе. Для людей из других стран проблема может быть не столько в обучении, сколько в культурном различии и принципах европейского законодательства.

Иногда трудно быть частью Евросоюза, так как ты не можешь отказать в работе мигрантам из Восточной Европы, поскольку граждане стран Евросоюза равноправны. Им не могут отказать в разрешении работать в Великобритании. Но это равенство не означает культурное равенство. Но, тем не менее, британские специалисты готовы обучать приезжих работников, чтобы получать требуемый уровень услуг.

- В вашей стране сохраняется высокий статус медицинского работника?

- Профессия медика достаточно уважаемая, но недавно она потеряла статус «божественной». Это справедливо, так как благодаря всем современным технологиям ты можешь как помочь, так и навредить пациенту. Если мы представим, что доктор – это пилот самолета, естественно самолет без него не сможет полететь. А теперь давайте представим аэробус с двумя уровнями. Это самый сложный самолет, на котором мне приходилось летать. Для его работы требуются 30 компьютеров. Такой самолет не может вести один человек. То же самое с современной медициной – один хирург не может знать все, для этого нужна команда.

- С какими сложностями, связанными с менталитетом, вы встречаетесь здесь при работе?

- Нечего скрывать – мы абсолютно разные. На Западе система здравоохранения формальна - больше документов, отчетов. В России все проходит в более неформальном виде. Из того, что я сюда привнес, нет ничего необычного. Мы рассказываем, как это делается в Британии, понимаем, как это делается здесь, и приходим к золотой середине - с использованием всех наших технических новинок. В некоторых моментах все довольно просто, например, со скорой помощью. Я понимаю, что она состоит из доктора и фельдшера. Нет у нас медсестры. Только доктор и фельдшер. На Западе для этого больше используются технические специалисты, которые не всегда понимают медицинской концепции. То, что мы используем здесь больше медицинских специалистов, приносит знания на всех уровнях, что очень хорошо.


Ранее по теме:

Медицинские услуги должны быть профессиональными, ясными и дружественными

За несколько лет под брендом Фальк в России откроется двадцать клиник

Метки: медицина

Просмотров: 3475
4.7/5 (оценок: 37)
 

В Заречном появился психиатр
15 августа 2018

В Заречном появился психиатр

Сельское здравоохранение Приморья испытывает острую нехватку кадров. Медики, решившие стать земскими докторами и фельдшерами, получат миллион и 500 тысяч рублей подъёмных.

Скорая помощь на новом авто
15 августа 2018
эксклюзив

Скорая помощь на новом авто

Парк службы скорой медицинской помощи КГБУЗ «Яковлевская ЦРБ»Приморского края  пополнился современным автомобилем, который был направлен на новосысоевскую подстанцию. 

В больницу – по воздуху
15 августа 2018

В больницу – по воздуху

Санитарная авиация Приморья с начала года выполнила 109 вылетов на помощь жителям края, нуждающимся в транспортировки в медицинские учреждения второго и третьего уровня.

Онкодиспансер Сахалина перезагружен
15 августа 2018

Онкодиспансер Сахалина перезагружен

За первые шесть месяцев текущего года план оказания медицинской помощи в учреждении выполнен на 105%. За полгода в онкологическом стационаре прошли лечение 3 620 человек.

Следуя выбранному пути
15 августа 2018
эксклюзив

Следуя выбранному пути

Сегодня теплые слова с юбилеем принимает врач акушер-гинеколог с многолетним стажем работы Светлана Холявко, подарившая радость новой жизни не одному поколению приморцев.

Экотестер.рф

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш комментарий:
Цифры на картинке: Включите показ изображений в браузере (обновить картинку)
 
Версия для печати
ВХОД
Логин:
Пароль:


Разработка сайта — ЦРТ
Кодекс этики врачей Рунета